Глава 799. Бесстрашная кучка самоубийц

Два часа спустя.

Три боевые армии Зала Центрального Дворца под руководством своих капитанов организованно вошли в ворота телепортации Павильона Дождя.

Пять непостижимых теней оказались перед Старейшиной Дождя.

Тень, которая, казалось, была лидером, молчала, а тень, голос которой походил на скрежет металлических пластин, постепенно отделила свою гигантскую ладонь от горла Старейшин Дождя.

Другая тень, стоявшая рядом с мужчиной, не была такой жесткой и небрежно рассмеялась, как будто разговаривая со старым другом: «Старина, я думаю, ты сам видишь, что такие как Фэй Вэнь Ли и Император Тюрьмы уже история, а мы восстановили нашу полную силу через тысячи лет. Ты бы должен сразу определить, кто является главным победителем! У Башни Тун Тянь больше нет отличительных потомков, даже нет Верховного Врожденного, поэтому не следует ожидать второго Императора Тюрьмы, который будет упорно сопротивляться нам. Башня Тун Тянь достигла своего часа разрушения, а ты все еще мечтаешь о ее возрождении? Вместо этого лучше надейся, что мы проявим к вам милосердие. Ха-ха!»

«Мы не сдадимся». Выражение лица Старейшины Дождя было болезненным, отпечаток руки на его шее все еще казался глубоким, как будто к его горлу было прижато раскаленное железо, и он не мог прийти в себя.

«И кто будет бороться? Ветераны-инвалиды Фэй Вэнь Ли? В свое время вы не могли победить даже с Фэй Вэнь Ли, а теперь, когда она запечатана, может быть, даже уничтожена, вы хотите возрождения опираясь на искалеченные остатки ее армии, которые уже слабы и стары? Это же абсурд!» усмехнулась тень.

«Башня Тун Тянь не погибнет, всегда будут хорошие потомки, которые унаследуют силу своих предшественников, ее нельзя победить никакими силами, и так было с незапамятных времен!» искаженное от страданий лицо Старейшины Дождя внезапно озарила улыбка.

«Верно, так было с древних времен, но это не значит, что так будет и в будущем. Потому что после смерти Императора Тюрьмы во всей Башне Тун Тянь не будет другого Императора Тюрьмы. Сколько усилий вы вложили в культивирование только одного Императора Тюрьмы, который обладал тремя Божественными Артефактами? С помощью всех объединенных ресурсов Континента Парящего Дракона, Небесной Лестницы и Бездны Демонов вы смогли вырастить Императора Тюрьмы, достойного называться преемником Фэй Вэнь Ли. Я должен поблагодарить вас всех за это достижение, но это все, чего вы достигли! Теперь, вы, с вашими способностями, сможете вырастить второго Императора Тюрьмы? У вас все еще есть Божественные Артефакты? Нет. У вас есть Божественная Сила? Нет. У вас есть Божественность? Тоже не… Император Тюрьмы не имел достаточно времени для культивирования и не мог постичь и достичь области Божественного Врожденного, он не смог сформировать свое Божество и мог полагаться только на свои Божественные Артефакты и Божественную Силу, тем не менее, он был жестоко убит тремя великими лидерами. И теперь, когда три великих лидера, Цзю Сяо, Сюй Кун и Мин Юэ Гуан вернулись, мы испытываем еще большее облегчение. Император Тюрьмы мертв, а в Башне Тун Тянь больше нет экспертов!» тень протянула руку и нежно похлопала по плечу Старейшину Дождя, улыбаясь, как будто встретив старого друга. «Возможно, вы не сдаетесь, думая, что лидер пиратов все ещё где-то там и если он в конце десятого этапа получит Божественный Гримуар, тогда еще есть возможность спасения, да?»

«Божественный Гримуар никогда не будет принадлежать вам, воины Зала Центрального Дворца, вы все предатели, а Божественный Гримуар не признает предателей!» холодно фыркнул Старейшина.

«Прошли десятки тысяч лет, о каком предателе ты говоришь, кто вообще знает правду о создании нашего Зала Центрального Дворца? Во всем сегодняшнем мире в глазах всех воинов мы воплощение праведности, а вы — корень зла». Тень рассмеялась и махнула рукой: «Нам тоже не нужен Божественный Гримуар, не говоря уже о том, что с этой штукой непросто заключить контракт, она также очень опасна, и если ты не будешь осторожен, тебя заметят старики Запредельной Области. Хотя я признаю, что в глубине души я желал Божественный Гримуар раньше, но зачем желать то, что не может принадлежать нам, ведь мы просто можем убедиться, что вы, ребята, не сможете заполучить эту штуку»

«Даже Королева-Победительница не смогла пройти десятый этап, Куку Карибскому тоже не удастся» добавила с особой серьезностью тень с голосом, похожим на скрежет железных пластин.

