Глава 1153. Сердце

Между Мистрой и Шар никогда не было хороших взаимоотношений. Они обе были богинями волшебства, и естественное соперничество между ними гарантировало, что выжить сможет только одна.

Шар считалась погибшей во время Древней Заключительной Войны, но, на самом деле, ей удалось спастись при разрушении её божественного царства, отделавшись лишь серьёзными травмами. Удача позволила ей сбежать в Астральный План, где она и наткнулась на Мир Теней.

Мистра же создала Плетение, чтобы получить поддержку последователей и других богов. Она стала хранительницей Плетения, а другие боги перенаправили свою энергию, чтобы дополнить сеть.

Даже став Высшим богом, Мистра продолжала с осторожностью относиться к Богине Теней. В конце концов, Шар была единственным в мире богом, способным занять её место.

Плетение Теней было противоположностью Плетения, и именно это позволило Лейлину справиться с серебряным пламенем Мистры и беспрепятственно сбежать. Так как это был лишь один из его многочисленных козырей, Лейлин не боялся раскрыть его.

— Кукулькан… Шар… —  Мистра пыталась найти между этими двумя какую-нибудь связь, — Значит, я чувствовала этот страх смерти из-за Шар? Кукулькану удалось найти о ней какие-то сведения, и поэтому у меня появилось ощущение, что из-за него я могу умереть?

Хотя этот вывод был логичным, Мистра недооценивала ситуацию. Она даже не подозревала, что у Лейлина в рукаве имелся ещё один ужасающий козырь, способный по-настоящему убить её.

— То, что Бог Резни сбежал, не имеет большого значения, — напомнил ей Тир, — Сейчас важно убить всех этих аватаров. Наши Истинные тела уже сражаются с Груумшем…

Груумш бешено сражался с тех пор, как обнаружил, что его пантеон попал в засаду. Их Истинные тела не смогли бы долго удерживать его.

— Я понимаю… — Мистра помрачнела, и её серебряное пламя вновь усилилось. Хотя Домен Лейлина больше не давил на них, орочьи боги не осмеливались действовать опрометчиво.

Сеть серебряного пламени начала приближаться к ним, стараясь помешать Ильневалу и остальным заметить засаду Тира с Шипом Айкера. Шаргаас оказался самым неудачливым: именно он попал под удар, из-за чего его аватар погиб, а его главное тело получило серьёзные травмы. Только тогда серебряное пламя поглотило все остальные аватары.

— Мистра!

— Тир!

Над пустынями пронёсся полный ненависти рёв, исходящий от объединённого божественного царства пантеона орков, в результате чего многие верующие и даже просители в страхе попрятались.

Только из божественного царства Шаргааса не было слышно ни звука. Получив наибольший урон, он тут же погрузился в сон. Что касается Ильневала и Юртруса, им повезло чуть больше. Тем не менее, они потеряли несколько аватаров, поэтому больше не осмеливались на опрометчивые поступки.

*Аоо!*

В пустоши раздался громкий скорбный звук горна, и в воздухе появились две фигуры орков, окутанные золотым светом.

— Груумш призывает нас, — нахмурился мужчина, — Мистра и Тир объявили нам войну и созвали своих подчиненных. Но сейчас…

Этот был Багтру, Младший Бог Грубой Силы.

Пантеон орков был довольно необычным. Хотя Груумш и был их единственным Высшим богом, а остальные не были даже Средними богами, многие из них были очень сильны в бою. Однако Шаргаас, Ильневал и Юртрус были сейчас ослаблены, а одного Багтру  было недостаточно, чтобы заменить их.

— У вас есть какой-нибудь план? — беспомощно спросил он женщину подле себя. Хотя его мать, как Богиня Плодовитости, и не отличалась боевой мощью, она имела другие замечательные способности, попадающие под её домен.

— Шаргааса ранили Шипом Айкера. Хотя жизнь и исцеление попадают под мой домен, его Истинное тело погрузилось в сон, а это значит, что я не могу исцелить его. А вот Юртрус потерял много энергии. Я могу помочь ему быстро восстановиться… — Лютик была чрезвычайно мрачной, — Только вот… я не уверена, что нам дадут возможность восстановиться…

*Аоо!*

Раздался ещё один звук горна; более протяжный и отчаянный, чем прежде. Этот звук, казалось, был наполнен беспокойством, проносясь над равнинами.

