Глава 903. Кто Выдержит мой Удар?

Все собравшиеся закричали.

Никто не мог поверить в случившееся. Даже Десятый принц на мгновение замер. Как такое возможно? Насколько силён воин, что его небрежный удар откинул Божественного Мастера?

Юношу в чёрном нигде и никогда раньше не видели. Он не значился ни в одном списке талантов Божественного Двора.

В полной тишине все вдруг поняли, что родился новый гений.

Новая легенда.

«Громовой Рёв» и «Божественный Король с Телосложением Святого» на его фоне были всё равно что рисинками на фоне огромной, яркой луны. Они находились в совершенно разных категориях.

«Как такое возможно? Откуда у воина человеческой расы такая сила?» Фэй Лунь, шестикрылый гений Западной расы с черно-белыми крыльями, не мог поверить своим глазам.

На него нахлынул ужас. Он вдруг понял, что если юноша в чёрном нападёт на него, то даже родословная Королевской семьи Пернатой Расы не поможет ему победить.

«Сильный враг». Принцесса Морской Расы слегка раскрыла губы. В её глазах мелькнуло беспокойство. Появление такого страшного гения было очень плохой новостью для всей морской расы. К тому же сама принцесса находила ауру юноши кровожадной. Он желала разрушения и тем наводил на неё ужас.

Вдали, среди толпы из сотни мастеров расы акул, у юного воина с телом наполовину голубого цвета и с глазами, горящими как жемчуг, появилось беспокойство на лице. Акулы всегда были горячими до боя и ничего не боялись, но такая сила испугала даже этого гения.

В толпе все были в шоке.

«Он же… Первый гений Восточного Континента? Кто с ним сравниться?»

«Откуда у Божественного Двора такой монстр?»

«Это сын самого Императора? Какой невероятный у него талант. Рано или поздно он подчинит весь мир».

«Этим ударом он заткнул всех прочих гениев Восточного континента. Больше ему среди них нет равных».

Всевозможные разговоры стали расходится по толпе. Было немыслимо видеть столь огромную силу в руках такого юного воина. Он уже был Божественным и не обычным. Причём судя по тому, как легко ему дался тот удар, большую часть своей силы юноша ещё не показал.

Люди своими глазами увидели новое солнце Дао Восточного Континента.

Было немало гениев, но равного этому — ни одного.

Дин Хао почувствовал страшное давление.

Он просто взмахнул руками как саблей, не применяя никаких Божественных Способностей, а Дин Синхуа уже от этого откинуло вдаль.

Дин Тун оказался сильнее чем даже в самых пессимистичных его прогнозах.

В момент атаки родословная вдруг забурлила в теле Дин Хао, он почувствовал, что Дин Тун применил «Телосложение Святого Меча и Сабли». Его мастерство сабли было куда искуснее, чем у самого юноши, а потому его собственная родословная пробудилась.

Юноша удивился и немедля принялся обращать Мифическое Боевое Искусство Победы чтобы подавить бешенство своей крови.

На секунду Дин Тун что-то заметил, в его глазах мелькнуло удивление. Он посмотрел в толпу, но ничего на нашёл и расслабился.

Бах!

Разлетелись камни и Дин Синхуа взлетел в небо из груды обломков.

Он был сильно избит, его золотистая броня треснула, золотая кисть сломалась, по краям его губ текла кровь, он слегка качался. Дин Бусань, Дин Буси и прочие удивились и побежали поддержать его.

«Похоже ты уже совсем стар, Третий Дядя, я тебе переоценил. Не думал, что ты не выдержишь даже одного удара». На лице Дин Туна показалась провоцирующая, издевательская улыбка. Он слегка покачал головой: «Жалкое зрелище, лучше бы ты и дальше сидел в своём углу и не двигался, но ты решил якшаться с Дин Шэнтаням. Смешно».

Ву Фэн и остальные рассвирепели, но что им было сделать?

Дин Тун оказался слишком силён. Раз даже Третий сын Бога Императора против него бессилен, то и они мало что тут смогут сделать.

Даже такие талантливые гении как Дин Бусань и Дин Буси были против него беспомощны.

Похоже сегодня всё уже решено.

Дин Синхуа хоть и распознал обман и убил Ши Ихуана, однако против абсолютной силы всё это было бессмысленно.

«Третий дядя, ты сам это на себя навлёк, понимаешь? Меня не вини». Дин Тун начал приближаться к Дин Синхуа. Весь мир дрожал от шагов юноши. Он продолжал говорить мрачным и холодным голосом: «Будут последние слова? Не проси только пощадить твоих сыновей, они талантливы, от них могут быть проблемы. Сам я не боюсь, но это такая морока будет с ними потом разбираться. Лучше будет убить здесь и сейчас, тебе ведь не помешает компания?»

