Глава 760. Кара

«Ктo нe ценит себя, того не ценят небеса. Я не собираюсь умирать!»

Лицо Юэ Тяньсина яростно скривилось. Без лишних слов он ударил ладонью воинов, которые его расспрашивали. Из разорвало на части.

Сам Святой тут-же развернулся и побежал.

Но так вышло, что его действия привлекли внимание Разрушительного Силуэта.

«Ты что творишь, муравей? Все вы мои будущие слуги, как ты смеешь убивать других муравьёв…» Фигура шагнула и вперёд и вдруг оказалась прямо за Юэ Тяньсинем. Она протянула руку.

«Нет…» Тот понял, что бежать ему некуда, и вдруг развернулся, встал на колени и, выглядя на очень жалко, начал молить о пощаде: «Простите меня, я буду вашим самым верным слугой…»

«Хм?» Фигура остановилась, будто бы задумавшись о его предложении.

Юэ Тяньсин весь задрожал. Пот струился по всему его телу.

«Так вот значит, какой „Дворянин с Холодным Лицом“ на самом деле мерзавец. Он всё это время нас обманывал…» Прочие воины смотрели на всё происходящее и не могли скрыть своего потрясения.

Стоило возникнуть настоящей угрозе, как прославленный за своё благородство на все Центральные Земли Святой вдруг пошёл на самые мерзкие крайности.

Ещё секунду назад люди почитали Юэ Тяньсина за его отвагу, а теперь… В глазах толпы он стал жалкой шавкой, которая только и думает, как бы спасти собственную шкуру. В нём не осталось ни капли чести.

«Станешь моим верным слугой?» Разрушительная фигура вдруг усмехнулась: «По-настоящему верными могут быть только призраки. Ты же ради спасения своей жизни пожертвовал своими же учениками. Мне не нужны такие слуги!»

Стоило его голосу затихнуть, как в глазах фигуры снова загорелся чёрный свет.

«Нет, простите, молю…» Юэ Тяньсина охватило отчаяние. Вдруг он кое-что вспомнил и закричал: «Стойте, я знаю у кого Божественный Артефакты, я помогу вам найти их…»

Разрушительный силуэт остановился.

Юэ Тяньсин, будто прощённый преступник, указал в толпу и сказал: «Повелитель, „Подавляющая Бога Печать“ вон у той дьяволицы, а „Пески Времени“ у этого мелкого демона, а „Небесная Плита Сансары“, она… Она у…»

Юэ Тяньсин заволновался. О местонахождении Плиты он не знал.

Но вскоре его взгляд упал на Дин Хао. В глазах Юэ Тяньсина промелькнул жестокий блеск: «Повелитель, „Небесная Плита Сансары“ досталась этому мальчишке».

Посмел пойти против меня? Ты за это заплатишь!

Подумал Юэ Тяньсин.

Меж тем Дин Хао напрягся.

Как этот мерзавец узнал, что плита у него?

Дин Хао задумался, но вскоре заметил взгляд Юэ Тяньсина и всё понял. Дворянин с Холодным Лицом ничего не знал. Он просто хотел натравить Разрушительную Фигуру на Дин Хао.

Какой же ублюдок.

Но даже на этом поганство Юэ Тяньсина не ограничилось. Он продолжил: «Повелитель, с этим мальчишкой всё не так просто. У него не только „Плита Небесной Сансары“, но и ещё два невероятно могущественных Божественный Артефакта, ржавый меч и сломанная сабля. В них почти божественная сила!»

Юэ Тяньсин раскрыл все карты Дин Хао.

«В тебе ни капли стыда нет?!»

«Ублюдок!»

«Позор человечества!»

Люди наконец не выдержали и закричали. Именно перед лицом смерти человек раскрывается по-настоящему. Даже у воинов ниже Перинатальной Стадии и то будет крепче дух. Поведение Юэ Тяньсина опозорила всё человечество. Ещё хуже было от осознания того факта, что за всем этим наблюдали демоны.

«Дворянин с Холодным Лицом» сжал зубы и промолчал.

Он прекрасно понимал, что как-только решил склониться как верная собака перед лицом смерти, вся его репутация, которую он столько лет выстраивалась, обрушилась как лавина.

Но он был не против. Юэ Тяньсин был готов на всё чтобы выжить.

Для него жизнь была полна возможностей.

Ему было всего триста лет, а он уже был Святым. За последующие несколько сотен лет, если ничего не случиться, Юэ Тяньсин надеялся достичь пика Ранга Святого. Возможно он даже станет Божественным. Тогда сегодняшний позор будет забыт.

Разрушительная фигура и вправду остановилась.

Её взгляд прошёлся по Юэ Мецзюэ, Вэнь Доцину и наконец остановился на Дин Хао. Силуэт задумался о чём-то и вдруг удивился. Он спросил: «У тебя знакомая аура, как я раньше этого не заметил… Это ты тот муравей, который первым обнаружил меня из Небесной Башни?»

Дин Хао кивнул: «Да, это был я».

Юноша тогда восстанавливал силы в тайной комнате на 97-м уровне башни. Он решил поглотить Мировую Кровавую Кость «Трёхглавой Небесной Собаки», и вдруг впал в странное состояние. Дин Хао впервые пробудил золотой шарик и открыл на лбу Небесный Глаз. Он увидел вне башни приближение Разрушительной Силуэта.

Тот заметил взгляд юноши и встретил его собственным. Тогда же в Небесный Глаз Дин Хао хлынула страшнейшая жажда крови.

