Глава 608. Не хочу быть Главой Секты

Хань Дунлай и остальные настолько ослепли от жадности, что недооценили разницу в силе.

А ведь Дин Хао ещё поглотил Нефрит в Камне Пурпурного Владыки. После этого он стал ровней Властителю Боевых Искусств 5-го Этапа. Но даже без этого Дин Хао уже на Поле Битвы Сотни Святых был достаточно силён, чтобы легко разделаться с воинами Секты Пурпурного Духа. Не просто так он побеждал там Властителей Боевых Искусств.

Властители Секты Пурпурного Духа заслужили смерть.

После того, что случилось с Сектой Пытливого Меча Дин Хао сделался сильно жёстче.

Вероятно, на него так повлияла смерть Ли Цзяньи и остальных.

Отныне он больше он собирался прощать своих врагов.

Возможно если бы он нынешний снова пережив встречу с Тремя Властителя Мирного Меча у Города Великого Духа, те бы там расстались там с жизнью.

Постепенно его менталитет начал адаптироваться к этому жестокому миру.

Медленно разминая тело, Дин Хао почувствовал тёплый ручеёк в районе спины.

Нефрит в Камне Пурпурного Владыки содержал ужасающую силу. Невозможно было всю её впитать за пару дней.

Прежде чем столкнуться лицом к лицу с Хань Дунлаем Дин Хао надеялся использовать силу Главы Секты Пурпурного Духа чтобы переработать всю поглощённую энергию, но вскоре обнаружил, что тот был слишком для этого слаб.

«Боюсь, не один Хань Дунлай узнал о том, что случилось на Поле Битвы Сотни Святых. Когда ученики начнут возвращаться в свои Секты и докладывать о произошедшем, наверняка найдутся те, кто захочет на этом нажиться…».

Осознал проблему Дин Хао.

Кризис только подбирался к Секте Пытливого Меча.

Если сюда прибудет множество экспертов из могущественных сект, одному ему с ними разделаться не выйдет.

«Нужно что-нибудь придумать!» — Понял Дин Хао.

Постепенно в его голове зародился план.

……

В полдень к Дин Хао обратились Гуань Фэйду и Ван Цзюэфэн чтобы доложить о текущем прогрессе восстановления секты. Затем они начали спрашивать его рекомендации о всяческих мелочах.

«А мне действительно нужно со всем этим разбираться? Нет кого-то другого?» — У Дин Хао от этого заболела голова.

«А кого если не тебя?» — Ван Цзюэфэн уже залечил все свои увечья, у него выросли нога и глаз. Услышав вопрос Дин Хао, он рассмеялся и ответил: «Все уже считают тебя Главой Секты, остаётся только провести церемонию».

Только один Ван Цзюэфэн всё ещё обращался к Дин Хао так фамильярно, поскольку оба они были учениками Ци Цяншаня, но Ван Цзюэфэн был старше.

В ответ ему Дин Хао только покачал головой и честно сказал: «Мне кажется ты рано загадываешь, я не хочу становится Главой Секты».

Ван Цзюэфэн и Гуань Фэйду удивились.

«Парень, ты серьёзно планируешь свалить это на других?» — Заволновался Ван Цзюэфэн.

Гуань Фэйду, Лэн Исюань и остальные попытались его переубедить: «Вот именно, Мастер-дядя Дин, ситуация в Секте только стабилизовалась, только на вас держится воля учеников. Я уверен, что Глава Ли Цзяньи и Мастер-дядя Цяншань хотели бы, чтобы вы унаследовали должность Главы».

Дин Хао слегка покачала головой и ответил: «Я не могу становиться Главой, скоро вы поймете почему».

Почувствовав твёрдость в голосе Дин Хао, Ван Цзюэфэн спешно спросил: «Если ты не хочешь становиться Главой, то кому им быть?».

Дин Хао с улыбкой ответил: «Старший Ван, ты всегда верно служил секте, у тебя не дюжий талант учителя и мечника; Жэнь Сяояо очень удачлив, он закалился на Поле Битвы Сотни Святых и сейчас вполне входит в число сильнейших мастеров Снежной Провинции, а ещё есть сын прежнего Главы Секты, Ли Лань, который тоже очень талантлив и обладает огромным потенциалом. Пережив Поле Битвы Сотни Святых он наверняка в будущем и сам сможет стать святым…».

Перечислив все эти имена, Дин Хао улыбнулся и сказал: «Все вы и силой, и статусом, и по другим критериями вполне подходите на роль Главы Секты».

Дин Хао говорил правду.

Раньше все ученики, которым удавалось пережить Поле Битвы Сотни Святых в итоге становились кандидатами на следующего Главу Секты.

Только в этот раз престиж Дин Хао возрос настолько высоко, что он переплюнул даже самого основателя Секты.

Все ученики считали, что именно он должен стать следующим главой. Другого человека они могут попросту не принять.

Ван Цзюэфэн и остальные было хотели попытаться ещё раз его переубедить, но Дин Хао только улыбнулся и сменил тему: «Что-нибудь слышно о Линь Сине, Ли Цаньяне и остальных?».

