Глава 1179. Царство Смертных

*Грохот!*

Множество появившихся в этот момент  аур 8-го ранга заставили Сердце Матери вздрогнуть.

— Сила Бедствия… Тебе удалось привлечь на свою сторону Повелителей Бедствия?

Лейлин лишь улыбнулся, переведя тему, когда несколько могущественных фигур прошли через Кристаллическую Сферу в Мир Богов.

— Мир Богов… Место вечных тайн и загадок. Заключительная Война началась снова… — Эмиссар Глаз и Молина гордо стояли в пустоте. Они привели в Баатор ещё шестерых Повелителей Бедствия.

Скопление этих сил спровоцировало бедствие, быстро распространившееся вокруг них, в результате чего само пространство стало выть. После достижения соглашения с Волей Мира, их силы были восстановлены. Освободившись от ограничений, им больше не нужно было сидеть запечатанными в «тюрьме» своего мира.

Лейлина, как посредника их соглашения, не хотела обидеть ни одна из сторон. Он мог самостоятельно подавить Волю Мира, а с Силой Кошмара его сила только увеличилась. Повелители Бедствия пришли к нему в качестве бесплатной помощи.

— Эти восемь Лордов примерно так же сильны, как Средние злые боги. Вместе они способны уничтожить целый континент… — Лейлин улыбнулся.

Конечно, он не угнетал и не эксплуатировал Повелителей Бедствия. Он работал с ними вместе, чтобы получить больше преимуществ. Мир Воображений дал им огромный запас энергии для восстановления их сил, и теперь они должны были искать ресурсы для пополнения его Силы Происхождения. Что может быть лучшим местом для грабежа, если не Мир Богов?

Рядом с восемью Повелителями Бедствий стояли две женщины. Одной из них была молодая леди с очень светлой кожей и утончённым озорным личиком. Она окинула взглядом мир вокруг себя и глубоко вздохнула:

— Мир Богов… Я вернулась…

Это была Шар – Богиня, ставшая Магом после захвата власти над Миром Теней. Она стала подчинённой Лейлина, и её вынудили участвовать в войне.

— Хм… — из-за спины Шар появилась другая девушка. Она выглядела очень пленительно, и была более зрелой, чем её спутница. Каждая прядь её волос тихо шипела в воздухе.

— И Владычица Змей! — Сердце Матери узнала знакомое лицо.

Владычица Змей не смела медлить, разговаривая с Магом пика 8-го ранга, поэтому быстро поклонилась:

— Могучая Защитница Земли! Мы снова встретились…

— Десять Магов 8-го ранга, не считая твоего клона и тела Мага… — Сердце Матери была потрясена.

Эта сила могла сильно помочь им в этой войне. Теперь это стало для неё ещё важнее – иметь возможность повлиять на ход всей войны.

— А ты…. Твой путь уже совершенен, и ты можешь продвинуть до пика 8-го ранга в любое время, когда пожелаешь… — Сердце Матери посмотрела на Лейлина со сложным выражением во взгляде. Несмотря на то, что она высоко ценила Лейлина, она даже представить себе не могла, что он ТАК быстро достигнет того же царства, что и она. Его силу нельзя было игнорировать.

— Ммм… Сила Кошмаров была последним кирпичиком моего «фундамента». Теперь всё, что мне нужно сделать, – полностью поглотить сущность Асмодея, сплавив все свои законы воедино, чтобы сформировать безупречный Закон Первородного Греха… — Лейлин даже не пытался скрывать свой путь и планы, ведь теперь его уже ничто не могло остановить, — Я не стану вмешиваться в войну, пока не достигну пика 8-го ранга, и они – тоже…

Лейлин указал на десятерых существ 8-го ранга, и ни один из них не попытался ему возразить. Это шокировало Сердце ​​Матери ещё больше. Поначалу она подумала, что они – просто союзники, но теперь она обнаружила, какой удивительный контроль Лейлин имел над ними, и поняла, так этого просто не может быть. Теперь, когда на страже Баатора стояли одиннадцать Магов 8-го ранга, Высшие боги просто никак не могли помешать продвижению Лейлина.

Такая абсолютная уверенность исходила от силы, так откровенно демонстрируемой Лейлином. Каждое из этих существ в отдельности было бы очень полезно для любой фракций!

— Я собираюсь закончить свои приготовления; с Вашей стороны всё в порядке? — взглянул Лейлин на Сердце Матери.

