Глава 839. Сорванцы

Дин Хао зажмурился. Секунду назад он чувствовал себя почти что всесильным.

Он давно предполагал, что если одновременно пробудить силу ржавого меча и демонической сабли, он сможет разразиться невероятной мощью, намного превосходящей силу каждого клинка по-отдельности, но предполагать и видеть своими глазами — совсем не одно и тоже.

B ту секунду юноша почувствовал себя повелителем всего мира. Всю сущее слушалось его воли.

В то же время многочисленные фракции, что наблюдали за битвой со стороны, тоже никак не могли прийти в себя.

«Что за невероятная мощь?»

«Что за тайны хранит этот мальчишка?»

«Немыслимо! На секунду мощь его энергии превзошла Божественный Ранг!»

«Это всё из-за меча и сабли?»

Дин Хунлэй и таинственный демон были не единственными Божественными, что пришли посмотреть на битву. Многие следили за ней тайно, со стороны, и очень удивились немыслимой силе Дин Хао.

Юноша в лазурной мантии вышел за пределы их понимания.

Меж тем в Секте Пытливого Меча тысячи учеников, не веря своим глазам, пялились в небеса. Они будто смотрели на живое божество. Все забыли радоваться, даже дышать. Тогда тысячи мечей, взмывших в небесах, устремились вниз, точно град.

Последние солнечные лучи медленно скрывались за далёкие горы.

«Время пришло, если сейчас не пойдёшь, мне никогда не вернуться». В голове Дин Хао вдруг прозвучал голос Каменного Ключа.

Юноша едва держался посреди воздуха. Он был вымотан. Вдруг из Каменного Ключа хлынула непонятная сила и потащила его в Земную Бездну.

Мелькнул серебристый блеск, юноша исчез.

Спустя мгновения Се Цзеюй тоже исчезла.

Пропали они почти одновременно.

Дин Хао появился в таинственной пещере. Каменный ключ сам собой вылетел из Кольца Хранения юноши, приземлился на формацию из шахматной доски и запустил её. Хлынул свет, густой как ртуть.

Формация пробудилась.

Юноша почувствовал себя очень лёгким, как всегда оно бывает во время пространственных перемещений. Всё вокруг него исчезло, и он появился в густой темноте.

«Я иду в мир бессмертных?»

Последняя мысль мелькнула в его разуме, и он потерял сознание.

Дин Хао был в таком ступоре, когда его несло в бездну, что не заметил, как в последние несколько секунд в нём снова загорелась Плита Небесной Сансары, но уже не серым сиянием, а красным, как снег в лучах закатного солнца. Её пламя прошлось по пою боя, словно что-то поглощая.

Все вдруг почувствовали, что аура крови, заполонившая секту после боя, разом испарилась.

Собравшиеся снова были шокированы.

Ли Лань посмотрела на Земную Бездну и вздохнула. В её глазах мелькнул решительный блеск. Он громко заговорила: «С этого дня Старейшина Дин начнёт закрытую культивацию в Земной Бездне. Беспокоить его запрещается. Все прочие Главы вершин пусть исполняют свои обязанности, как им и положено».

Старейшины послушно приклонили головы.

Ли Лань заявила, что Дин Хао всё ещё где-то в Секте. Все чужаки сразу же захотели поскорее уйти отсюда. После всего, что они увидели, в их сердца закралась уверенность, что пока Дин Хао будет в Секте Пытливого Меча, та остаётся нерушима.

Только Симэнь Цяньсюэ в своём фиолетовом платье молчала.

Она чувствовал, что Дин Хао ушёл.

Между ней и Дин Хао была незримая связь. Мастерица пилюль только что почувствовал пустоту на сердце.

«Надеюсь с тобой всё будет хорошо… и ты вернёшься».

Рядом стояла и сжимала её руку Ли Ижо. Её пальцы были белыми.

Самые прекрасные девушки Секты Пытливого Меча почувствовали боль разлуки.

«А где Тяньшуан и Восин?» Вдруг спросила Ли Лань.

Произошло столько всего, а эти двое никогда не упускали шанса поучаствовать в бедламе. Но их почему-то до сих пор не было. У Ли Лань появилось дурное предчувствие.

«Они только что были тут…» Сказал, смотря за спину, Ван Цзюэфэн. Пару секунд назад сорванцы стояли прямо рядом с ним, но сейчас вдруг их и след простыл.

