Глава 763. При Смерти Люди Добреют

Рёв, похожий нa рёв горный зверей, разошёлся по миру.

Армия трупных душ хлынула на воинов обеих рас.

Сразу же началась битва.

Трупные души напоминали нескончаемое цунами.

Трупные короли и Трупные генералы были так сильны, что не боялись энергии Ян. Они сдерживали атаки воинов; для тех это было крайне прискорбное положение дел. Ни люди, ни демоны больше не могли подавлять Трупные Души.

Зазвучали жалобные крики и яростные возгласы…

Всевозможные звуки оглушали всех и вся.

Летали зелёные призраки, брызгала кровь, разлетались кости…

Везде чувствовалась смерть. Пространство напоминало поле боя Асур.

Страшнее всего было то, что всех погибших мастеров сразу же захватывали трупные души. Мёртвые загорались зелёным и кидались на своих же соратников.

Трупные души были сильны, кровожадны и безумны.

Битва продолжалась полдня.

Люди поредели на половину. Демоны потеряли не меньше.

Трупные души всё не кончались. Они прибывали и прибывали.

Смерть каждого мастера означала прибавления в рядах соперника Трупного Короля. Поэтому постепенно чаша весов стала склоняться в сторону армии мёртвых.

Надежда меркла.

Истребить врагов не получалось.

Меж тем с каждым ранением в тела воинов проникала зараза трупных душ, они ослабевали.

Некоторые мастера перед смертью предпочитали взрываться. Они = уничтожали свои тела и души чтобы не отдавать их под контроль зловещих трупных душ.

Дин Хао, пылая огненным Ци, рубил направо и налево.

Огонь Би Вана сжигал за раз тысячи трупных душ.

Юноша уже истребил бесчисленное множество этих тварей.

Но всё было напрасно.

Трупных душ было ну слишком много. В какой-то момент силы начали оставлять юношу. Его Даньтяни постепенно пустели.

Неподалёку стояла Юй Мецзюэ. Она горела ярким пламенем и сражалась от обороны. Её, а также двух прочих гигантов защищал гигант по имени Шварц. Он призвал Красную Птицу и отгонял её пламенем трупные души.

Чуть подальше сражался Вэнь Доцин. Вокруг него сияла золотистая корочка. Она была довольно тонкой — юный демон подустал. Морщинистый Святой, который всегда был рядом с ним, тоже едва держался. Его ранило в битве с Чу Куанту.

Святой с бронзовой кожей испускал из своих рукавов чёрный свет. Трупные души гибли вокруг него как мухи. К сожалению, он один не мог спасти положение.

И демоны, и люди уже слишком устали. Последние силы они тратили на поддержание защитных барьеров и оборону.

Все понимали, что если так и дальше пойдёт, то все воины израсходуют своё Ци, и тогда исход сражения один — смерть.

«Что же делать?» Дин Хао терпел и до сих пор не пробудил ржавый меч и демоническую саблю. Он понимал, что если и бить, то лишь тогда, когда он будет полностью уверен, что сможет убить Разрушительный Силуэт. Если удар выйдет не удачным, то всё будет потеряно.

Следовало дождаться подходящего момента.

Даже если серебристые тени не смогут одолеть Чу Куанту, Дин Хао нужно было, чтобы они хотя израсходовали пятьдесят процентов его сил. Тогда юноша был уверен в победе.

«Агх…»

Кто-то жалобно закричал, взорвался и превратился в прах.

Битва дошла до критической отметки. Многие воины, понимая, что смерть близка, начали взрывать себя.

Все люди и демоны, у которых была какая-никакая гордость, предпочитали полное уничтожение тому, чтобы их подчинили призраки. Ни один истинный воин не хотел отдавать своё тело под контроль злым монстрам.

«Мастер, я не смогу вернуться, но я умру с честью…» Воин средних лет на стадии Императора Боевых Искусств лет громко закричал. Он взорвал себя с именем своего уважаемого Мастера на устах. Все трупные души в радиусе пары сотен метров от него превратились в прах.

«Учитель, моя миссия… Проклятье, и почему я не послушал сестру Фу, почему я пришёл в эти проклятые руины!» Печально прокричал другой могучий воин и тоже взорвал себя.

«Нет, я не должен умирать. Если я умру сотни тысяч учеников клана Горных Небесных Лис останутся беззащитны…» Пиковая Демон Император, выглядящая как огромная лиса, громко закричала. Она была опорой своего клана. Её смерть сулила ему полное уничтожение.

«Я готов заплатить любую цену, прошу только, чтобы вы защитили мой клан…» Прокричал другой Демон Император, который уже был одной ногой в могилу.