«Верно, даже если мы будем сидеть сложа руки и ничего не делать, он все равно потерпит неудачу и сбежит, поджав хвост на Юг Небесной Области и продолжит быть праздным лидером пиратов. Однако этот год отличается от предыдущих лет, Цзю Сяо, Сюй Кун и другие вернулись, подтверждая, что Император Тюрьмы мертв, плюс у нас есть все наши боевые силы, и нет необходимости больше ждать. Разрушение Башни Тун Тянь уже близко!» тень, которая притворялась простой, но была необычайно высокомерна, яростно фыркнула.

«Если это так, почему вы ждете?» Старейшина Дождя даже бровь не поднял, игнорируя угрозу собеседника.

«Мы здесь не только для того, чтобы искоренить вашу последнюю надежду, но и надеемся, что все вы, старые дьяволы, поумнеете и раскроете все секреты, которые вы знаете о Руинах Богов, расскажите нам все и нам не придется ничего делать» тень прояснила их намерения.

«Руины Богов — хорошее место, но, к сожалению, я никогда не был внутри» слегка вздохнул Старейшина Дождя.

«Посмотрим, как долго ты будешь упрямиться. Скоро наступит день, когда ты будешь умолять нас со слезами. Запомни мои слова, скоро так и будет. Или, может быть, ты хочешь своими глазами увидеть, как вся Башня Тун Тянь погрузится в Темное Царство, превратившись в свалку!» тень снова рассмеялась. Она была так воодушевлена, что ей было все равно, что почувствует Старейшина Дождя, услышав её слова.

Старейшина Дождя закашлялся: «Что ты хочешь, чтобы я сказал, ты хочешь, чтобы я умолял тебя о пощаде прямо сейчас? Младший, ты все еще слишком наивен, если думаешь, что можешь меня напугать!»

Шмяк!

Тень наградила Старейшину Дождя пощечиной, от чего его лицо тут же распухло.

Кровь потекла из уголка рта Старейшины Дождя.

Но он просто засмеялся, ему было наплевать.

Когда тень была готова продолжить, тень посередине, которая все это время молчала, внезапно протянула руку, чтобы остановить её: «Хватит, не нужно тратить время на глупости! Оставь отряд, чтобы он перекрыл первую ступень. Пойдем, пират может быть на первой ступени, иначе Старейшина Дождя не стал бы тянуть время». Пять теней вошли в ворота телепортации Павильона Дождя.

Из-за угнетения от их сознания даже Старейшина Дождя не мог скрыть существования врат телепортации, и с самого начала не имел шанса остановить силы Зала Центрального Дворца.

Отряд из десяти человек остался.

Примерно через пять минут.

Невидимая тень, мерцающая в небе, вошла в ворота телепортации.

Если бы эта тень не вошла в ворота телепортации и не покинула Долину Дождей, то никто бы даже не осознал ее существование. После того, как пять теней ушли, она спряталась и, подождав пять минут, поняла, что Старейшина Дождя никак не отреагировал. Думая, что это могло означать, что их цель действительно давно опередила их, тень ушла, чтобы присоединиться к остальным. В самом деле, кто бы мог долго оставаться перед большой группой преследователей?

Старейшина Дождя покачал головой, выражение его лица было немного презрительным.

Но, в конце концов, он промолчал, игнорируя действия врага.

Когда невидимая тень ушла, Юэ Ян двинулся вперед, как будто он не видел десяти стражников из Зала Центрального Дворца, охранявших Павильон Дождя.

Прибыв в Павильон, Юэ Ян неторопливо сел на каменную скамейку, словно входя в свой дом.

Под ошеломленными взглядами десяти стражников из Зала Центрального Дворца он протянул руку, чтобы налить себе чашу вина, и начал медленно наслаждаться выпивкой.

«Сынок, дай-ка и мне». Старейшина Дождя был безнадежным пьяницей и не мог устоять перед шансом выпить немного вина.

«Эта группа людей была такой высокомерной, кто они такие?» Юэ Ян проигнорировал окружающих охранников Зала Центрального Дворца и спросил о тех непостижимых таинственных тенях, которые только что ушли.

«Умри!» десять стражников Зала Центрального Дворца объединились, чтобы напасть на Юэ Яна.

«Действительно хорошее вино!» Юэ Ян, казалось, не заметил, что десять единиц оружия одновременно атаковали его, и запрокидывал голову, выпивая вино.

Бум бум бум!

Лорд Лин Юнь и Ту Хай, а также девять лидеров прибыли как раз вовремя и напали на десять стражников Зала Центрального Дворца. Незадолго до того, как их оружие коснулось Юэ Яна, их всех выбросило из Павильона. Юэ Ян не обращал внимания на свое окружение и протянул встревоженному Старейшине Дождя чашу вина.

