Глава 355. Революция

— Ядро духа! — Лонгботтом даже слегка вздохнул, и выпустил ударную волну, дабы уничтожить магическую формацию .

*Тсс тсс…* Голос духа тут же исчез и весь город Потти погрузился в хаос.

*Грохот!*

Словно давно к этому готовившиеся темные эльфы и звери осуществили своё самое безумное нападение.

Пока маги сосредоточились на битве, оборонительное заклинание, потеряв подпитку от духа, исчезло.

— Что ты делаешь? — внутрь помещения вбежало два мага.

— Поглощение Жизни! — с неизменным выражением Лонгботтом продолжал махать руками. Несколько зеленых лучей устремилось к двум магам и те начали стареть на глазах . Их жизненная энергия быстро истощалась.

— Начать локализацию! — Лонгботтом взглянул на Еона, до сих пор находившегося под печатью, достал некоторые материалы и начал проведить с ними какие-то манипуляции.

*Грохот!*

Спустя несколько минут, под руководством светящейся фиолетовым светом формации, восемь огромных паучьих ног показались изнеё и разрушили потолок. На спине гигантского паука стояла совершенно обнажённая девушка.

На лице этой девушки плясала легкая улыбка. Её кожа была бледной, а уши заострённые. От её тела излучался очаровательный шарм.

— Приветствую матриарха! — тут же поклонился Лонгботтом.

— Хорошо постарался Лонгботтом. — девушка хихикнула, тем самым заставив сердце Лонгботтома застучать.

— Хотя ты и впустую потратил часть Земной Утробной Мембраны, результат всё равно оказался неплохим. Даже имея дело с клоном своего противника, ты справился, несмотря на то, что этот человек находится на пике мага 2 ранга.

Молодая девушка медленно произносила слова. Простого звучания её голоса хватало, чтобы его сердце разрывалось от желания.

Маги 2 ранга являлись собственниками своей жизни. Если бы такой человек подготовился, то даже матриархи темных эльфов испытали бы трудности, чтобы справить с ним. Кроме того, по всему городу Потти разместили особые формации. Любое темное существо, вступившее на его территорию, сразу же обнаруживалось.

Но Лонгботтом был другим. В его венах текла чистейшая человеческая кровь и к тому же он обладал силами мага. Хотя он и являлся странствующим магом, за его спиной имелись некоторые достижения и поэтому его с лёгкостью приняли.

Земная Утробная Мембрана считалась высококачественным сокровищем в Империи Темных Эльфов, которая помогала владельцу скрывать свою ауру.

Только когда её устраивали все условия, она могла призвать паразитическое семя.

Это заставило Лонгботтома очень сильно гордиться собой, но её последние слова сильно удивили его.

— Клон?

— Да. Ты не собираешься выходить? — Девушка хихикнула, указывая на воздух рядом с ней.

*Сью сью!* Две чистые белые стрелы света разрушили черный барьер, раскрыв взору туманную фигуру человека.

Эта фигура превратилась в длинную линию и выстрелила, устремившись к еще одной только что появившейся фигуре.

— Это истинное тело защитника Еона! — Лонгботтом уставился на фигуру человека, которую он недавно запечатал. Его кулаки сжались.

— Я не ожидал, что Её Величество Императрица придет лично!

Еон, находясь в воздухе, не обращал абсолютно никакого внимания на Лонгботтома. Его глаза были прикованы к молодой девушке, а в его взгляде мелькал некоторый страх.

— Хехе…С тяжелыми ранениями своего клона, как много сил ты можешь использовать? 70%? Или же 80%?

Девушка не переставая смеялась, а её спина напряглась.

……

В воздухе появился монстр, походивший на симбиоз человека и паука. Огромная темная аура поглотила защитника Еона…

Не так далеко от горизонта маги обнаружили, что помимо темных эльфов и орды темных существ в битву вступили гномы и дварфы.

Полдня спустя по Сумеречной зоне распространилась шокирующая новость.

Город Потти пал! Императрица Империи Темных Эльфов лично сделала ход и убила защитника северного региона, Еона!

Племена дварфов и гномов также присоединились к битве и весь северный регион перешел в руки врага, на территории которого воцарился террор.

В городе Потти.

Глава этого региона изменился. Отряды элитных Рыцарей верхом на Подземных Снежных Пауках патрулировали улицы и иногда даже наблюдались проходящие мимо воины дварфов и гномов.

Посреди большого дворца в сердце города.

Императрица вызвала Лонгботтома.

— На этот раз ты отлично справился Лонгботтом! — девушка хвалила его от всего сердца. Если бы он не осуществил заговор против клона противника, то она не смогла бы так легко победить его.

— Это честь для меня служить Императрице. — Лонгботтом казалось зачарованно смотрел на чрезвычайно красивое лицо девушки.

— Теперь мне нужно, чтобы ты отправился в центральный регион и подстегнул ненависть к магам. — Девушка словно не испытывала отвращения от такого взгляда, но вместо этого изогнувшись своим телом, открыла взору еще больше кожи, позволяя магу перед ней пожирать её глазами.

— Ненависть к магам? — Лонгботтом не мог понять, чего именно от него хотела Императрица Темных Эльфов.

— Да. Маги и дворяне владеют большим количеством знаний и власти в своих руках, ограничивая её получение обычными людьми. Вражда, ненависть и страдания накапливались от поколения к поколению. Теперь нам нужно воспользоваться переломным моментом и прибегнуть к возможности породить волну сильных волнений!