Похоже силуэт вспомнил Дин Хао по ауре Небесного Глаза.

«Не каждый смог бы взглянуть за барьер Небесной Башни. Ты меня удивил». Силуэт осмотрел Дин Хао. На его чёрном лице вдруг появилось подобие изумления.

«В тебе и вправду аура Божественного Артефакта… Но не только, я не до конца тебя понимаю. Если бы у тебя было время, ты бы стал очень силён. К сожалению, мне придётся убить тебя».

Дин Хао несмотря на его угрозу остался спокойным: «Мы ещё посмотрим, кто выйдет победителем».

«Хе-хе-хе-хе, я ценю твою храбрость. Так и быть, раз ты первый меня заметил, я исполню одно твоё желание. Проси, чего хочешь, кроме своей жизни, естественно». Разрушительный силуэт посмотрел на Дин Хао каким-то особенным, ценящим взглядом и указал на Юэ Тяньсина.

«Смотрю тебе не нравиться этот муравей. Понимаю, у него нет даже чувства собственного достоинства. Только попроси, и я его убью!»

Юэ Тяньсин резко побледнел, когда понял, что сказал силуэт. Тело Святого задрожало.

Юэ Тяньсин знал, как сильно Дин Хао его ненавидит. Кто бы мог подумать, что даже раболепие перед Разрушительной Фигурой окажется бесполезным.

Но юноша только слегка улыбнулся и сказал: «Я и сам могу его убить. С чего мне просить твоей помощи?»

«Отлично, ты мне нравишься всё больше». Силуэт кивнул и взмахнул рукой. Юэ Тяньсин отлетел в сторону и завис посреди воздуха. Ран на нём не было.

«Он весь твой».

«Нет, повелитель, я…» Юэ Тяньсин, брыкаясь из последних сил, продолжал молить силуэт о помощи.

Дворянин с Холодным Лицом понимал, как сильно его сейчас ненавидят все люди. Если Силуэт прекратит защищать его, то разъярённая толпа разорвёт его на части, и даже культивация Святого здесь не поможет.

«Муравей, в тебе нет ни капли гордости. Как ты смеешь называть меня своим повелителем?» Холодно спросил Разрушительный Силуэт.

«Ещё раз посмеешь так сделать, и я лично тебя убью».

Лицо Юэ Тяньсина то зеленело, то краснело.

Взгляды всех окружающих вдруг стали для него необычайно яркими. Он почувствовал на себе тысячи пар глаз. Воины смотрели на него с презрением и отвращением, как обычно смотрят на собачий помёт на дороге. Даже те, кто раньше его прославлял, теперь питали к нему только ненависть.

Юэ Тяньсин сжал зубы.

«Дин Хао, если хочешь убить меня, вызывай на честный бой. Я согласен сражаться». Юэ Тяньсин встал перед Дин Хао и бросил ему вызов.

На лице Дин Хао показалась презрительная усмешка. Он чуть ли не с жалостью посмотрел на Юэ Тяньсина и сказал: «С чего мне сражаться с такой собакой как ты честно? Неужто ты думаешь, что заслужил такое к себе отношения?»

«Боишься?» Усмехнулся Тяньсин.

«Хватит уже, ты так долго строил козни что сам загнал себя в угол». Дин Хао посмотрел на воинов вокруг и сказал: «Знаешь, мне кажется я придумал, как тебе лучше всего будет умереть. Пусть каждый человек рубанёт тебя раз мечом. Для такого лицемера как ты ни добра, ни справедливости не причитается».

Юэ Тяньсин весь побледнел.

«Я убью тебя…» Закричал он и как псих кинулся на Дин Хао.

Тот усмехнулся и отлетел назад.

Меж тем прочие воины уже не могли просто стоять в сторонке. Все они, включая Святого с бронзовой кожей и прочих Святых, вместе полетели за Юэ Тяньсинем. Больше тысячи мастеров пустилось в преследование. Тот, несмотря на свою силу, закашлял кровью и полетел вниз…

«Дин Хао, ты трус, сразись со мной!»

Юэ Тяньсин полетел на Дин Хао.

Святой возненавидел юношу всей душой. Он собрал остатки своих сил и кинулся на него. К этому времени Юэ Тяньсин уже мечтал только об одном — забрать Дин Хао с собой. Именно после того, как он встретил этого мальчишку в Последнем Божественным Храме, и начались все его неприятности. Юэ Тяньсин искренне верил, что именно Дин Хао всему виной.

Дин Хао предугадал его мысли. Это было не сложно. Нынешний Юэ Тяньсин больше походил на бешеного пса, чем на человека.

Юноша стал уклоняться, не давая Святому себя тронуть.

Бум~ Бум~!

Раздался взрыв мощнейшего Ци. В Юэ Тяньсина снова прилетели снаряды из толпы. Тело Святого покрылось кровью и стало разваливаться на части.

Пенг~!

Один из воинов подлетел прямо к нему.

«Как ты смеешь атаковать меня…» Юэ Тяньсина закашлял кровью. Этот воин следовал за ним уже многие годы и всегда верно служил ему. Он готов был умереть за Юэ Тяньсина, но только что посмел его ударить.

«Ха!» Тот с презрением плюнул Святому в лицо.

Бум!

Ещё один мастер, сильно уважавший «Дворянина с Холодным Лицом», ударил Юэ Тяньсина ладонью в спину. Раздался треск. По позвонку Тяньсина прошлись трещины.