— Действительно, у нас нет времени, чтобы исцелять его. Сейчас мы можем только остановить их… — Багтру криво усмехнулся, — Я пошлю все свои аватары. Оставляю на Вас руководство моими последователями и просителями…

Несколько золотых полос вылетели из божественного царства Багтру, присоединившись к большой армии на Главном Материальном Уровне…

Мистра и Тир уже давно планировали нападение на орков. «Толчок» Лейлина, наконец, позволил им нанести пантеону орков серьёзный урон, и даже покалечить одного из их богов. Если они не воспользуются этим преимуществом сейчас, то когда?

Война вспыхнула на обоих фронтах. Альянс Сильвермуна атаковал, пока в верхних плоскостях также бушевала война. Несколько подчинённых богов, таких как Азут, объединились с наёмниками из «добрых» группировок, и пошли войной против божественных царств орков. Это был их шанс преподать оркам незабываемый урок!

В Лунном Лесу.

Битва между богами и легендами уже превратила в руины половину этого региона. Лес искривлённых тёмных деревьев перестал существовать, сменившись морем горящего пламени. Ландшафт был усеян расчленёнными телами оборотней.

Легендарная битва подошла к концу. Аватар Малара умер очень быстро, и оборотни не могли пригодиться в  битве между богами. Сейчас они сражались с паладинами. Лидеры и шаманы не хотели участвовать в этой смертельной битве, поэтому использовали армию демонов Гары в качестве отвлекающего манёвра, чтобы уйти.

Хотя Шаман Гара и вызвал целую армию демонов, неустанные атаки паладинов быстро сокращали их количество, пока, в итоге, не остался только один Балор, сражающийся с Рафинией. Другие паладины присоединились к Каралу и бросились преследовать сбежавших оборотней.

— Хе-хе-хе…

Хотя он и не был Огненным Балором, противник Рафинии, как минимум, был легендарным существом. Он усыпал её еретическими заклинаниями, быстро и точно ударив по ней своим  двуручным мечом. Обычная легенда не смогла бы выстоять после такой атаки.

Однако противником этого Балора был паладин. И не просто паладин: это была Рафиния, Святой Рыцарь, Леди Надежды! Она продолжала решительно атаковать, и даже когда травмы усеяли всё её тело, она не сделала ни единого шага назад. Её безумное поведение напугало даже демона.

Доспехи Рафинии уже были расколоты, а Балор лишился своего кнута и  сломал меч.

— Хе-хе… Ещё увидимся, паладин! — хихикнул Балор, открывая портал. Он был слишком ранен, чтобы вести себя надменно. Несмотря на то, что демоны были хаотичными и инстинктивными существами, такие сильные, как этот Балор, имели некоторый интеллект.

Паладин тоже была истощена. Ей приходилось опираться на свой меч, чтобы держаться на ногах и не упасть. Тем не менее, когда она увидела, что демон собирается сбежать, её глаза загорелись. Этот необычный свет трудно было описать словами. Он содержал в себе закон и хаос, добро и зло.

— За правосудие! — взвыла она, прыгая в огонь и сжигая последние остатки своей энергии. Она всё-таки вонзила свой меч в сердце Балора, пусть и позволив пламени Бездны охватить себя.

— Ты! — Балор упал в шаге от портала, испуганно обернувшись. Однако на его лице вдруг появилась усмешка. — ХА, теперь-то я понял! Твоя сила не в чистоте. Это сила наших соперников, дьяволов! В таком случае…

Демон использовал все свои оставшиеся силы, чтобы оттолкнуть Рафинию, и вонзил культю правой руки прямо себе в сердце.

— Хе-хе… Вот, возьми мой Корень Зла! — он внезапно бросил пылающее сердце в Рафинию. Она, потратив всю свою энергию, просто не могла его остановить. Грязная кровь покрыла всё тело Рафинии, которое тут же поглотило чистую энергию зла.

— Что происходит? Почему я могу поглощать эту энергию? — Рафиния встала, с удивлением обнаружив, что её тело восстанавливается. Однако Балор был сожжён дотла, поэтому никто не мог ответить на её вопрос.

— Церковь. Миссия. И поддержка… — Рафиния ещё долго стояла на месте с пустым лицом, пока не рухнула на землю.