Глава 774. Десять Храмов Мира Мёртвых, Зеркало Грешников

Чёрная река состояла из трупных душ.

Твари, которые убили несколько тысяч людей и демонов в Небесной башне, почему-то появились в этом странно месте. Но теперь они выглядели по-другому. Они больше не были зелёными, но имели какой-то странный цвет, их лица стали чище, избавились от былой агрессивности. Трупные души просто беззаботно плыли по течению неведомо куда.

Было видно, что всего в этой реке струилось несколько миллионов всевозможных трупных душ.

Дин Хао подумал: «Может это те самые трупные души, которые поглотили серые врата из „Плиты Небесной Сансары“? Если да, то я сейчас…»

На Адской Дороге!

Те миллионы трупных душ поглотила Адская Дорога.

Дин Хао сразу же задумался, неужто он попал в ад? Нет, невозможно. В загробный мир попадают только мертвецы. Он что, умер?

Вроде нет.

Мертвецы подчинены законом мире мёртвых. Грешники страдают, очищают карму и перерождаются, в Сансаре. Он же вполне свободен, никакие Законы его не ограничивают, даже наоборот…

Дин Хао вспомнил, что когда приблизился к реке, на той возник трон в форме лотоса. Судя по всему, этот мир подчиняется ему, исполняя любое желание юноши.

Дин Хао решил провести эксперимент.

«Чёрная река, остановись!»

Отдал он мысленный приказ.

В следующую секунду время и пространство сжались. Река и вправду остановилась. Её воды застыли. Тысячи трупных душ замерли, как по волшебству.

Это…

Похоже предположение подтвердилось.

Юноша удивился, но приятно.

Он сразу повелел реке продолжить свой путь. Та хлынула дальше, но из общего потока вылетала одна трупная душа. Она зависла над поверхностью реки.

Вокруг неё завихрился серый блеск.

«Я… где я?»

Заговорила трупная душа.

K ней вернулся разум.

Этого Дин Хао не ожидал. Он хотел посмотреть на трупную душу вблизи, но та, стоило ей покинуть чёрные воды, стала мало-по-малу восстанавливать свои воспоминания.

Дин Хао начал тихо смотреть за происходящими с ней изменениями.

«Где я? Я же сражался с иноземными демонами, я погиб… Как я тут оказался? Что это за место…»

Трупная душа была высокой, с мощным телосложением. Погибший воин был облачён в броню. Он задумался о своём прошлом, в его глазах виднелось замешательство. Наконец он заметил Дин Хао.

«Кто ты?»

Трупная душа инстинктивно попыталась собрать свои силы, но вдруг обнаружила, что её тело стало каким-то лёгким. В нём не осталось ни капли от былой тиранической мощи.

«Мы на Адской Дороге». Тихо сказал Дин Хао. «Ты мёртв».

«Я мёртв?» Трупная душа сильно удивилась. Она задумалась. На её лицо постепенно пришло умиротворение. Она улыбнулась и сказала: «Да, я погиб, погиб на войне с иноземными демонами, а потом… Я не помню, что было потом… Так значит сейчас я в мире короля мёртвых? Хе-хе, я попал в загробный мир!»

Его память была не полной.

Дин Хао молчал.

Кем бы ни был этот воин при жизни, его нельзя было назвать обычным человеком. Любой другой, сообщи ему о его смерти, заревел бы, но этот воин всё принял с удивительным спокойствием.

«Ты повелитель загробного мира? Бог смерти?»

Успокоившись, трупная душа посмотрела на Дин Хао.

Юноша слегка кивнул.

На самом деле он ещё не вполне понимал своё положение, но если это и вправду мир внутри Плиты Небесной Сансары, то он, как мастер этого артефакта, действительно здесь всё контролирует. Недавний эксперимент показал, что этот мир подчиняется его воле.

В этом юноша был уверен.

Трупная душа опустила голова и посмотрела на чёрную реку. Тысячи подобных ей струились вместе с потоком. Душа вздохнула и спросила: «Что ты сделаешь со мной? Превратишь в такой же бездумный призрак?»

Дин Хао опустил голову и задумался.

Он просто ради интереса достал эту душу из чёрной реки. Кто бы мог подумать, что она вдруг обретёт интеллект. Вероятно, если снова бросить её в воды, то душу вновь одолеет забвение. Юноша засомневался.

«Как тебя зовут?» Спросил он, поднимая взгляд.

«Меня зовут…» Трупная душа выдавила улыбку, покачала головой и сказал: «У мёртвых нет имени, но когда-то меня звали Цзян!»