Гуань Фэйду вздохнул: «Мы ищем о них информацию, но пока ничего».

Дин Хао разочаровался ответом.

Всё ещё было не ясно, живы ли вообще Линь Синь и остальные, пережили ли они Поле Битвы Сотни Святых. Оставалось только надеется, что их переместило куда-то далеко от Снежной Провинции, и они просто ещё не успели вернуться.

Дин Хао сказал: «Кстати, как продвигаются похороны Главы Ли Цзяньи? И Мастера Цяншаня… С этим уже почти должны были закончить?».

Лэн Исюань кивнул и сказал: «Ответственность за погребение лежит на мне, Мастер-дядя. Мы уже почти собрали останки всех учеников, что погибли защищаю секту. Лишь некоторые всё ещё… Мы похороним их в древней общей могиле для героев Секты».

Дин Хао вздохнул, кивнул и сказал: «Жизнь – это безжалостная шавка, время не щадит никого. Слёзы гордых сынов и дочерей секты, кровь, пролитая юными гениями, погибшие мечники и воины никогда не должны быть забыты. Секта Пытливого Меча не должна забывать стальные души и кровь тех, кто её защищал. Когда составите список погибших героев и сделаете монумент в их честь, я лично вырежу на нём их имена!».

Глаза Лэн Исюаня покраснели. Он кивнул.

Атмосфера вдруг накалилась.

«Через четыре дня мы вместе проводим героем Секты в загробный мир» — Медленно проговорил Дин Хао.

«Тогда же все Главы малых сект, что участвовали в нападении должны прийти молить о прощении и наказании!».

Все согласились.

«После похорон и упокоения героев мы начнём нашу месть» — Чётко проговорил Дин Хао. «Школа Чистого Мира, Секта Звездопада и Секта Грома… Навсегда исчезнут с лица земли! Все демоны, что во время битвы посмели подойти на пятьдесят километров к Горе Пытливого Меча будут изничтожены».

Когда разговор зашёл о мести у собравшихся забурлила кровь.

С тех пор как Дин Хао перебил воинов Секты Разделяющего Небеса Меча прошло уже шесть дней.

Всё это время ученики Пытливого Меча готовились к отмщению. Секту уже почти восстановили, раненые встали на ноги, оставалось только похоронить погибших героев и адское пламя мести наконец разгорится.

Каждый ещё живой ученик Секты Пытливого Меча поклялся погибшим героям, что этот день однажды настанет.

Обсудив ещё кое-какие дела люди разошлись.

Под конец Ван Цзюэфэн ещё раз попробовал уговорить Дин Хао стать Главой Секты, но снова улыбнулся и уважительно отказал.

Ван Цзюэфэну ничего не оставалось кроме как вздохнуть и уйти.

Он понимал, что, если Дин Хао что-то решил переубедить его будет очень сложно.

«Кстати, у меня есть для тебя одна хорошая штука. Найти безлюдное место и попробуй её использовать, это весело» — Дин Хао передал Ван Цзюэфэну кольцо хранения и что-то прошептал ему на ухо.

От удивления тот разинул рот.

……

Разобравшись с этими мелочами, Дин Хао нашёл время навестить Цзи Инци.

За последние несколько дней проведённые в Секте Пытливого Меча девушка узнала и увидела много нового. Для неё всё это был свежий опыт.

Она часто общалась с Инь Цзуймо из Долины Небесного Звука.

Девушки неплохо сдружились.

В свою очередь Инь Цзуймо подробно разузнала о том, через что прошёл Дин Хао и остальные на Поле Битвы Сотни Святых.

Каждое новое известия с почти мифического поля боя стабильно шокировало Инь Цзуймо. Глава Долины Небесного Звука твёрдо решила, что для процветания её фракции нужно сотрудничать с Сектой Пытливого Меча.

Пообедав с обеими дамами, Дин Хао направился дальше.

Он навести Зал Божественной Травы где работала Симэнь Цяньсюэ.

Прежний мастер Зала Божественной Травы погиб в битве, а вместе с ним и все старейшины так что сейчас Симэнь Цяньсюэ была вторым после Дин Хао мастером алхимии во Всей Секте. Стоило ей оправиться от комы как она сразу же поспешила приступить к работе. Сейчас на ней держался весь Зал Божественной Травы. В будущем она станет его новым лидером.

«Учительница Симэнь, вы ещё не до конца оправились. Почаще отдыхайте!» — Дин Хао невольно беспокоился за эту деликатную, но сильную женщину.

Симэнь Цяньсюэ, не прерывая работы, в ответ только покачала головой.

Дин Хао проверил её пульс, удостоверился что она уже почти вылечилась и ушёл.

Он прекрасно понимал, что Симэнь Цяньсюэ любила секту больше кого-либо, включая его самого.

……

Покинув Зал Божественной Травы Дин Хао тихо навестил ещё несколько мест. На вершине высокого дерева он нашёл Се Юэ, которых наелся Мистических Камней и теперь отдыхал на солнце. Покачав головой, Дин Хао схватил его, превратился в сгусток света и устремился к огромному кристаллу в Земной Бездне.