Глава 751. Отказ

Седой худощавый старик привлёк внимание Дин Хао.

Его волосы были неухоженными и свисали как водоросли. Он выглядел очень хрупким, казалось малейший ветерок заставил бы его качаться. Вокруг него витала аура смерти. И не смотря на всё это его лицо выглядело враждебным, даже пугающим. Его узкие глаза одновременно казались затуманенными, но и страшными.

Со слов Даоса Син Цзи этого старика звали Дугу Вуцзи. Он был из могущественной Фракции Центральных Земель, «Города Пурпурного Небосвода». Прославленный Глава Города был его младшим братом.

Почему-то интуиция и Искусство Победы подсказывали Дин Хао, что этот старик хотел его убить.

Тот естественно прятал эти намерение, и когда Сан Цзи его представил, старик выдавил дружелюбную улыбку.

Син Цзи болтал просто без умолку. Закончив представлять Святых, он принялся знакомить Дин Хао с остальными воинами.

Юноша не понимал, что задумал этот Даос, а потому просто спокойно кивал.

«Ну, а этого донора зовут…» Терпеливо назвав имена всех остальных, Син Цзи дошёл до худощавого воина из Южной Пустоши.

Тут Дин Хао прервал Даоса и сказал: «Можете не утруждаться, Сеньор, не хочу слышать имя этого бесстыдного идиота. Предпочитаю держать уши в чистоте».

Син Цзи слегка удивился словам Дин Хао, но в итоге и вправду не назвал имени южанина.

Все прочие были потрясены словами юноши. Некоторые воины сразу же начали с усмешкой поглядывать на худощавого воина из Восточной Пустоши.

«Да как ты…» Тот рассвирепел. Он надеялся, что Син Цзи поможет ему наладить отношения с Дин Хао, но в итоге всё прошло просто ужасно. Воин весь покраснел и в ярости прокричал: «Ты что о себе возомнил, мальчишка? Ты понятия не имеешь, как велики небо и земля, где добро, а где зло. Старших нужно уважать. Ха, дьяволица соблазнила тебя, а ты сам этого не замечаешь. Рано или поздно ты поймёшь, какую совершил ошибку, но будет уже поздно».

Дин Хао усмехнулся и с нескрываемым презрением ответил: «С чего это мне считать тебя старшим?»

«Ах ты…» Южанин ещё сильнее разозлился.

Он был великим воином на пике стадии Императора. Обычно к нему везде относились с глубоким почтением. Каждый его шаг сотрясал сердца тысяч. Но сейчас его унижает какой-то мальчишка. Южанин указал на Дин Хао пальцем и весь задрожал от ярости.

Дин Хао не обратил внимания на его ярость. Юноша только усмехнулся, показывая свои молочно-белые зубы, и сказал: «Я тебя прирежу если продолжишь болтать».

В голосе юноши слышалась жажда крови.

Дин Хао не испытывал ни капли симпатии к таким людям. Ему не хотелось даже тратить на этого идиота время.

«Агх…» Худощавый южанин наконец не выдержал, потемнел закашлял кровью и свалился на землю.

Он привык сам угрожать другим. Слушать угрозы в своё адрес в окружении такой толпы было унизительно.

Дин Хао словно дал ему пощёчину. И южанин действительно не посмел ему ответить, так как понимал, что юноша мог убить его одним ударом.

До него тоже дошли известия о подвигах «Сумасшедшей Сабли, Безумного Меча».

Говорили, что Дин Хао был настоящим психом. Он ничего не боялся, и ни перед кем не считался. Кода «Фея Юэ Хуа» из Дома Утончённых Желаний устроила против него заговоров, «Сумасшедшая Сабля, Безумный Меч» разрушил её планы стремительной и яростной агрессией. В итоге юноша похоронил чуть ли не весь Дом Утончённых Желаний.

Воин из южного региона впервые в жизни почувствовал себя настолько оскорблённым.

В итоге он холодно хмыкнул и скрылся в одном из туннелей.

В ближайшее время у него вряд ли найдутся силы, чтобы показываться на людях.

«А смазливый парнишка не промах, сказал пару слов и прогнал старую шавку, ха-ха! Забавно!» Гигант по имени Шварц рассмеялся, а затем предостерёг: «Но будь осторожен парнишка, это была шавка Небесного Поместья, она так просто не отстанет. Наверняка попытается придумать какую-нибудь гадость».

Дин Хао улыбнулся и кивнул.

Он уже не в первый раз слышал о так называемом «Небесном Поместье». Похоже в Южном Региона это была очень влиятельная фракция. У Юй Мецзюэ с ними были откровенно враждебные отношения. Интересно почему?

Развитая Искусством Победы интуиция подсказывала Дин Хао, что девушка не было никакой безумной дьяволицей, и в то же время Небесной Поместье считалось Священной Землёй для воинов Южной Провинции. Они не могли быть злой сектой…

Здесь явно была какая-то тайна.