— Можешь быть спокоен. Я уже воззвала к Воле Мира: она постепенно восстановится и будет готова. В последнее время Мир Богов сильно пострадал, так что он окажется в невыгодном положении, — глаза Сердца Матери отражали глубины Мира Магов, — Сейчас мы находимся в процессе подготовки заклинательной формации, которая перенесёт Волю сюда. Пять Магов Законов стоят на страже, и уже очень скоро мы сможем перенести в Мир Богов Волю Мира Магов, изменив законы этого мира…

Это был поистине революционный план. Отважные Маги на самом деле собирались перенести в этот мир Волю Мира Магов, чтобы одним ударом уничтожить Всебога!

— Трудно предсказать успех, но даже в худшем случае обе стороны получат серьёзные травмы, из-за чего подавление, оказываемое на нас, уменьшится.

Лейлин, естественно, знал, что задумали эти Маги. Как и Боги, они не хотели, чтобы их Воля Мира полностью пробудилась. Даже он не хотел, чтобы Воля Мира проснулась и подавила его. Таким образом, он не имел против их общего плана никаких возражений.

— Хорошо. А теперь я должен на какое-то время уединиться. Я оставляю это на Вас… — появился призрак Кошмарной Гидры и отнёс тело Мага Лейлина в самый глубокий уголок его божественного царства.

— Идём.

Тело клона И.И.Чипа уже достигло пика Среднего божества. Позвав за собой десятерых Магов, он выстрелил в своё божественное царство, как падающая звезда. Даже без защиты божественного царства эта компания была способна вселить страх в сердце любого бога.

«Скорее всего, когда мы увидимся с ним в следующий раз, он уже будет на пике 8-го ранга», — Сердце Матери взглянула на божественное царство, и в её глазах вспыхнул свет, когда она медленно растворилась в пустоте.

Все эти события не прошли незамеченными для богов. Однако мощь одиннадцати Магов, обладающих силой Средних богов, с дополнительной поддержкой двух Высших богов и божественного царства разрушила все их планы. Даже Тир и Латандер не посмели бы сразиться с ними в божественном царстве Лейлина.

Что касается Искажённой Тени, его и след простыл. Никто не знал, что он замышляет…

Эпидемия на Главном Материальном Уровне продолжала распространяться, и план по переселению своих последователей в божественные царства начал исполняться. Поганый Злобный Глаз и Владыка Хаоса развязали в Бездне ещё больший хаос, к которому присоединились новые существа законов, пробираясь в Бездну всё глубже и глубже.

Последующие ошеломляющие бои озарили небеса разных миров, но Баатор продолжал оставаться ненормально тихим. Лейлин погрузился в совершенствование своего Пути Первородного Греха, а остальные были заняты своими делами. Его клон прекрасно справлялся со всем остальным.

На Главном Материальном Уровне.

Дорон изо всех сил пытался загрузить свои последние вещи в телегу и связать их веревкой.

Ему казалось, будто все события недавнего прошлого были страшным сном. Выплеснув свой гнев, Здоровяк и Красноносый исчезли. Фермеры и новые волны бандитов окружили виллу Старого Холдмана, разграбив всё, что смогли найти. Они унесли даже дверь.

Когда грабить больше было нечего, они подожгли дом, сведя его к кучке пепла. Дорон поплёлся домой и ещё долго прятался там, опасаясь, что в его дом в любой момент ворвутся гвардейцы и повесят его.

Спустя несколько дней молчания он осознал один факт. Бог простил их, и их никто не арестовал. Это событие заставило его встать на колени и начать молиться богам о милости.

Однако несколько дней спустя в доме Старого Холдмана всё было восстановлено. Дорон осознал, что его жизнь ничуть не изменилась, как и жизнь всех остальных головорезов.

Однако Дорон просто не мог этого понять. Эти горы ячменя и зерна, золотые и серебряные столовые приборы, эта куча драгоценных камней… Куда всё это подевалось?

Он направил весь свой гнев на городской ломбард, но не осмелился ничего предпринять. В конце концов, ломбарды принадлежали очень могущественному лорду.

Подумав об этом лорде, Дорон вспомнил виллу, которую они сожгли до основания. Всё, что когда-то принадлежало Старому Холдману, теперь принадлежало ему. Каким-то образом эта вполне обычная мысль смогла дико разозлить его.

«Эти благородные лорды… Они, скорее, предпочтут наблюдать за тем, как люди умирают от голода и болезней, чем поделятся хотя бы одной бронзовой монеткой…»

Обычно его никогда не посещали такие изменнические мысли, но теперь все было иначе…