«Видишь ли, творить много зла — нехорошо, старик, ты должен хорошо относиться ко мне и быть хорошим мальчиком, иначе было бы жалко оставить тебя здесь запертым, избитым и отруганным и не имеющим возможности дать отпор!»

Старейшина Дождя громко рассмеялся: «Слишком поздно, если бы я знал, что нехорошо делать слишком много зла, я был бы лучше с самого начала, но жаль, что уже слишком поздно!»

Юэ Ян слегка колебался: «Я все еще не привык видеть таких людей, особенно тех, которые еще более коварны, чем я. Я особенно ненавижу таких людей. В последнее время у меня много днл, но я отомщу за вас, когда увижу их в будущем».

«Отомстишь? Ха, паршивец, не то чтобы я тебя принижал, но он сможет раздавить тебя одной рукой. Даже сейчас я очень боялся, что ты выскочишь, не зная своего места. Он — один из трех Владык Великого Дворца Зала Центрального Дворца, известный в современном мире мастер Зала Центрального Дворца, и его сила сравнима с силой Трех Великих Лидеров. Если ты хочешь выступить против него, уходи и тренируйся ещё два года. После этого, не говоря уже о Владыке Великого Дворца Цзи У Жи, ты определенно был бы более чем достойным противником даже Мастеру Зала Огненного Дворца Жань Фэну, Мастеру Зала Темного Дворца Ван Мо или капитанам трех армий, Клинку Справедливости, Руке Правосудия и Молоту Справедливости!» Старейшина Дождя выпил бокал вина, и на его лице снова появились признаки отравления, ему потребовалось много времени, чтобы оправиться от боли, и, наконец, он улыбнулся Юэ Яну: «Сынок, ты думаешь отомстить за меня, а значит я доволен, в свое время Император Тюрьмы даже не перднул, ты куда праведнее!»

«Конечно, я самый праведный человек в мире». У Юэ Яна было самодовольное выражение лица, кричащее «пожалуйста, продолжайте хвалить меня».

«Похоже, у этого парня, Кука, проблемы. все, кого преследовал Цзи У Жи, наверняка столкнутся с неприятностями, и если у тебя нет хорошего плана, лучше всего вернуться в Башню Тун Тянь прямо сейчас!» Старейшина помолчал и вздохнул: «Похоже, Небесная Область снова будет ввергнута в хаос».

«Не будьте таким пессимистом, если Император Тюрьмы смог, то и у меня получится!» Юэ Ян уверенно похлопал по плечу Старейшины Дождя.

Однако, когда он оглянулся на поле битвы снаружи, его лицо исказилось от удивления.

К тому времени боевая обстановка резко изменилась.

Оказалось, что когда лидеры трех основных боевых групп, которые обладали силой 5го уровня Небесного ранга, объединились с лордом Лин Юнем и Ту Хаем, и атаковали десять охранников Зала Центрального Дворца, которые, помимо капитана с его 5 м уровнем Небесного Ранга, были 3го уровня Небесного Ранга, они не только не побеждали, но и были даже отброшены стражей, оставшись в жалком состоянии.

Почему это произошло?

Один мастер 5го уровня Небесного ранга вполне мог справиться с 10 Небесными ранкерами 3-го уровня.

Прямо сейчас было одиннадцать сражающихся против десяти, и вдобавок одиннадцать Небесных ранкеров 5го уровня против одного Небесного ранкера 5го уровня и 9 Небесных ранкеров 3го уровня, но их все еще постепенно оттеснили, что это за чертовщина!

Ту Хай издал вой, он был перехвачен движением капитана стражи и был выброшен с поля боя, проливая кровь. Тело Юэ Яна слегка задрожало, если бы не своевременное спасение Хуэй Тай Лана, Ту Хай был бы убит этой атакой!

«Сынок, теперь ты, наконец, узнал силу Зала Центрального Дворца, да? Эти люди — настоящие стражи храма, те, кого ты встречал раньше, вероятно, просто солдаты из внешних ворот!» Старейшина Дождя улыбнулся, намекнув Юэ Яну быть более осторожным, идя против Зала Центрального Дворца, ведь любая небрежность могла стоить ему жизни!

«Умри!» один из стражей храма рискнул своей жизнью и раскрыл руки, чтобы обнять тело Лорда Лин Юня, когда тот получил от него сильный удар.

Другой страж храма, не раздумывая, немедленно пронзил их своей алебардой.

Он пронзил своего товарища и лорда Лин Юня вместе.

У стражника, который обнимал Лин Юня, был сумасшедший взгляд, как будто смерть была для него «высшей честью».

С громким хлопком он обнял правителя Лин Юня и взорвал себя…! ~!