Перед смертью он зажёг собственную эссенцию. По небу разошлась волна ослепительно света. Она испепелила все трупные души вокруг Вэнь Доцина. У того появилось время передохнуть.

Перед смертью Демон Император прокричал: «Выше высочество Вэнь, прошу, если вы выживите, позаботьтесь о моём клане…»

Почти сразу же если несколько могущественных демонов взорвало себя возле Вэнь Доцина, отражая от юного гения трупные души. Все они надеялись, что тот сможет покинуть Священный Божественный Храм и в будущем, когда прославиться, защитит их сородичей.

Многие из этих демонов были лидерами своих кланов. Они хотели найти в руинах сокровища, но в итоге их самих нашла смерть.

Вскоре примеру демонов последовали люди.

Многие воины человеческой расы в последние свои минуты стали бросаться к Юй Мецзюэ, Дин Хао и Святому с бронзовой кожей. Они помогали им вырваться из осады трупных душ, называли свои имена и просили защитить их Секты и семьи!

Дин Хао и остальных выбрали потому, что эта троица выглядела лучше всех остальных. Если кто и сможет пережить эту битву, то только они.

У Дин Хао и Юй Мецзюэ были Божественный Артефакты. Им была уготована великая судьба. Такие люди так просто не умирают. Святой с бронзовой кожей в свою очередь без труда отражал трупные души чёрным сиянием из своих рукавов. Многие верили, что у него может получиться выжить!

«Дин Хао, надеюсь ты сможешь простить меня за мою глупость…»

Вэй Вубин, Главный Старейшина Безграничной Секты, был ранен в битве с Разрушительным Силуэтом. Затем он попал в осаду трупных душ. Долго ему было не продержаться. Он использовал свои последние силы чтобы добраться до Дин Хао и вымолить у него прощения. Это было невероятно, ведь Вэй Вубин был Святым. Но да перед смертью человек всегда добреет.

«Вы серьёзно, Старейшина Вэй…» Дин Хао выдавил улыбку.

«Знаю, я сделал глупость, и прощения не достоин… Я много каких-дел натворил, но я не злодей. Я сотрудничал с мерзавцем Юэ Тяньсинем ради Безграничной Секты. Мы сейчас в тяжком положении. Новых талантов почти нет, снаружи множество врагов, близиться катастрофа… Я думал, что исправлю положение, если найду сокровища Священного Божественного Храма, но в итоге…»

Вэй Вубин не выдержал и пролил две слезы.

Дин Хао потерял дар речи.

Вэй Вубин и вправду был не так плох. Между богом и дьяволом очень тонкая грань.

«Я умираю, и я потрачу остатки моей жизни чтобы помочь тебе. Восстанавливая Ци, а я отгоню этих монстров. В обмен прошу тебя забыть мои преступления и, если Безграничная Секта будет в опасности, помочь им, хотя бы немного…»

Сказав это Вэй Вубин засиял ярким светом. Он будто бы вернул себе все силы. Трупные души в радиусе нескольких километров сразу же погибли.

Святой встал на защиту Дин Хао как истинное Божество.

Вэй Вубин сжигал свою эссенцию. Благодаря этому он обрёл огромную силу. К сожалению, долго это продолжаться не могло. Когда его эссенция иссякнет, он умрёт, и даже бессмертный не сможет его спасти.

Дин Хао вздохнул, сел скрестив ноги и начал восстанавливать Ци.

Юноша не отказался от помощи Вэй Вубина.

Тем самым он согласился на просьбу Главного Старейшины Безграничной Секты.

«Ха-ха-ха-ха, ничто не вечно, все рано или поздно покинут этот мир. Кто бы мог подумать, что я, великий Святой, умру в таком месте. Ха-ха, но да пусть. Для воина нет судьбы благородней, чем смерть в бою, ха-ха, смерть за что-то…»

Он печально засмеялся и продолжил бесстрашно сжигать свою жизнь.

Вэй Вубин будто великое солнце испускал мощнейшую энергию.

Все трупные души, что смели приближаться к нему ближе чем на километр, сразу же сгорали.

Дин Хао меж тем ел ценнейше травы и поглощал целительную энергию. Он восстанавливал своё Ци.

В моменты жизни и смерти юноша готов был оставить вражду и объединиться с бывшим врагом. Всё ради того, чтобы хоть кто-то выжил…

Вдруг!

Бум~, Бум~!

Раздался ужасный гром.

Вдали серебряная и чёрная тени наконец разошлись.

Битва серебристых теней и Чу Куанту наконец закончилась.

«Ха-ха-ха, я непобедим, непобедим! Кто теперь сможет меня остановить? Ха-ха-ха-ха, сторожевые псы, вы мне больше не противники!» Из редеющей гущи чёрно-серебристого сияние раздался безумный смех.