Глава 969. Последняя Десятка

«Отойди». Фэн Нин посмотрел на Дин Хао своими пурпурными глазами после чего заградил Чжу Ганле.

Раны его были крайне серьёзны. Кроме сломанныx костей были ещё глубокие порезы от когтей Се Юэ. Хлестала кровь. Через раны проникла странная энергия, которая мешала немедленному излечению. Как только Чжу Ганле перенесло в золотой храм, он сразу же присел и начал восстанавливать силы.

Фэн Нин чувствовал жажду крови Дин Хао.

A потому встал на защиту Чжу Ганле.

Как и в прошлый раз, когда он убил «Восемь Гравированных Пустынных Сабель», Чжу Ганле сейчас был очень слаб. Нельзя чтобы он так погиб.

«Отойди». Глаза Дин Хао пылали.

Фэн Нин нахмурился, достал длинный меч, покачал головой и сказал: «Я не против сразиться, ты не первый кто пошёл против меня, остальные закончили печально».

Взгляд юноши вдруг стал резким и яростным. Он сказал: «Фэн Нин, отойди».

Фэн Нин вздрогнул. В его глазах засиял яркий свет, лицо изобразило шок.

Он уже очень давно не слышал этого имени. Его не знал даже мастер юноши. Впервые с тех пор как он попал на Божественный Континент к нему кто-то так обратился. Кто это?

«Как ты узнал моё имя?» Напрягся Фэн Нин.

Дин Хао холодно хмыкнул. На его правом пальце мелькнуло яркое кристальное сияние меча.

В нём не было ничего поразительного, сияние не было какой-то Божественной Способность, но, когда Фэн Нин его увидел, у него вздрогнула сама душа. Он присмотрелся к Дин Хао и постепенно агрессия в его глазах пропала.

«Таинственная Глава Пытливого Меча… Это… Ты… Старший Дин?» Не веря своим глазам уставился на него Фэн Нин.

Юноша был совсем не похож на Первого Гения Восточного Института, но он смог назвать его имя и так хорошо владел Таинственной Главой Пытливого Меча, на золотой арене он показал Намерение Меча. Это точно он.

Во всей Секте Пытливого Меча лишь Дин Хао, первый меч Восточного Института, мог достичь такой силы.

«Пропусти». Уже тише, но страшнее сказал Дин Хао.

Все вокруг посмотрели на него. Юноша казался им вулканом в шаге от извержения. Сила внутри него ужасала. Она могла поглотить всё вокруг.

К тому же многим было интересно, что за технику показал странный юноша, что Наследник Меча зла вдруг весь вздрогнул и утратил свою ауру?

Раньше люди наблюдали его битвы на кристальном экране, и узнали его по «Удару Несравненного Цветка Лотоса». Наследник Меча зла был силён, так почему он боялся этого юноши?

«Я… Старший Дин, наши мастера знакомы…» Попытался объясниться Фэн Нин.

Дин Хао молчал.

Он поднял глаза и в них словно промелькнули мечи.

Фэн Нин растерялся.

Он провёл с Дин Хао лишь два года в Секте, на протяжении которых они почти не встречались, но юноша знал, что Дин Хао всегда волновался о своих близких и когда злился даже сам небесный сын был ему не ровня.

Почему же всегда добродушный Дин Хао вдруг так обезумел?

Фэн Нин задумался и вдруг в голове у него словно промелькнула молния. Он вспомнил, что на золотой арене Чжу Ганле убил толстого кота. Он был очень похож на котёнка, милого питомца Дин Хао.

Он уже давно его не видел, а потому Фэн Нин сперва не узнал его.

Но если это правда он…

Юноша молча, словно прощаясь взглянул на Чжу Ганле. Он убил его не по своей воле, но всё равно спровоцировал настоящего монстра, Дин Хао. Очень скоро Чжу Ганле станет отбивной.

Но нельзя чтобы он умирал сейчас.

Фэн Нин растерялся, никогда ещё его так не разрывало. Юноша в неком смысле уважал Дин Хао, ведь все эти годы юноша стремился к расширению Секты Пытливого Меча. Если бы не он, у Фэн Нина не было бы квоты на Поле Битвы Сотни Святых, а без неё кем бы он был сейчас?

Дин Хао ему сильно помог.

И всё же…

Фэн Нин сжал зубы. Он было хотел что-то сказать, как вдруг Чжу Ганле поднялся, оттянул Фэн Нина и сам встал перед юношей. Чжу Ганле заговорил, кровь бежала у него по губам: «Ты хочешь убить меня? Из-за кота?»

«Да». Голос Дин Хао был холодным и мрачным. Он словно доносился из преисподней.

«Я не хотел его убивать, но все на этой арене должны это делать. У нас нет выбора». Честно сказал Чжу Ганле.

«Когда убиваешь человека, готовься умереть и сам». Холодно и мрачно сказал Дин Хао.

Если бы толстый кот был здесь, он был наверняка в шутку добавил и поправил: «Неправильно, если убиваешь, когда, готовься умереть сам».

Дин Хао вдруг понял, что не смог сохранить даже скелет своего друга. Жажда крови перемешалась в нём с печаль.