Жажда крови заполонила пространство.

«Хе-хе, неплохо. Достойно силы, которую небеса даровали юному Хао. Жаль, что она досталась тебе, ублюдок». Несмотря на плачевность своего положения, Дин Синхуа рассмеялся. Казалось, он совсем не боялся.

Дин Тун оставался спокоен, только в глазах его вспыхнуло убийственное намерение. Он усмехнулся и сказал: «Дин Хао говоришь? Без своего телосложения это жалкий червь наверное уже давно сгнил. Небеса дали ему силу, но что от неё прок мертвецу?»

Взгляд Дин Синхуа вдруг стал яростным. Он сказал: «Я всегда думал, что ты не достоин Зрачков Удачи. Хорошо бы забрать их у тебя».

«Ха-ха-ха-ха». Дин Тун презрительно засмеялся: «Старый ублюдок, ты не в состоянии выдержать даже один мой удар. Как ты удумал забрать мои зрачки?»

Лицо Дин Синхуа оставалось спокойным. Он сказал: «Я не могу, но кое-кто здесь тебя побьёт».

«Кто же? Пусть покажется». Дин Тун усмехнулся. Его улыбка была провоцирующей.

Но провокация Дин Синхуа была сильнее. Он смотрел на Дин Туна как на клоуна.

Третий шагнул в сторону. За его спиной вырос силуэт.

Это был молодой человек двадцати с чем-то лет в белой кожаной броне. Он был красив. Его волосы походили на водопад, а глаза выглядели предельно спокойными, и сияли при том великим опытом. На них остались отметки его тяжелой жизни. Мужчина был худ. Он стоял совсем непримечательно, у него не было яростной ауры, однако его спокойствие уже привлекало к нему внимание.

Дин Тун сперва взглянул на него задумчиво, потом вдруг будто узнал и взгляд его переменился. Юноша так удивился, что чуть не закачался.

Тишина продлилась недолго.

Вдруг в толпе раздались крики. Никто не мог поверить своим глазам. Шём пронёсся во все стороны.

«Это же… Старший Наследник!»

«Действительно он. Некогда величайший гений Божественного Двора, живая, настоящая легенда».

«Он что, правда пришёл?»

«Какой великий человек, стоило ему явится, как его сразу же узнали. И всё же выглядит он чутка слабым, уставшим».

«Шестнадцать лет назад я своими глазами видел Старшего Божественного Наследника. Он тогда был центром всего. Его великолепие ослепляло. Никто во всём мире не мог с ним сравниться. Теперь он как-то померк, но кажется ещё более чудесным».

Старый мастера в толпе принялись вздыхать.

В своё время Старший Божественный Наследник был великим гением. У него было множество почитателей. Его сила и характер прославляли десятки мастеров прежнего поколения. Многие были уверенны, что именно он возглавит Божественный Двор и поведёт за собой человеческую расу Восточного Континента, захватив весь Божественный. Что ему суждено начать великую легенду.

Но в итоге всё обернулось совсем по-другому…

И даже так, после стольких лет осуждения и порицаний Божественного Двора, он привлёк к себе всё возможное внимание.

Он больше не сиял на весь мир, но его спокойствие всё равно сделало его центром всеобщего внимания.

Когда-то он походил на яркую звезду, на него было тяжко смотреть. Сейчас он был непоколебим как чёрная дыра, вся его сила была внутри, но от этого он вселял ещё больший ужас.

В толпе.

Дин Хао чуть не закричал.

Бешеная волна эмоций хлынула из его души. Он весь задрожал. Ему захотелось немедленно вылететь из толпы.

В этот раз это точно был он.

Ошибки быть не могло.

В голове Дин Хао снова пробежали те образы, которые ему показал золотистый свет в городе Лживого Бога. Юноша увидел бешенство Старшего Божественного Наследника, плачь своей матери, прекрасной Цинчэн, и как они проливали кровь за него, увидел свою сестру в пелёнках и вспомнил как сам говорил, что с ним всё в порядке, что ему не больно; он вспомнил, как разрушили его семью…

Затем юноша увидел ту самую иллюзию, которую впервые узрел на Лестнице Пытливого Сердца в Небо в Секте Пытливого Меча. Все лояльные его отцу воины погибли, он и мать Дин Хао, раненные, бежали от преследования с детьми в руках.

Дин Шэнтань тогда защищал Дин Хао своими руками.

Тогдашний он разительно отличался от нынешнего, и всё же Дин Хао казалось, что ничего не изменилось.

Глаза юноши покраснели, из них закапали слёзы.

Он сжал зубы и покраснел.