Глава 795. Я и сам так Думаю

«Юный Мастep Храма приходил?» Спросил Бай Цюаньшуй.

Дин Хао кивнул: «Приходил, я его убил».

Бай Цюаньшуй на секунду замер, а потом сразу же улыбнулся и сказал: «Ты совсем не изменился, брат Дин. Всё такой же решительный. Лань был одним из любимых сыновей Мастера Храма Небесного Монстра. У тебя теперь будут проблемы. Но это даже хорошо. Пришло время проучить этих демонов. Слишком много они о себе в последнее время думают. Сколько можно им издеваться над нами, людьми, безнаказанно?0»

Большой толстяк Сун Цюэ с улыбкой поддержал его: «Именно, хорошо, что ты его убил. Очень раздражающий был персонаж. Я и сам думал, как бы с ним разделаться, но ты меня опередил, Брат Дин. Да и кому какое дело до Храма Небесного Монстра. Секта Лазурного Облака вам поможет».

Сун Цюэ пообещал оказать помощь Секте Пытливого Меча на случай, если Храм Небесного Монстра будет мстить.

Пока они говорили радостная Ли Лань посмотрела на Гу Син.

Ли Лань уже слышала о её подвигах, но не знала, что год назад прославившаяся воительница была знакомой Дин Хао. Гу Син хорошо скрывала свои мысли, но женская интуиция подсказала Ли Лань, что между этой чарующей девушкой и Дин Хао всё было не так и просто.

Ли Лань снова перевела взгляд на Дин Хао и мысленно сжала зубы. Этот парень умел очаровывать девушек.

……

……

Сун Цюэ и Бай Цюаньшуй на долго в Секте Пытливого Меча не задержались.

После вечернего банкета они отправились назад, к Зеркальному Озеру, вместе с эскортом из мастеров своих сект. На переговоры стекалось всё больше важный лиц, то и дело строились какие-то козни, между расами установился деликатный баланс. Юные Главы Секты Лазурных Облаков и Секты Изничтожающего Меча были критически важны и долго отсутствовать не могли.

Кроме того, они заверили, что попробуют уладить вопрос с Храмом Небесного Демона, даже если потребуется прибегнуть к силе их Сект. Всё же именно демоны начали конфликт, а потому это были их вина.

За три года Сун Цюэ и Бай Цюаньшуй стали намного сильнее. Они сами по себе были очень талантливы и происходили из Больших Сект, а потому культивировали намного быстрее обычных людей. Оба уже сделались Императорами.

Гу Син тоже собиралась уйти, но Ли Лань уговорила её остаться.

Ночью Секту осветили праздничные огни.

Многие ученики, поступившие в Секту недавно, хотели своими глазами увидеть «Сумасшедшую Саблю, Безумный Меч». Дин Хао лично навестил регион официальных учеников. Нынче Секта Пытливого Меча стала первой фракцией Снежной Провинции. Учеников теперь набирали намного больше, не меньше пяти тысяч. Условия поступления тоже стали намного строже. Новые ученики были значительно сильнее прежних.

Официальные ученики всё ещё делились на Институты, Восточный голубой, Западный красный, Северный жёлтый, фиолетовый Южный и белый Центральный. Зал номер 8, в котором в своё время жил Дин Хао, теперь был занят новым владельцем. Поскольку учеников набирали намного больше, за эти три года Секта расширила зону проживания официальных учеников. Новые жилища были намного больше и величественнее, чем те, в которых когда-то приходилось жить Дин Хао.

Раньше самым лучшим институтом считался Центральный. Именно туда определяли всех самых талантливых учеников. Сейчас иерархия изменилась, лидирующее место отошло Восточному. Не было большей чести чем ходить по Секте Пытливого Меча в длинной лазурной робе. Ведь именно в Восточном Институте в своё время учился Дин Хао.

Прославившись, Дин Хао продолжал носить лазурную робу, что сделало его одежду своеобразным символом.

Стоило Дин Хао навестить столовую официальных учеников, как на него обрушился шквал оваций. Даже сам юноша не ожидал, что после трёх лет отсутствия его всё ещё будут так почитать.

Он поужинал вместе с официальными учениками и вспомнил прошлое. Затем посмотрел на Дин Тяньшуан, следовавшую как хвост за своим папой, и невольно переполнился эмоциями. Прошло уже шесть лет с тех пор как он попал в этот мир.

Оставив зону Официальных Учеников, Дин Хао, Ли Лань, Ван Цзюэфэн и остальные высокопоставленные чины секты пришли к кладбищу героев Секты.

Дин Хао склонился перед могилами Ци Цяншаня и Ли Цзяньи и долго не поднимался.

Оба мастера оказали огромное влияние на возвышение Дин Хао. Они не только проложили для него дорогу, но и показали пример своей великой волей и крепким духом. Твёрдый характер мастеров закалил юношу.

Нынешнее процветание Секты было во многом благодаря Ли Цзяньи и Ци Цяншаню.

Почитая души мёртвых, Дин Хао пролил на могилы бутыль вина.

