Глава 380. Глупость

— Не будь глупым! — Винас слегка улыбнулась, протянула руку и погладила лицо Аарона.

— Пожертвовать мной, одним человеком, и спасти жизни всех людей Сумеречной зоны, чего тут колебаться.

В настоящий момент, хотя её губы уже стали бледными и потрескались от потери крови, её лицо ярко сияло, а Аарону было больно смотреть на неё в таком состоянии.

— Нет! Ты делаешь это ради меня! Ты так поступаешь ради меня!

Он не мог гарантировать, что, продвинувшись до 2 ранга он сможет справиться с Лонгботтомом, но он, по крайней мере, мог значительно улучшить свои шансы на побег.

Аарон рыдал, слёзы бесконтрольно текли по его лицу.

Винас смеялась и удовлетворённо произнесла, — Эта непостоянная судьба…нам суждено было стать врагами, но мы влюбились …с каждым… другим.

*Бух!* Ладонь Винас мягко упала на землю.

Вскоре в сознание Аарона поте сильный сконцентрированный поток, а также теплый и нежный аромат.

Священное Пламя начало быстро развиваться, заставляя культивацию Аарона резко подняться. Он прорвался через узкое место мага 2 ранга.

*Щёлк! Щёлк! Щёлк!*

Три части Меча Метеора собрались вместе, излучая яркое серебряное свечение, и спустя мгновение из света выплыл длинный перекрёстный тонкий меч. Аура магического артефакта высшего качества, близкая к магическому оружию распространилась по округе.

— ААААААРРРГГГГХХХХ!

Аарон взревел, поднял Меч Метеора и превратившись в световую дугу устремился к центру поля боя.

Любой маг, встречавшие ему на пути, будь то маги из Сумеречной зоны или из Империи Темных Эльфов, все растворялись в воздухе перед силой Меча Метеора.

— Что случилось?

В середине поля битвы Лонгботтом уставился на огромную приближающуюся световую дугу. С ожесточённым взглядом и повернулся, и перестал играть с Баэлином. В его руке появился огромный огненный шар, который он направил навстречу лучу.

*Пью!* Меч Метеора летел подобно мечу и нацеливался прямо на огненный шар, выпущенный Лонгботтомом.

Огромная мощная энергетическая волна распространилась по всему пространству.

Хотя Лонгботтом всё еще мог убить Баэлина, он всё равно мог понести огромный урон.

— 2 ранг? — Зрачки Лонгботтома расширились. Человек с такой сильной энергией и дополняющую его мощь магического артефакта высшего качества представляло для него большую угрозу.

Поэтому, Лонгботтом сделал выбор. Он поспешно отошел назад, а перед ним образовался серо-зеленый защитный барьер.

— Умри! — Аарон по-прежнему яростно направлялся к Лонгботтому. В тот момент, когда он атаковал мечом, серебряные нити духовной силы продолжали конденсироваться на лезвии меча, позволяя ауре магического артефакта высшего качества сильно и резко возрастать.

*Взрыв! Взрыв! — Установленный защитный барьер Лонгботтома мгновенно разлетелся на части, а лезвие меча даже коснулось глаз Лонгботтома.

— Пытаешься убить меня? В одиночку? — произнёс Лонгботтом с зловещей улыбкой на лице, а тень паука появилась на его теле, широко раскрыв рот и сжимаясь прямо на лезвии меча.

Щелк!

В воздухе раздался звук небольшого взрыва после чего силуэты двух людей отлетели в разные стороны.

Лонгботтом провел по своему лицу, стирая кровь под левым глазом.

В то же время со стороны руки Аарона раздался звук трескающейся кости, когда он отступил к месту, где лежал Баэлин.

— Ты…ты в порядке? — Баэлин окончательно избавился от разъедающей его тело энергии, оставленную в его теле Лонгботтомом, и поднялся.

Хотя он и не видел произошедшего недавно столкновения между Лонгботтомом и Аароном, но ощущал, что выражение лица его друга стало беспокойным.

— Твоя броня повреждена! Используй его! — Аарон оглядел состояние Баэлина и затем передал ему крестообразный меч, — Энергия, которую он сможет выпустить в твоих руках, станет намного больше, чем та, которую он выпустит, находясь у меня.

Сейчас было время не для разговоров и кивнув Баэлин взял Меч Метеора, но смертельное спокойствие в глазах Аарона всё еще пугало его.

«Опять! Снова и снова! Почему каждый раз, когда я уже собираюсь добиться успеха, передо мной вырастают новые препятствия?» С другой стороны, Лонгботтом молча наблюдал за этой сценой с мрачным лицом.

— Ну и что? Еще один маг 2 ранга ничего не изменит. Вы все здесь сегодня умрёте!

Лонгботтом взревел, а фантомное изображение паука на его спине внезапно сделал что-то непредсказуемое.

Он безжалостно расширил рот и погрузил свои клыки в плечо Лонгботтома.

Нити красного цвета, видимые невооруженным глазом, вылетели из укушенного плеча Лонгботтома. Фантомное изображение паука на его спине начало краснеть и становиться больше в размерах.

Хотя тело Лонгнботтома становилось тоньше и слабело, оставляя только кожу и кости, энергия в его теле экспоненциально увеличилась, словно у неё не имелось предела.

— Ритуал Жизни Темных Эльфов! Мы не можем ему позволить закончить его! В противном случае он продвинется до пика мага 2 ранга, хоть ему и придётся заплатить за это своей жизнью…

Голос Аарона стал хриплым. Он сразу превратился в луч света и устремился к Лонгботтому.

«Старый друг, Ару! На этот раз я не буду колебаться и не буду доброжелательным. Просто подожди и я спасу тебя!»

