Глава 967. Питомцев Тоже Можно?

Дин Хао встал у нелюдной золотой колонны рядом с Юй Мецзюэ и её телохранителями, достал из пространства хранения подушку, присел на неё и начал дышать, восстанавливая Ци. Постепенно вокруг него завихрился серебристый свет.

После битвы на золотой арене тебя возвращает в храм.

Теперь уже все в храме были уверены, что все те несколько тысяч воинов, что воевали в лабиринте, были отправлены в разные храмы лучами света.

Но неужели всё это было только затем, чтобы они друг друга убивали?

Наверное, клюк был в словах голоса, Битва за Выбор Небес.

Неужели среди всех воинов останется лишь один, который и получит себе Бессмертный Артефакт?

Если это так, то для всех рас это будет настоящая трагедия.

Воины прошлись взглядом по Дин Хао.

Им хотелось узнать, что такое он слышал на золотой арене. Все видели через экран, что воинам что-то сказали, после чего началась битва. А ещё по завершения схватку юноша тридцать секунд ещё оставался на золотой арене, причём картинка в это время потемнела. Что там такое происходило?

Однако Дин Хао показал такую силу, что никто не смел к нему приближаться.

Вскоре снова засиял золотистый свет, в этот раз он остановился на воине Морской расы, выбрав его из почти сотни остальных. Снова загорелся экран. В этот раз ареной было бескрайнее кровавое море. Красное солнце заходило на западе. Длинное бревно шириной в сто метров и длинной в километр плавало на волнах. Оно стало местом битвы.

На другом конце золотого бревна появился воин расы Акул.

И началась битва.

В этот раз она немного затянулась. Наконец воин морской расы больной ценой победил воина расы акул и скинул его тушу в море. Туша сразу же превратилась в пепел.

Окровавленный воин морской расы посмотрел на красное море и вдруг о чём-то подумал. Он кинул в него боевой трезубец. Стоило трезубцу покинуть пределы бревна, как вдруг в него хлынула и поглотила красная волна.

В золотом храме все вскрикнули.

На это арене никаких формаций не было, а потому люди думали, что можно отсюда сбежать. Но в итоге оказалось, что, если покинуть бревно, тебя немедля расплавят красные воды.

Дин Хао к тому времени урегулировал дыхание, поднялся и тоже смотрел на экран.

Битва закончилась, и он потемнел.

Мелькнул золотой свет, и серьёзно раненный воин Морской расы вернулся в золотой храм.

Сразу же воина окружило несколько десятков мастеров Морской расы. Он был одним из китов, что следовал за Принцессой Морской расы, и был почти самым сильным их воином. В золотом храме он стал временным лидером своей расы.

Снова загорелся золотистый свет.

В этот раз он остановился на Чжу Ганле.

Он был единственным воином звериной расы, который не стоял рядом с Юным Королём Обезьян. Ясное белое лицо Чжу Ганле было как у богатея, на плече он раскачивал вилы. Стоя рядом с Фэн Нинам, он походил на его слугу.

«Что? Питомцев тоже можно выбирать?» Кто-то удивлённо закричал.

На улыбчивом лице Чжу Ганле сразу отобразилась ярость. Уголки его рта скривились: «Кто питомец? Вся твоя семья питомцы, ну подожди, я тебя в землю закопаю!»

Не успел голос его затихнуть, как Чжу Ганле перенесло лучом света.

Обруганный воин растерялся.

Сразу же все уставились на кристальный экран. Воины поняли, как всё это работает, и хотели поскорее увидеть противника Чжу Ганле.

«Это Божественный…»

Наконец напротив Чжу Ганле воины увидели Мастера Божественного Двора, известного как «Восемь Выгравированных Пустынных Сабель».

Он был довольно известным воином на Восточном Континенте и славился силой своей техники сабли. Он участвовал в Западной Экспедиции двора и после случая со Старшим Наследником перешёл на службу к лже-Богу Императору. Его пламенное Ци было крайне сильным, он был командиром армии двора в Городе Каменного Утёса.

«Не повезло свинье!» Некоторые обрадовались чужой беде.

«Даже остальные звери его избегают, значит он слабак… Мастер Божественного Двора победит без проблем».

«Сир Восемь Гравированных Сабель победит». Расслабленно сказала мастера Божественного Двора.

Когда звери рядом с Юным Королём Обезьян их услышали, они все усмехнулись. Многие из них действительно недолюбливали Чжу Ганле, однако признавали его силу. Даже сам Юный Король Обезьян, сразись они с Чжу Ганле, не факт, что победил бы.