На кладбище лежали погибшие в неравном бою за Секту, её истинные герои. Это было самым сокровенным местом Секты Пытливого Меча. За последние три года за ним усердно ухаживали. Вокруг кладбища стояла формация. Она не пускала ветер и снег, а потому тут рослом множество цветов, и погода всегда была райской, какая бы ни стояла пора года.

Когда Дин Хао и остальные покинули кладбище, уже близилась полночь.

Дин Хао собирался сходить к обратной стороне горы чтобы снова посмотреть на пещеру. Как-никак сейчас это был самый важный регион Секте. Бездонная шахта пурпурных мистических камней и Фиолетовое Ци Дракона были как-то связаны. Но маленькая Тяньшуан устала и начали зевать. Она отказывалась покидать руки Дин Хао. В итоге ничего не оставалось кроме как направиться к Вершине Скрытого Меча чтобы отдохнуть.

Вершина Скрытого Меча не относилась к шести прочим Вершинам. Это было личное жилище Ци Цяншаня, и потому она оставалась относительно независимой. Дин Хао был нынешним Главой Вершины и мог свободно судить всех прочих глав и даже Главу Секты. Жил он тут же.

……

Вершина Скрытого Меча.

Холм с вишнёвым деревом.

Хлестал ночной ветер. С вершины открывался вид на всю Секту Пытливого Меча. Несмотря на ночное время Секта была ярко освещена.

В руках Дин Хао как коала висела юная Тяньшуан. Юноша улыбался стоя на краю утёса.

«После того как ты ушёл только Мастер-дядя Ван Цзюэфэн навещал Вершину Скрытого Меча. Больше сюда никого не подпускали». Стоя рядом с Дин Хао нежным голосом сказал Ли Лань.

Юноша кивнул: «Мастер Цяншань всё своё время проводил на Вершине. Иногда он не покидал её десятки лет. Это место создано для тихой культивации. Пока и тут всё тихо Мастер может спать спокойно. Спасибо, что так обо всём позаботилась, юная Лань».

Дин Хао нежно сжал тонкую белую ручку Ли Лань.

Никакой официальной церемонии они не проводили, но всем было очевидно, что «Асура с Нефритовым Лицом», Глава Сильнейшей Секты Снежной Провинции, была его женой.

Ли Лань была как всегда решительной. Она не скрывала, что девочка была дочерью Дин Хао. Об этом знала вся Секта, если не вся провинцию, хотя на Бескрайнем Континенте было не очень почётно рожать детей вне брата. Из-за этого Ли Лань испытала немало невзгод за эти три года.

Ли Лань была достаточно умна чтобы скрыть всё это и родить девочку тайно, если бы захотела. Благодаря своему статусу она могла даже взять Дин Тяньшуан в Секту Пытливого Меча и дать ей все возможные ресурсы, но Ли Лань решила этого не делать.

«Тяньшуан должна вырасти зная, кто её родители. Я не хочу, чтобы она считала себя сиротой. Поэтому я открыта заявила кто она такая». Тихо сказала Ли Лань. В действе у неё было много забот, неподходящих для ребёнка. Между Ли Цзяньи и Ло Лань были очень напряжённые отношения. Ли Лань постоянно росла в атмосфере родительского конфликта.

Теперь оба её родителя погибли.

Узел у неё на сердце развязался, и всё же Ли Лань не могла не сожалеть о своём прошлом.

Ей не хотелось, чтобы у её собственное дочери было тяжелое детство.

«Старший Хао, ты на меня злишься?» Чувствую горячую руку Дин Хао вдруг спросила Ли Лань.

«С чего мне злиться?» Юноша опустил голову и привычным движением поцеловал лоб Ли Лань, а затем нежно сказал: «Я должен благодарить тебя, ты сделала всё чтобы юная Шуань жила в тепле и достатке. Мне просто жаль, что я не смог быть для неё отцом с самого действа».

Ли Лань слегка покраснела и сказал: «Тебе не жаль, что она дочь, а не сын?»

Дин Хао рассмеялся: «С чего это Нефритовую Асуру так заботит чужое мнение? Не волнуйся, я люблю мою дочь. Все говорят, что дочери — любимчики отцов. Тяньшуан умная и хорошая, я сделаю всё, чтобы в её жизни не было невзгод. Она будет свободна как счастливая птичка».

В сердце Ли Лань хлынула нежная радость. Она прильнула к плечу Дин Хао.

«Я всегда мечтала, чтобы мой муж был великим человеком…» Сказала она радостно.

«Я воображала его, когда была одинока и беспомощна, он был всего лишь иллюзией, но сейчас, хвала небесам, иллюзия стала правдой».

Дин Хао весело усмехнулся: «Я правда настолько хорош?»

Ли Лань нежно кивнула.

Дин Хао довольно сказал: «Я и сам так думаю».

Ли Лань рассмеялась: «Кто бы мог подумать, что прославленный „Сумасшедшая Сабля, Безумный Меч“ такой нарцисс».

Дин Хао улыбнулся и провел рукой по груди Ли Лань: «Это ещё ничего, вот что действительно поражает, так это то, что яростная Нефритовая Асура, Глава Секты Пытливого Меча Ли Лань, девушка нежная и мягкая как вода, всё ещё плоская как доска».