Глава 800. Люблю

Тянь Янь со вздохом сказала: «Старшая Ижо, нельзя во всём уступать Сеньору Дину. Ты всегда славилась своей решительностью и прямолинейностью. Именно этого от тебя и ожидают, от Ли Ижо, „Бессметного Меча Пустого Моря“. За эти три года столько героев мечтали о тебе, а ты всё ждала Сеньора Дина и ждала, а он всё внимание уделял главе Лань…»

«Ничего ты не понимаешь, глупышка Янь. Старший Хао не такой». Ли Ижо улыбнулась: «Что бы ни случилось, я буду в него верить. Он меня не разочарует».

Тянь Янь удивлённо посмотрела на неё, снова вздохнула и не нашла слов.

Мысли Ли Ижо вернулись к прошлому, к Бассейну Очищающего Меча. Тогда, шесть лет назад, в солнечный день, она, гордый лебедь, встретила юношу в обносках. Тот отругал её и впервые за жизнь девушки пристыдил…

Такой благородный юноша никогда не нарушит обещания.

Меж тем Тянь Ян вдруг выпучила глаза, будто увидела что-то невероятное. Ли Ижо повернулась и вдруг оказалась, что за ними в какой-то момент появился Дин Хао. Он смотрел на них со смущением.

«Старший Хао!» Ли Ижо приятно удивилась.

«Сеньор Дин». Тянь Янь заволновалась, не услышал ли он их разговора.

Дин Хао меж тем не находил слов.

Он чувствовал себя виноватым как перед Ли Ижо, так и перед Тянь Янь. Юноша уже было собирался что-то сказать, но Ли Ижо его опередила, догадавшись о его мыслях, и сменила тему: «Старший Хао, можешь ещё раз проверить Земную Бездну. Старший Тяньи…»

Дин Хао кивнул и сказал: «Не волнуйтесь, я найду его даже если придётся обыскать всю бездну».

Он не сказал, что уже побывал там и следов Тяньи не обнаружил.

Во-первых, он опасался, как бы Тянь Янь совсем не отчаялась.

Во-вторых, дело действительно было странным. Бесследно пропал не только Фан Тяньи, но тонны мусора, которые ученики Секты Пытливого Меча столькие годы сбрасывали в Земную Пропасть. Возможно это было как-то связано с шестью дверьми. Дин Хао не хотел делать спешных выводов, прежде чем узнает всю правду.

K тому же юноша и сам не верил, что Фан Тяньи погиб.

«Спасибо вам, Сеньор Дин». Тянь Ян ничего этого не знала, а потому сразу поблагодарила юношу.

Ученики Секты были уверены, что нет ничего на свете, чего бы Дин Хао не мог. Раз он сказал, значит наверняка найдёт Фан Тяньи.

«Не стоит благодарностей, младшая Тянь. Мне жаль, что я не позаботился о тебе, когда Тяньи пропал». Извинился Дин Хао.

«На ваших плечах забота о всей Секте, не стоит на меня отвлекаться». Ответила довольная обещанием Тянь Янь.

Дин Хао невольно посмотрел на девушку внимательней. Фан Тяньи пропал три года назад. Велик был шанс, что его уже нет в живых. И несмотря на это её чувства не ослабли. Не на такое способны.

Пока Дин Хао думал, как ещё можно помочь Тянь Янь, та неожиданно попрощалась и ушла.

Она решила дать Дин Хао и Ли Ижо время побыть наедине. Такое выходит не часто.

Смотря на удаляющийся силуэт Тянь Янь, Ли Ижо вздохнула: «Все эти годы Тянь Янь только и думала, что о Старшем Тяньи. Она каждый день приходила сюда и молилась небу о его возвращении. Я и Цин Тань уже не знали, что делать… Такую цену обязан платить каждый, кто любит?»

Дин Хао промолчал, не находя слов.

«Ижо, я…» Заговорил он было о другом.

Но прекрасная, будто явившаяся из мира бессмертных девушка, вдруг подошла к нему. В её ясных, сияющий глазах мелькнул испуг. Она нежно положила руку на губы Дин Хао. Её лик осветило из дальних гор золотистое солнце. Девушка взволнованно сказала: «Скажи только одно, старший Дин, ты меня любишь?»

Перед Дин Хао будто загорелся сладкий свет.

Он давно силился сбросить оковы моногамии, оставшиеся на нём из прошлого мира. Его сердце яростно забилось. Он прижал испуганную как потерянный ягнёнок девушку к груди и сказал:

«Люблю».

Его голос был нежным, но твёрдым.

Он говорил от чистого сердца.

Мало кого такая прекрасная девушка не смогла бы тронуть.

Яркий свет загорелся в глазах Ли Ижо. Она встала на носочки и легонько поцеловала Дин Хао в губы, а затем сразу отступила и прошла пару шагов.

