Глава 722. Очаровывание и черные преобразования.

*Грохот!*

В этот момент стальная решетка резко открылась, и внутрь вошел один из членов высшей власти Морского Племени.

Лицо лидера было полностью покрыто синими чешуйками. Он холодно посмотрел на Белинду, и прочел указ со свитка в своих руках:

— Белинда, штаб решил, что ты отвернулась от Мастера Порядка, осквернив славу сановника. Мы приговариваем тебя к суду за совершенное тобой преступление и за сговор с врагом.

— Нет, нет! Это невозможно! — Белинда просто рухнула.

— Нет ничего невозможного! — предводитель Морского Племени бросил ей документ. В нижнем правом углу стояла печать из штаб-квартиры. От неё исходило ослепительное сияние; она просто не могла быть подделкой.

Увидев на нем алые слова, Белинда почти окончательно сдалась.

— Даже … даже если штаб заразили хаос и скверна, у меня всё еще есть сановник. Я все еще являюсь жрецом… — Белинда дрожала, когда заклинание жреца начало формироваться на кончиках её пальцев. В отличие от такового у Лейлина, в основе ее заклинания лежала руна с изображением Глаза Суда.

*Пак!*

Глаз треснул, и заклинание рассеялось без следа. Эта ситуация означала, что сановник, Глаз Суда, не принял подношение Белинды. Другими словами, ее отвергли.

Конечно, простые люди не знали, что на пути жертвоприношений не существовало «равного обмена», а это означало, что, даже если сановник разорвал связь со жрецом или не принял его подношения, то все то, что он отдавал ему, уже не возвращалось обратно. Это была торговля с равноценным обменом, но когда жрец что-то предлагал, ему не возвращалось его подношение.

Это чем-то походило на действия губернатора Элиаса. Если бы он отказался от своей веры в Нечестивого Филберда, или тот не принял бы его подношений, то он, по крайней мере, не смог бы получить отдачи. Однако результаты предыдущих церемоний были постоянными и оставались неизменными.

Это отличалось от божьих священников. Едва боги покидали их, как они, сразу же, теряли весь свой статус и магическую силу. Таким образом, у него были свои преимущества и недостатки.

— Нет! Почему!? Почему так получилось? — решение штаб-квартиры не подтолкнуло Белинду к грани краха, — это был смертельный удар для нее.

— Почему… не только штаб, но и даже могучий сановник не стал верить, что меня оклеветали и отнеслись ко мне несправедливо…

— Встряхнись, Белинда! Могучий сановник точно знает правду, просто им нужно принести жертву ради него, — Лейлин спокойно стоял рядом с Белиндой, нежно поглаживая ее руку, лежавшую на её плече.

Во всех организациях, их члены должны были преподносить жертвы ради большей картины. Это было нормальной практикой, и если кто-то этого не делал, то его тут же начинали критиковать. В эти моменты, если кто-то из вышестоящей власти захотел бы смерти своего подчинённого, подчиненному не оставалось ничего другого, кроме как умереть.

Все делалось ради выгоды. Преимущества группы имели приоритет над личной выгодой. Столкнувшись с такой ситуацией, все ваши жалобы были бесполезными. Нужно было брать инициативу и поспешно приносить себя в жертву, иначе они могли доставить проблемы вашим семьям и друзьям.

Конечно, если вы не заботились ни о своей жизни, ни о жизнях своих знакомых и родных, то о таких личностей приходилось марать руки.

Однако такие люди, как правило, были нестабильными, встречались редко и представляли угрозу для своих общин, вследствие чего их старались немедленно ликвидировать.

В сложившейся ситуации, Глаз Суда принял это решение, несмотря на то, что знал правду о том, что Белинду попросту оклеветали. Таким образом, Белинду собирались принести в жертву.

Возможно, после умиротворения Морского Племени штаб отправит туда людей, чтобы возобновить порядок, удалив всех виновников в случившемся и людей, которые не желали находиться под контролем. По прошествии десятилетия или века, больше не возникло бы никаких политических перемен и Белинде даже могли присвоить звание «святой», которою почитали бы последующие поколения. Однако, если человек был мертв, какой в этом был смысл?

Однако Лейлин не мог отрицать логичности действий организации.

В физически слабом мире объединение сил для формирования организаций было способом возвышения могущественных личностей. Когда в жертву приносились блага одного из членов Церкви, они не могли сделать ничего, кроме как с энтузиазм к этому отнестись.

Однако здесь всё было по-другому! Когда личная сила человека становилась огромной, он уже получал право в одиночку выступать против целой организации. В мире, где существовала необычайная сила, важное значение имели только сильные личности.

Убийство и грабеж являлись лучшим доказательством этой концепции, особенно в Мире Чистилища, где несколько высших существ управляли всеми континентами.

Поэтому, у неё не было другого варианта, кроме как послушно умереть. Конечно, она не знала, что у нее имелся и другой вариант, в виде Лейлина, который уже готовил для ее спасения какую-то магию.

— Здесь нет никакой клеветы или заговора. Это правда! Белинда, ты вступила в сговор с организацией Нечестивого Филберда и похитила лорда Байклака. Мы казним тебя, — видя поведение Лейлина, глаза лидера морского племени недовольно блеснули.