«Докладываю Главе Секты, докладываю Мастеру-дяде Вану… Я следил за детьми и пару секунд назад, они…» Ученик Внутренней Секты рассказал, что своими глазами видел, как дети вдруг исчезли в направлении Земной Бездны. Но он был так потрясён битвой в небесах, что память его была туманна.

«Что?» Ли Лань, Ван Цзюэфэн, Жэнь Сяояо и Му Ин разом перепугались.

Вдруг в Земной Бездне произошло ещё четыре всплеска света.

Пару секунд спустя в Таинственной Пещере.

Четыре человека стояли перед абсолютно гладким столом и не знали, что им делать. Возле него виднелся обрывок платья Динь Тяньшуан и разбитая кристальная бутыль с молоком — сокровище Жэнь Сяояо.

Шахматная доска бесследно исчезла.

Но в пещере до сих пор витала аура детей.

Дети уже были Воинами Боевых Искусств и могли без проблем пробраться в пещеру. Всё указывало на то, что они действительно здесь были. Но нигде в пещере их не было. Они пропали и вполне очевидно куда…

«Они… Прошли через шахматную Формацию в Мир Бессмертных?» Едва сдерживая горечь проговорил Жэнь Сяояо. Ми Инь заплакала и вжалась ему в плечо.

Ли Лань закрыла глаза, вспоминая недавний разговор.

«Мама, а куда идёт папа?»

«Он идёт куда-то далеко? Правда?»

«Я тоже хочу с ним… Я не хочу бросать и маму тоже, но…»

В ушах Ли Лань зазвенел ясный словно колокольчик голос Дин Тяньшуан. Ли Лань прекрасно знала свою дочь и понимала, что если та захотела тайно последовать за Дин Хао, то наверняка это сделала.

Неужели эти двое тайно пробрались через врата в Мир Бессмертных?

Ли Лань всегда была чрезвычайно спокойна и непоколебима. Ничто не могло её потревожить. Но сейчас её голова опустела, а сердце бешено забилось.

«Возможно это обернётся для них удачей…» Слегка растерянно сказал Ван Цзюэфэн.

……

……

Вокруг творился первозданный хаос, царила чернота.

Дин Хао удивлённо посмотрел вокруг. До горизонта простиралась чёрная земля. Ветра не было, мир был чрезвычайно спокоен. Всё будто застыло.

Вдаль устремлялась глубокая трещина. Если присмотреться, становилась видно, что это была чёрная река. Она была огромна, на ней пенились гигантские, яростные волны, но несмотря на всё это плеска было не слышно.

Далеко-далеко на горизонте стояла гигантская платформа высотой в триста метров. На ней возвышалось Божественное Зеркало. Вихрились гром и молнии. Яркий свет из зеркала бродил по реке, наблюдая и верша правосудие.

«Это… Адская Дорога?»

Дин Хао пришёл в себя.

Всё было точно как в том сне, когда он вдруг попал в странное измерение, где собрались все трупные души Небесной Башни. Дин Хао воздвиг, по образцу и подобию из его прошлой жизни, Зеркало Грехов, а затем наградил одну из трупных душ великой силой и назвал Королём Цингуаном…

Ему ещё тогда тот сон показался странным.

Но поскольку с тех пор ничего такого не повторялось, Дин Хао почти о нём позабыл.

Кто бы мог подумать, что сегодня он снова сюда попадёт.

Неужели…

Пока Дин Хао размышлял, перед ним вдруг мелькнула молния, загремел гром, и небеса будто бы прорезал серебристый Божественный Дракон. В миг он приблизился к юноше.

Вблизи серебряное сияние развеялось, и показался рослый силуэт в тяжёлой броне. Это был мужчина с кожей цвета бронзы, всем своим видом внушавший чувство доверия. Он преклонил колено и сказал: «Король Циньгуан приветствует мастера».

И вправду Король Циньгуан!

Всё прямо как в том сне… А значит никакой это не сон. Но что тогда? Может быть всё это связано с Плитой Небесной Сансары?

«Вставай». Кивнул Дин Хао.

‘Король Циньгуан’ поднялся на ноги и сказал уважительным тоном: «Простите мастер, я не знал, что вы придёте меня проверить, и потому не подготовился вас встретить. Накажите меня как считаете нужным».

«Не нужно, ты не виноват».

Дин Хао присмотрелся и увидел, что Король Циньгуан сильно изменился с их последней встречи. Он стал куда более материальным, его тело наполнилось силой, а его молнии вполне могли навредить Императору Боевых Искусств.

Похоже он упорно культивировал.

Дин Хао подумал и моментально приблизился к Зеркалу Грехов.