Полное лицо Чжу Ганле наконец стало серьёзным, он подумал и сказал: «Если ты меня убьешь, на тебя ринется золотая молния. Ты погибнешь».

Дин Хао посмотрел вверх, на золотой храм, сжал демоническую саблю и ржавый меч и сказал: «Я должен попробовать».

«Зачем рисковать, думаю если бы твой питомец об этом узнал, он бы тебя остановил». Чжу Ганле улыбнулся и вдруг сказал: «Давай оставим это на потом, если мы выживем, ты сможешь отомстить в полноценной битве, а?»

Дин Хао присмотрелся к лицу Чжу Ганле и вдруг жажда крови юноши взмыла в небеса. Его чёрные волосы затанцевали на ветру, он поднял демоническую саблю в небо и закричал, пылая гневом: «Не знаю зачем ты нас всех запер, и кто ты такой, но слушай меня, я обещаю, даже ценой моей жизни я порежу тебя на куски».

Голо юноши прогремел точно гром.

Демоническая сабля задрожала, источая демоническую жажду крови. Она словно подтверждала клятву Дин Хао.

Золотой Храм будто почувствовал ярость юноши. В нём начал закипать гром. Формации забегали по золотым стенам, храм казался живым, он злился как бессмертный дух.

Все вокруг были в шоке.

Неужто храм разозлился?

У Золотой Крыши пылали молнии, казалось, они могли уничтожить весь мир, но почему-то гром не ринулся вниз и вскоре растворился.

Дин Хао не боялся.

После своей клятвы он развернулся и пошёл.

Юноша прошёл два шага и вдруг резко повернулся к Чжу Ганле: «Ты серьёзно ранен, если я убью тебя сейчас это будет не честно. Се Юэ надо мной посмеётся. Вылечи свои раны и тогда мы сразимся».

«Хорошо». Чжу Ганле кивнул.

Юноша опустил голову и больше не говорил. Он сдержал свою ярость и печаль, подошёл к золотой колонне, присел скрестив ноги, закрыл глаза и начал восстанавливать силы.

Когда он успокоился, юноша понял, что возможно смерть Се Юэ была делом рук не Чжу Ганле. Во всём на самом деле был виноват создатель золотого храма.

«Я должен отсюда выбраться».

Юноша поднял голову и взглянул на десть золотых стульев в небе храма. Вдруг он понял, что, наверное, всего должно быть лишь десять человек, после чего снова что-то изменится.

«Ты из Секты Пытливого Меча?» В какой-то момент рядом с ним оказалась Юй Мецзюэ. Он с интересом посмотрела на Дин Хао и спросила: «Твоя фамилия Дин?»

Дин Хао не открывая глаза спокойно сказал: «Я сейчас не хочу говорить».

Юй Мецзюэ растерялась, но затем как-то непонятно посмотрела на него и сказала: «Ты сейчас опечален, потом всё обговорим».

Затем она развернулась и ушла.

В Золотом храме воцарилась тишина.

Продолжал сверкать золотой свет. Следующим на золотую арену, ту что как рука Будды, попал Фэн Нин. Против него выступил человек в чёрной маске, видимо союзник воина с крюком. Этот оказался очень силён, между ним и Фэн Нинам началось яростно противостояние.

Воины в чёрной маске несколько раз появлялись на золотой арене. Они были довольно сильны.

В итоге Фэн Нин победил, его перебросил назад золотой свет.

У юноши были серьёзные раны, человек в маске чуть не отрубил ему руку. Осталась только половина кости. Хлестала кровь. В храме Фэн Нин изо всех сил стал лечиться.

Лин и прочие воины Божественного Двора повздыхали.

Им бы хотелось, чтобы Фэн Нин и Чжу Ганле погибли в битвах, но те каждый раз выживали.

Разумеется, если бы не сила Золотого Храма они бы сами давно напали на ни Фэн Нина с Чжу Ганле и зарезали.

Шло время.

Снова и снова люде забирало на бой.

Битвы становились всё более отчаянными.

Всех, кто попадал на Арену, ожидала яростная схватка. Враги были всё сильнее, жизнь и смерть были на волоске друг от друга.

Люди постоянно умирали.

Наконец от Божественного Двора остался только Дин Лин. Три прочих Божественных Погибли.

Ещё выжил мастер Пернатой Расы с восемью крыльями, а также фиолетово-голубой воин расы Акул.

Из воинов морской расы остался только гигантский кит, следовавший за принцессой. Ему повезло, его последний враг бы тяжело ранен, и к тому же у него был сильный козырь.

Дин Хао тоже был ранен, однако меньше всех остальных. Ни в одной битве он так и не использовал ржавый меч и демоническую саблю.

Чжу Ганле и Фэн Нин тоже выжили.

Из воинов звериной расы остался только Юный Король Обезьян. Все остальные воины его расы погибли на золотой арене. Сам он сжимал свой золотой жезл и яростно кричал, ударяя себя в грудь.

Юй Мецзюэ выжила, используя «Подавляющую Бога Печать». Юный гигант Арнольд был серьёзно ранен и последнюю битву не смог пережить. К счастью остался Шварц.

После яростно битвы в храме осталось всего десять человек.

После последней битвы Шварца вдруг всё изменилось. Золотые троны хлынули ярчайшим сиянием и покрыли оставшихся.