Цзян?

Дин Хао это имя показалось знакомо.

Согласно легендам из его прошлого мира, в мире мёртвых есть десять храмов. Первым повелевает «Король Циньгуан» Цзянь. Он судит добрые и злые поступки мёртвых. Каждый призрак, попадая в мир мертвых, первым делом идёт на суд к «Королю Циньгуану». Те, у кого при жизни было больше хороших поступков, отправляются в Десятый Храм, на перерождение, в то время как злодеев посылают во второй храм, в тюрьму, где их пытают.

Но если связь между загробным миром из его прошлого мира, и Адской Дорогой?

Этого Дин Хао пока не знало.

Но вдруг юноша заинтересовался в это месте, как фермер, у которого появилось поле.

Если он может всем здесь повелевать, то… Хм!

Юноша решил провести эксперимент.

Над тёмными водами вдруг возвысилась платформа в форме лотоса высотой в 297 метров. На её вершине появилось зеркало, ясное, как божий глаз. Вокруг него завихрился густой божественный туман. Зеркало будто судья смотрело на бескрайнюю землю и чёрный воды.

Из зеркала хлынул божественный свет. Река, ширина которой составляла 324 метра, стала крайне ясной. Можно было увидеть каждый волосок на трупных душах.

На платформе лотоса появилось несколько слов старинного написания.

Платформа Зеркала Грехов.

После появления этих трёх слов в небесах Адской Дороги вдруг бахнул гром. Он ощущался весёлым, весенним, как песня жизни, как указ Божества. В холодный, одинокий мир хлынула нежная божественная сила.

Всё происходящее выглядело очень таинственно. Казалось, рождался новый мир.

Душа по имени Цзян относился ко всему вокруг апатично, поскольку уже умерла, но чудесные перемены даже её повергли в шок.

Юноша в лазурной мантии выглядел таким хрупким, но его сила была невероятна. Даже Божественные Мастера в мире живых на такое не способны.

Может он и вправду Бог смерти?

Дин Хао довольно кивнул, осматривая свою работу.

Согласно легендам земли, Платформа Зеркала Грехов показывала в мёртвом, грешил он при жизни или был праведным. Никто не мог соврать в сиянии зеркала.

Силой мысли юноша создал на Адской Дороге божественный артефакт из легенд своего прежнего мира.

Огромный трон в форме лотоса выглядел возвышенным. Он выделялся на фоне прочего мрачного мира своей священной аурой. Божественный свет зеркала упал на душу по имени Цзян.

Сразу же тот засиял ярким светом.

«Хм?»

Дин Хао удивился.

Сияние Зеркала Грехов показывало добрые и злые поступки людей при жизни. Добряки сияли ярким светом, как нефриты, а злодеи становились тёмными и грязными. Блеск означал, что при жизни человек совершил много хороших поступков, а чёрные пятна и смрад указывали на злодеяния.

Душа по имени Цзян на 99% была чистой и блестящей. Божественный свет наполнял её до предела. Выделялась только одна серая точка, но никакой вони не было. Это значит, что при жизни Цзян совершил много добрых поступков. Даже очень много.

Такое было редкостью.

Юноша сперва удивился, а потом предположил, что Платформа Зеркала Грехов неправильно работает. Он направил свет в реку и увидел, что большинство душ всё же были наполовину светлыми, и наполовину тёмными. В некоторых преобладало добро, в некоторых зло, но такой чистоты ни у кого не было.

А значит с зеркалом всё было в порядке.

«Первая же душа, которую я достал, оказалась настолько хорошей?»

Дин Хао удивился.

Но примерно чего-то такого он и ожидал.

«Если хочешь, я могу дать тебе власть над миром мёртвых. Ты будешь культивировать своё призрачное тело, копить добродетели и в будущем возможно вернёшься в мир живых». Смотря на него спокойно сказал Дин Хао.

«Что?» Цзянь вздрогнул, не веря собственным ушам.

«Если ты сослужишь достойную службу, ты избавишься от страданий мира мёртвых». Дин Хао сказал серьёзным голосом: «Но если ты не хочешь, то можешь вступить в Сансару, правда сейчас…»

«Хочу». Цзян наконец всё понял и обрадовался. Он поспешил дать согласие.

Дин Хао улыбнулся.

Цзян прервал его, прежде чем юноша успел сказать, что Небесная Плита Сансары ещё не открыта. Пять прочих огоньков, кроме серого, Адской Дороги, до сих пор ему не подвластны. Пока он их не откроет, трупные души так и продолжат бездумно плавать в реке.