Девушка тихо продолжила, — Мне нужно, чтобы ты отправился в центральный регион и вызвал беспорядки ради революции. Когда придёт время, ты даже сможешь распространить сведения о высокоуровневых техниках медитации.

— …Да…— спустя некоторую паузу ответил Лонгботтом. Он вызовет восстание среди людей своих врагов, а затем столкнёт их друг с другом.

Он знал, какую жалкую жизнь проводили обычные люди, под гнётом официальных магов. Маги и дворянство наслаждались жизнью, в то время как остальным приходилось страдать день ото дня. Из-за этого они даже иногда не могли нормально питаться. Их могли обвинить в преступлении за оскорбление знати или же в худшем случае просто на месте и убить.

Даже если простолюдины и обладали способностями, у них не имелось средств, чтобы реализовать свои возможности.

Даже если им посчастливилось вступить в гильдии, они всё равно подвергались дискриминации и их всё равно рассматривали в качестве морских свинок или пушечного мяса.

Конечно же, если кто-то негодовал и у него отсутствовала сила, такие люди безжалостно изничтожались магами. В конце концов, вся власть находилась в руках последних.

Но теперь всё изменилось. Маги столкнулись с сильным врагом и тратили все свои умственные и физические усилия на противостояния с ним.

И кроме того, призывы к восстанию уже возникали.

Иногда громкие фразы и прекрасные обещания будущего могли привлечь много горячей молодёжи.

Если им дать хоть капельку власти, то произойдёт катастрофа.

Когда это произойдёт, между магами может начаться внутренняя борьба. Сколько человек погибнет? Сколько крови будет пролито?

Лонгботтом очень хорошо об этом знал, но у него не имелось ни одной мысли против, никаких сожалений. Всё, что у него осталось — острое желание отомстить.

«Лейлин я заставлю тебя страдать в десятки и сотни раз сильнее за то, что ты сделал со мной! Клянусь!»

Лонгботтом выл в своём сердце.

Если бы Лейлин оказался здесь, он бы обнаружил, что этим предателем по имени Лонгботтом на самом деле оказался тот самый маленький мальчик, с которым он игрался в городе Поттер.

— Да. Прекрасно. Когда ты вернёшься, я проведу церемонию по смене родословной и тогда ты станешь частью темных эльфов. Даже твоя кровь станет похожей на нашу.

Кивнула девушка.

— Большое спасибо Императрица! — Лонгботтом поклонился до самой земли.

……

— Лонгботтом? — услышав слова от женщины мага 2 ранга, у Лейлина внезапно возникло желание и плакать и смеяться.

«Хотя имя может просто совпасть, у меня такое чувство, что этот предатель нашей расы, Лонгботтом — тот же человек, которого я встретил в Поттере».

Лейлин с печалью вздохнул. Когда он узнал, что этот мальчик ушел, чтобы найти лучшие возможности, он не воспринял его всерьёз. Его шансы на успех были слишком низки.

Неожиданно, он преуспел и даже стал магом 1 ранга!

Без нужных инструментов, Лейлин не мог судить о способностях мага. Поэтому он не знал, что Лонгботтом обладал талантом и мог стать магом.

«Но вот что интересно. Похоже, что город Поттер — место, где сходятся судьбы Сумеречной зоны», задумался Лейлин.

Город Поттер был обычным маленьким городом и скорей всего уже попал в руки врага.

Однако факт оставался фактом. Он породил и Баэлина и Лонгботтома, двух любимцев судьбы.

«Баэлин и Лонгботтом похожи на две стороны монеты. Однажды они снова сойдутся и в тот день сила судьбы всей Сумеречной зоны будет самой концентрированной!»

У Лейлина вдруг возникло странное предчувствие.

«Очень интересно обладать возможностью создавать историю…» Грубо говоря, он своими собственными руками создал эту ситуацию. Именно в городе Поттер всё и началось. Такие мысли заставили его почувствовать, словно судьба Сумеречной зоны находилась в его руках.

Однако такой вывод просто вызвал у Лейлина смех.

«В таком случае, позвольте мне стать тем, кто всё и закончит!»

Эти мысли промелькнули в его голове, в то время как выражения двух магов 2 ранга наполнялись беспокойством.

— Теперь, когда мы потеряли весь северный регион, мы лишились пятой части нашей мощи.

Фендрикс гладил кольцо на руке, которое украшал рубин размером с гальку, казалось, словно над ним нависло темное облако.

— Не только это. Кроме темных эльфов и темных существ, возникли еще и гномы с дварфами.

Криво улыбнулась магессаг.

Сумеречная зона являлась маленькой областью, но в подземном мире существовало большое количество различных рас. Люди и эльфы являлись двумя великими державами, но недооценивать гномов и дварфов также не стоило.

Когда все они объединили свои силы, то люди оказались в невыгодном положении.

— Эта война может привести к геноциду! — тяжко вздохнул Фендрикс. — Нам нужно обратиться к военному совету и мобилизовать всё, что у нас есть…

— До этого нам нужно разобраться с угрозой снаружи.

Золотое кольцо на пальце Лейлина засветилось, и он тут же выправил спину, — Темные эльфы снова наступают. Подтверждено, что их ведут три полка элитных Рыцарей верхом на Подземных Снежных Пауках вместе с тремя матриархами.

— Эти жалкие ушастые ублюдки… — Фендрикс с яростью хлопнул по подлокотнику кресла и вскочил.