«Сумасшедшая Сабля, Безумный Меч, вы известный воин. Вы наверняка знаете о злодеяниях дьяволицы в Южном Регине, так зачем вы её защищаете? Неужели по-вашему „Подавляющая Бога Печать“, артефакт который может повлиять на судьбу всего человечества, можно доверить кому-то такому?» «Дворянин с Холодным Лицом» обратился одновременно к Дин Хао и ко всем прочим собравшимся.

«Брат Юэ прав». Кивнув сказал Святой средних лет по имени Ло Гуаньтянь.

«Кому доверить Божественный Артефакт — вопрос важный. Нельзя решать его в спешке». Седой Даос по имени Син Цзи с улыбкой посмотрел на Дин Хао и сказал: «Что насчёт тебя, Младший Дин? Твой талант велик, ты раскрыл злодеяния Дома Утончённый Желаний. Мне кажется, ты достоин стать мастером Подавляющей Бога Печати».

Все удивились словам Даоса.

Даже остальные четыре Святых нахмурились. С чего это Син Цзи вдруг встал на сторону Дин Хао?

Среди всех Святых именно он больше всего желал заполучить Божественный Артефакт. В битве против демонов за Пески Времени он показал себя самым настоящим безумцем и чуть не потерял жизнь. Почему теперь он сделался таким щедрым?

Неужто он…

В глазах Дугу Вуцзи, старика с неухоженными волосами, промелькнул странный блеск. Святой кивнул и с улыбкой сказал: «Я согласен, пусть Печать возьмёт себе Младший Дин».

«Я тоже поддерживаю». Кивнул старейшина Безграничной Секты, Вэй Вубин.

«Лучше так, чем если артефакт заберёт себе дьяволица». Вопреки всем ожиданиям согласился Ло Гуаньтянь из Секты Падшего Бога.

Юэ Тяньсин, «Дворянин с Холодным Лицом», сказал через сжатые зубы: «Пусть, лучше у нас выбора нет».

В кратчайшие сроки все Святые согласились с предположением Син Цзи, хотя на первый взгляд оно казалось безумным. Как так вышло что все они вдруг начали подлизываться к Дин Хао?

Прочие воины посмотрели на Святых с удивлением.

Дин Хао тоже на пару секунд удивился, но сразу же понял, что именно они задумали.

«Божественное Оружие обладает особой силой. Оно само выбирает себе властителя. Если мне предназначено судьбой заполучить Подавляющую Бога Печать, естественно я не откажусь». Медленно заговорил Дин Хао.

У Святых радостно загорелись глаза.

Меж тем прекрасная Юй Мецзюэ наоборот взглянула на Дин Хао с разочарованием. На её лицо вернулась прежняя усмешка.

Но Дин Хао ещё не закончил.

«К сожалению, всё сложилось немного не так. Мне не повезло, и я пришёл только после того, как Печать уже выбрала себе мастера. Оспаривать решение судьбы мне не хочется, этим я рискую навлечь на себя небесную кару. Спасибо за предложение, но я пожалуй откажусь».

Слова юноша прозвучали как гром среди ясного неба.

Воины сперва не поверили собственным ушам и начала протирать их.

Это парень серьёзно только что отказался от Божественного Артефакта?

Немыслимо. На его стороне были все пять Святых. Стоило ему кивнуть, и с помощью Син Цзи и остальных он наверняка заполучил бы Печать в свои руки. Как бы отчаянно Юй Мецзюэ не сражалась, одолеть сразу пятерых Святых, плюс самого Дин Хао, ей было не под силу…

Но Сумасшедшая Сабля, Безумный Меч отказался?

Серьёзно отказался?

Неужто и вправду бывают настолько благородные люди?

Син Цзин и прочие хитрые Святые опешили. Такого ответа они точно не ожидали.

Меж тем Юэ Мецзюэ и сама неслабо удивилась.

Впервые на её прекрасном лице растаял лёд.

Никто и представить не мог, как шокировали её слова юноши. Корка, наросшая на её душе после тысяч предательств, наконец начала трескаться.

Наступила странная тишина.

«Хвала Небесам». Наконец воскликнул Син Цзи.

«Донор Дин, вы поистине мудрый и волевой человек. Такие нынче редки. Раз вы не хотите взять себе Печать, я предлагаю устроить голосование среди нас, Святых. В любом случае нельзя позволить, чтобы Божественный Артефакт достался дьяволице Юй Мецзюэ».

«Поддерживаю». Сказал Ло Гуаньтянь из Храма Падшего Бога.

Остальные тоже закивали.

Дин Хао нахмурился.

Эти старики были очень коварны. Сперва они попытались испортить его отношения С Юй Мецзюэ, предложив ему Печать, а когда ничего не получилось выдвинули идею о ‘честном голосовании’. У них было немало трюков в рукаве.

Любой другой на месте Дин Хао засмущался и не решился бы протестовать, особенно после первого щедрого предложения.

Но сам юноша был упорным.

Все эти Святые были кучкой лицемеров, которые только строили из себя благородных старейшин. Интуиция подсказывала юноше, что ничего хорошего от них ждать не стоит. Если Божественный Артефакт действительно упадёт одному из них в руки, точно быть беде.