«Старший Хао, я не против твоих отношений с сестрой Ли Лань, учительницей Симэнь и другими». Сказала она, повернувшись к Дин Хао и ярко улыбнувшись.

A затем прекрасная будто фея девушка лёгким шагом покинула заснеженный лес.

На губах и зубах Дин Хао всё ещё витал нежный аромат. Юноша ещё мог чувствовать её губы.

Возможно он всё это время был слишком пассивен?

Даже девушки ведут себя агрессивнее, чем.

Дин Хао мысленно задал себе много вопросов.

Затем он вспомнил о Симэнь Цяньсюэ и Се Цзеюй.

Симэнь Цяньсюэ была всё такой же деликатной и спокойной. Вчера она смотрела на него нежным, мокрым взглядом. Меж тем когда-то она нашла в себе храбрость сказать, что ‘всегда будет ждать его’. А кроме того была ещё Се Цзеюй, которая стала Святой «Дворца Небесного Феникса». Она тоже заплатила большую цену, чтобы помочь ему…

На Бескрайнем Континенте нормально было иметь по три жены и четыре наложницы, но сможет ли юноша взять себе всех этих прекрасных девушек?

Он был куда менее решителен в этом вопросе, чем перед лицом могучего врага.

……

Пока на западе заходило солнце, Дин Хао покинул кедровый лес.

Юноща направился в Зал Божественной Травы.

Уже настала ночь, всё было спокойно.

Зал Божественной Травы входил в число важнейших мест Секты Пытливого Меча. Здесь витала сильная естественная аура. Всё тут состояло из бамбука. Струились ручейки, возвышались мосты, над головой простиралось формация. Климат был умеренный и круглый год Зал оставался зелёным. Снег и лёд сюда не проникали. Пахло лекарственными травами

Явился Дин Хао.

Сияли лампы из жёлтых мистических камешков. Они освещали сад, который свел бы с ума любую секту Северного Региона. В самом центре зала, под божественным деревом, стоял зелёный стул. На нём сидела девушка в пурпурном платье, покачиваясь в тишине.

После всего произошедшего на Поле Битвы Сотни Святых, Дин Хао понимал, что уже никогда не сможет оставить свою бывшую учительницу.

Свет засиял вокруг Дин Хао, обращая внимания девушки.

Та вздрогнула, но не обернулась.

Дин Хао подошёл к ней и не говоря ни слова присел рядом, на качающийся стул, а затем естественным движением приобнял женщину в фиолетовом.

«Учительница Симэнь, я вернулся». Сказал он тихо.

«Ум». Симэнь Цяньсюэ прильнула лицом к плечу Дин Хао.

В блеклом свете тишина лучше слов.

Дин Хао молчал.

Симэнь Цяньсюэ тоже не говорила.

Минуты сменялись минутами.

Всю ночь они просидели рядом. Не было сказано ни слова. Юноша и девушка наслаждались мирной тишиной и комфортом.

Когда на горизонте замаячил серый восход, Дин Хао встал.

«Мне нужно навестить Тяньшуан». Извинился он.

На лице Симэнь Цяньсюэ показался нежная улыбка. Девушка кивнула и передала ему пурпурную бутыль. В ней лежали все те пилюли, которые она приготовила за три года следуя оставленным Дин Хао рецептам из наилучших трав Божественного Сада. Ни один воин не смог бы перед ними устоять.

В Северном Регионе нынче царил хаос. Снежная Провинция стала особенно опасной. В случае чего эти пилюли смогут спасти Дин Хао жизнь.

Юноша взял бутыль и выпустил Маленькую Бабочку.

«Жух~…» Бабочка весело взмахнула крыльями. Ей очень понравился сад, она будто вернулась в древность. Всевозможные божественные травы поднимали ей настроение.

«Это…» На спокойном лице Симэнь Цяньсюэ мелькнуло удивление.

Вчера ей не довелось увидеть Маленькую Бабочку. Она сразу узнала в ней древнюю бессмертную бабочку, но не могла в это поверить.

Как алхимик Симэнь Цяньсюэ прекрасно понимала ценность бессметной бабочки. С ней Божественный Сад Секты Пытливого Меча сможет породить поистине немыслимые травы.

«Маленькая Бабочка, будешь теперь тут жить». Предложил Дин Хао королю бессмертных бабочек.

Потоки энергии на континенте ещё не вернулись в своё древнее состояние. Маленькой Бабочке лучше было остаться в Божественном Саду, это место подходило ей больше всего.

«Жух~…» Бабочка весело замаха крыльями и стала парить над Симэнь Цяньсюэ.

«Эй, уже нашла себе нового мастера?» Усмехнулся Дин Хао, радостный, что Симэнь Цяньсюэ понравилась высокомерной бессмертной бабочке.

Меж тем девушка и сама была взволнована.

Любой алхимик мечтал о бессмертной бабочке, и сегодня её мечта осуществилась.

Дин Хао ещё раз приобнял Симэнь Цяньсюэ и ушёл.