Дин Хао с интересом смотрел в большой экран.

Юноша хотел узнать, в чём же была сила Чжу Ганле, что даже Наследник Меча Зла, Фан Нин, так его избегал. Он явно был мастером, но сможет ли он победить «Восемь Гравированных Пустынных Сабель»?

Поражение было сравни смерти.

……

Прошла минута.

Все в золотом храме выпучили глаза.

Особенно в шоке были мастера Божественного Двора, которые раньше издевались над Чжу Ганле. Они не могли поверить своим глазам. Они словно проглотили крысу. Грабли Чжу Ганле сломали Божественную Саблю их мастера, после чего прибили самого Божественного.

Все воины Двора, которых призывали на бой, проиграли.

В последнее время владыки Восточного Континента сильно пострадали. Они понесли огромные потери, а теперь ещё и проиграли все свои схватки на золотой арене. Для них это была откровенная пощёчина.

Громовой Рёв Дин Лин оставался спокоен.

Но Божественные Двора рядом с ним сочились жаждой крови.

Восемь Гравированных Пустынных Сабель был важным воином двора. Он хоть и погиб на золотой арене, прощать такое всё равно было нельзя. Нужно было мстить, а не то Двор потеряет остатки лица.

Меж тем воин, который раньше смеялся с Чжу Ганле, спрятался в толпу и опустил голову. Он боялся, что теперь тот будет мстить.

Мелькнул золотой свет.

Чжу Ганле вернулся, у него тоже было несколько ран.

Победить Божественного было не так и просто. Сила «Восьми Гравированных Пустынных Сабель» была велика. К сожалению давление опустило его Ци до средних этапов Святого. В итоге он пал от вил Чжу Ганле, но и сам оставил несколько ран.

«Не помогло, не помогло…» Прошептал Чжу Ганле, присел рядом с Фэн Нинам и сел восстанавливать силы.

Когда Фэн Нин услышал слова «не помогло», ему сразу подурнело.

Вдали Юный Король Обезьян невольно дёрнул уголками рта.

Юный Король Обезьян вдали скривился. У неё дёрнулись уголки губ.

Нет ничего хуже, чем день и ночь сражаться против Чжу Ганле, чтобы потом он снова прошептал своё «не помогло», потому что его Техника 36 Небесных Созвездий снова не вырвалась на следующий этап. Это значит, что вскоре будет ещё больше безумных битв.

Честно говоря, если бы Фэн Нин и Юный Король Обезьян могли убить его, эти двоя давно бы уже это сделали.

Похоже Чжу Ганле надеялся добиться прогресса в культивации своей техники битвой на золотой арене, но «Восемь Гравированных Пустынных Сабель» погиб, а прорыва так и не случилось.

Стоило Чжу Ганле присесть, как вокруг него встали несколько теней.

Их возглавлял Громовой Рёв Дин Лин.

Воины Божественные двора смотрели на Чжу Ганле и сочились жаждой крови.

«Ты жизнью заплатишь за содеянное». Сказал Дин Лин Чжу Ганле: «Можешь попробовать сражаться в ответ, но мастер Божественного двора будет отомщён».

Но Чжу Ганле так и остался сидеть и даже не посмотрел на него.

Фэн Нин достал свой обычный на вид меч и сказала: «Пошли прочь». Он совершенно не боялся десятка собравшихся мастеров.

«Мальчишка, ты как смеешь так обращаться к сиру Дин Лину?» Полу-Божественный Двора злобно усмехнулся и шагнул вперёд. Его рука стала металлического цвета, он ударил: «Я тебя проучу».

Фэн Нин продолжал сжимать меч, но даже не пошевелился.

Стоило ладони полу-Божественного приблизится к Фэн Нину, как вдруг с неба золотого храма хлынул свет. Он ударил воина Божественного двора точно молния.

Он сразу же обуглился.

Повеяло горелым.

Перед Фэн Нинам развалилась угольная статуя.

Дин Лин и прочие воины Двора немедля смутились.

Наконец все поняли, что в храме действовала сила Законов. Она убивала всех, кто посмел нарушать условия, заданные создателем храма. Сперва молния уничтожила воина, который попытался выбраться отсюда. Теперь она сожгла полу-Божественного, что напал на другого. И первый, и другой нарушили законы.

«Божественный Двор это так не оставит». Взгляд Дин Лина быстро и грубо прошёлся по телу Чжу Ганле, после по телу Фэн Нина.

«И тебя».

Первый никак не отреагировал, а второй пожал плечами.