Это было естественной реакцией на то, когда подчиненный осмеливался пойти против начальника.

— Ладно! Я не из вашей организации и, очевидно, не мог совершить преступление и сговориться с врагом. Мне интересно, когда я смогу уйти? — Лейлин развёл руками и рассмеялся.

— Ты, должно быть, верующий в Нечестивого Филбрида, и, следовательно, член вражеской организации, как и Белинда. Ты тоже должен быть наказан!

Лидер даже не моргнул и глазом, произнеся это на одном дыхании. Лейлин даже хотел похлопать ему, так как он уже догадался о правде, о которой не знал даже Глаз Суда.

Следует отметить, что лидер сделал все так, как он и хотел.

— Что за чушь, просто убей их!

Утренняя Звезда рядом с ним уже высвобождал наружу колебания духовного мастера и осуществлял призыв.

Они считали, что, если они оставят Белинду и Лейлина в живых, то попросту породят много лишних вопросов. Ранее, они уже связались со штаб-квартирой, и теперь, когда у них было их разрешение, им больше ничего не нужно было обсуждать.

— В таком случае… — пожал плечами Лейлин.

Неожиданно его аура изменилась, превратившись из маленького зайца в большого свирепого тигра.

*Шшш*

Огромный фантом Дьявольского Змея Алебастра вдруг возник за его спиной, издавая пронзающее уши шипение.

*Гул!*

*Взрыв!*

Ужасающие взрывы разбили помещение на куски.

— Убить их! Не сдерживаться! — заорал лидер, после чего большой акулообразный духовный зверь появился в воздухе.

Свет колебался, а энергии от жертвоприношений и духовных зверей непрерывно возникали в воздухе. Из-за таких мощных энергетических пульсаций, даже этот маленький островок начал трястись.

— Хахаха… вы все лжецы. Лжецы! — в этот момент Белинда, находившаяся под защитой Лейлина, вдруг сошла с ума, а ее лицо неистово покраснело.

— Я так хорошо относилась к вам и даже к Глазу Суда! Какое значение теперь имеет моя вера и упорство? — помимо ее жалоб и вопросов, два ручейка кровавых слез теперь сочились из её глаз.

— В таком случае, пусть скверна уничтожит этот мир! — злая аура начала исходить из ее тела, и большое количество Силы Воображения наполнило окрестности черной энергией.

«Может ли это быть … слухом о черном преобразовании?» — Лейлин хотел что-то сказать, но остановился.

— Сейчас не время для глупостей. Пошли! — Сила Воображения, вызванная Белиндой, резко сошлась в руке Лейлина. Казалось, она была соткана очень тонко, и превратилась в еще более мощную силу.

Большая черная сеть принесла с собой угнетающую силу, которая порождала отчаяние, окутывая собой этот островок. Оглушительный рев слышался повсюду, будь то зверь 4 ранга, принадлежавший лидеру Морского Племени, или звери других членов Племени, — никто не мог справиться с этой огромной черной сетью.

Туманная сила воображения даже заставила охранников потерять их из виду, и они попадали на землю.

—Демоническое Пламя! — с силой души Лейлина, бесчисленные языки черного пламени появились на большой черной сети. В отличие от пламени Феникса, его черное пламя содержало внутри себя огромное количество ненависти.

Морские виды сжигались пламенем и подавлялись, а их тела теряли свою жизненную энергию, до тех пор, пока полностью не сгорели.

— Это пламя сжигает душу! Осторожно! — взревел лидер, и духовный зверь Водная Акула, начал избегать соприкосновения с черным пламенем.

В конце концов, когда дело доходило до такого рода духовного тела, Демоническое Пламя походило на его естественного врага.

Все морские жители ниже 4-го ранга около острова были уничтожены одной атакой черного пламени. Сеть постоянно сжималась, вылавливая существ Утренней Звезды в крошечном пространстве.

— Эта сила… эта сила… — лидер теперь выглядел смертельно бледным. Если бы он знал, что Белинда обладает такой способностью, а этот Ник настолько порочен, он использовал бы против них более мягкую тактику.

Однако уже было слишком поздно каяться. Лидер все же до конца старался добиться ее пощады:

— Стойте … Белинда, мы готовы послать совместный запрос на освобождение тебя ото всякой клеветы, и мы даже покаемся Мастеру Порядка. Пожалуйста, не…

— Ха-ха… ха-ха… ты думаешь, я такая же, как и прежде? — Белинда безумно смеялась, а на её теле появлялись какие-то красные узоры. Темная сила воображения постоянно излучалась из её тела.

«Безумная Трансформация Вампира? Или эта атака потребляет кровь?» — Лейлин покачал головой и, не колеблясь, использовал ее Силу Воображения, увеличивая мощь черного пламени в сети.

В этот момент от жреца 4 ранга стали исходить странные колебания. Он пытался вызвать клона Глаза Суда.

«Мечтай!» — усмехнулся Лейлин, и от одного взмаха его Пера Хаоса, вокруг них распространилась сила хаоса, скрывая их координаты и заставляя Жреца, вызывающего клона Глаза Суда, захлебываться свежей кровью.