Баэлин крепко схватился за рукоять Меча Метеора. Такое оружие, находясь в руках сильного воина, издавало оглушительный визг.

— Умри! — решительно закричал Баэлин. Глаза на его доспехах снова раскрылись, и огромная мистическая аура устремилась к месту, где стоял Лонгботтом.

— Хаха…Давайте. Идите!

Лонгботтом, будучи полностью исхудалым, дико рассмеялся и насмехался над Баэлином и Аароном.

*Ба-бах!* После ритуала жизни темных эльфов его аура не только увеличивалась, но также похоже и испытала трансформацию, позволив ему получить огромное усиление.

Он поднял свою костлявую правую руку в сторону Меча Метеора в руках Баэлина.

*Бам!* Оба вступили в контакт и прозвучал звук столкновения металла об металл. Меч Метеора смог только обрезать кожу на руке Лонгботтома, после чего удар Баэлина был сдержан рукой первого, которая казалось стала прочнее стали.

— Хух? — Выражение Баэлина стало шокированным. Он ударил еще один раз, но лезвие длинного меча было схвачено зубами, а Лонгботтом не выпускал его, продолжая сжимать.

— Священное Пламя!

Аарон указал на Лонгботтома и волна чистого белого пламени окружила Лонгботтома, поджаривая его.

Одежды Лонгботтома, кольца, аксессуары полностью расплавились под действием ужасающей температуры пламени, но его тело оставалось нетронутым, словно было сделано из прочного металла.

— Что происходит? — воспользовавшись шансом и отдёрнув меч, Баэлин отпрыгнул назад и встал рядом с Аароном.

— Ритуал Жизни Темных Эльвоф начался, в этот момент его жизнь уже не принадлежит ему, а принадлежит величайшей Матери Бездны. Проще говоря, источник его жизни оказался в другом месте, а его собственное тело теперь лишь марионетка. Какой бы вред мы не причиняли его телу, всё будет бесполезно.

Выражение лица Аарона сильно нахмурилось с намёком на безумство. — Но его ритуал жизни еще не завершен, поэтому процесс переноса источника жизни всё еще здесь. Я попытаюсь найти его, а остальное ты возьмёшь на себя.

— Понял. — кивнул Баэлин, — Как ты собираешься… — но он не успел закончить фразу, прежде чем Аарон безумно бросился к Лонгботтому.

— Умри! — Лонгботтом наблюдал за ими двумя и увидев устремившегося к нему Аарона, его глаза наполнились местью и жестокостью.

Он резко сжал кулак. Черный кулак столкнулся с грудью Аарона и от места удара раздался звук хрустящих костей.

Выражение Лонгботтома резко изменилось, и он отвёл свой кулак. В месте, которым он ударил Аарона, кожа на его кулаке оказалась пронзена и наружу вытекала черная кровь.

— Ч…что произошло? Как простое заклинание Пронзание Костей смогло пробиться через мою защиту? — выражение Лонгботтома несколько раз менялось, и в нём даже виднелись намеки на отступление.

*Ба-бах!*

Но уже было слишком поздно. Множество серебряных нитей начали испускаться из тела Аарона, а его глаза побледнели. Удивительно, но он смог предсказать маршрут отступления Лонгботтома. Уклонившись от дальней атаки последнего, он зацепился за Лонгботтома.

— Ах! Ах! Аррргх!

Несколько заклинаний пронзающих кости действовали словно ловушка и пронзали тело Лонгботтома, но Аарону становилось хуже и из семи отверстий его тела текла кровь.

— Хах хехе… Это моя обновленная версия заклинания Пронзания Костей! Наслаждайся!

Лицо Аарона наполнялось безумием и облегчением, когда он закричал, — Винас, я иду!

— Ты безумец! — взревел Лонгботтом. Он ударил кулаками по спине Аарона, и огромная сила его ударов даже заставила землю содрогнуться.

— Скорей! Там! — Кровь текла из носа и рта Аарона, и он использовал крупинку духовной силы, чтобы отметить место для Баэлина.

Этим место оказалось в виде цветочного узора на спине Лонгботтома, где находилась татуировка паука. Сейчас это место ярко светилось серебряным светом.

— Умри!

Выражение Баэлина было спокойным, когда он высвободил мощную серебряную ауру, сформировав светло-серебряное пламя.

Большое количество пламени собиралось на поверхности Меча Метеора, а ужасающая энергетическая волна распространялась по всей области зоны проведения соревнований, в результате чего все маги невольно прекращали сражаться.

Большие серебряные крылья раскрылись на спине Баэлина, заставив его взмыть в небо и, словно огромный красный метеор, пронестись по воздушному пространству.

— Умри! — в этот момент Баэлин ни капли не сожалел и не колебался. Длинный крестообразный меч в его руках безжалостно пронзил защиту Лонгботтома. Лезвие прошло сквозь отмеченную точку.

Иллюзорный паук завизжал, а его восемь ног начали сильно дрожать. Внезапно он упал, превратился в черный дым и исчез.

— Угх…бульк… — Выражение Лонгботтома стало очень странным. Он выглядел так, словно хотел что-то сказать, но не мог. Всё что могли услышать Аарон и Баэлин — булькающие звуки, доносящиеся из его горла.

Свет в его глаза тускнел, пока они не стали полностью черными.

*Бух!* Труп Лонгботтома упал на землю и поднял в воздух огромное количество пыли.

— Мы…нам удалось!

Бормотал себе под нос Баэлин, чувствуя, как потерял часть своей души. Он чувствовал, будто его опустошили, словно потерял что-то очень важное для себя.

— Осторожно! Тьма еще не рассеялась! — Оба глаза Аарона побледнели. Он упал на землю, а под его телом образовалась небольшая лужа крови.