Глава 246. Избранная

Нежна рука Чу Яо, легла, на плечо Лонг Чена:

— Позволь мне сделать это. Ты всегда защищал меня, мне бы очень хотелось, ответить тебе тем же.

Лонг Чен напрягся и покачал головой:

— Ты слишком добра и нежна. Просто позволь мне самому закрыть этот вопрос.

Он знал, характер Чу Яо. Она была слишком нежна для этого. Делать что-то подобное было очень трудно, и он хоте оградить ее от чего-то подобного. К настоящему времени он уже был нечувствителен к бремени убийства других.

— Нет, Чен. В Небесном Дворце я поклялась себе, что всегда буду защищать тебя. Благодаря этому обещанию, я совершенствовалась изо всех сил. Я знаю, что совершенствование — это путь без отступления, и я знаю, что у тебя, что предстоит преодолевать трудности. Все, что мне нужно, это чтобы ты позволил мне остаться с тобой. Неважно, куда ты пойдешь. Даже если тебе придется войти в ад, я всегда буду следовать за тобой. Так как это путь без отступления, мои руки неизбежно будут окрашены кровью. И даже если мне придется покрыть свои руки кровью и стать беспощадной королевой демонов, я не буду колебаться.

Закончив говорить, она медленно протянула руку. Кроме Хуа Юй, у всех остальных отвисли, от удивления челюсти.

Как только она это сделала, корни, удерживающие Старейшин ордена Кровавого Пути, ожили. Из них появились острые шипы, которые пронзили тела пленников насквозь.

Хотя, это были всего лишь корни, они были покрыты рунами, и сила, которую они излучали, могли почувствовать все присутствующие.

— Смерть! – крикнула Чу Яо, и сжала кулаки.

Три острых шипа, мгновенно пронзили лбы Старейшин. Сердце каждого, кто это видел, невольно дрогнуло.

Лицо Чу Яо было бледным, и Лонг Чен торопливо обнял ее. Он был чрезвычайно тронут. В его голосе прозвучало немного упрека, когда он сказал:

— Почему ты так сильно себя напрягаешь?

Если догадка Лонга Чена была верной, Чу Яо впервые убила кого-то. То, что она убила сразу трех человек, и к тому же, экспертов по Ковке Костей, имело для нее огромное значение.

— Если ты готов окрасить свои руки кровью для меня, то почему, я не могу сделать то же самое для тебя?

Хотя лицо Чу Яо, было бледным, ее голос был решительным. Она подняла руку и погладила лицо Лонг Чена.

Лонг Чен был тронут. Быть любимым, такой девушкой, было невероятным благословением, которое нельзя описать словами.

— Эй, этого достаточно. Приведи себя в порядок и вернись к тому, что ты должна делать. Если ты хочешь быть ласковой, у тебя будет достаточно времени после окончания битвы! – резко сказала Хуа Юй, но все же улыбнулась.

Чу Яо покраснела, но все же не могла расстаться с Лонг Ченом и продолжала держать его за руку.

— Давай, пойдем, увидимся с отцом, — Лонг Чен, крепко сжал ее руку, и повел к Лонг Тяньсяо.

Маленький Снегу, заурчал, и побежал следом за ними.

— О, Маленький Снегу, теперь, стал такой большой!

Только теперь Чу Яо поняла, что это был Маленький Снегу, просто, он стал больше, чем раньше. Она обняла его руками и поцеловала в голову.

Когда, они подошли к Лонг Тяньсяо, Чу Яо слегка покраснела и робко сказала:

— Приветствую вас дядя Тяньсяо!

— Какой дядя? Это звучит странно. Тебе просто нужно называть его папой, чтобы потом не пришлось переучиваться, — озорно засмеялся Лонг Чен.

Чу Яо сразу покраснела, как яблоко, но ее глаза искрились от смеха. Она не смогла сдержаться от смеха, и буквально выкрикнула:

— Папа!

Лонг Тяньсяо от души рассмеялся:

— Хорошо, хорошо, хорошо! Папа очень рад видеть, вас дети! Давайте пойдем, выпьем немного, и поговорим.

Лонг Чен горько улыбнулся и покачал головой.

— Папа, я не могу сделать этого в этот раз. Меня, ждут братья! Они нуждаются во мне, и я не могу их подвести!

Лонг Тяньсяо, был солдатом, и естественно, он понял значение слов Лонг Чена. Погладив его по плечу, он сказал:

— Хорошо, тогда мы подождем, вашей победы! Твоя мама, скучает по тебе.

Лонг Тяньсяо знал, что Лонг Чена и Чу Яо есть о чем поговорить, поэтому попрощавшись, повел свою армию, обратно в город. К этому времени большинство людей уже эвакуировались, и им также пора уходить.

После ухода отца Лонг Чен вздохнул и спросил Чу Яо:

— Ты хочешь пойти со мной на поле битвы?

Чу Яо слегка улыбнулся.

— На данный момент я не могу. Я хочу подождать, пока появиться враг, и посмотреть, как сражаются Избранные.

— Кто? — Лонг Чен никогда не слышал об этом раньше.

— Мой учитель, сказала, что Избранные благословлены небесами! Это гении, которым суждено подняться. Избранные … Я слышала, что они все бесподобные эксперты! — после последних слов, выражение лица Чу Яо стало немного неестественным.

Лонг Чен быстро все понял, он взял Чу Яо за руку, и спросил:

— Значит ли это, что вы тоже Избранная?

Чу Яо застенчиво кивнула, чем абсолютно восхитила Лонг Чена. Он обнял ее, и начал вращать.

— Ха-ха, Яо-эр, ты слишком удивительная!

Чу Яо держалась за шею Лонг Чена, прижавшись лбом к его лбу. Видя, как он был взволнован, она засмеялась.

— Я думала, что ты будешь разочарован, услышав эту новость.

— Почему, я должен быть разочарован? – удивленно спросил Лонг Чен.

— Разве влиятельные мужчины, допускают, чтобы их женщины были сильнее них? — спросила Чу Яо.

— Ну, технически, ты еще не стал моей женщиной. Как насчет того, чтобы исправить это и сделать тебя сейчас, моей женщиной, и тогда мы узнаем, понравится мне это или нет? – Лонг Чен озорно засмеялся.

Очаровательный красный румянец появилось на красивом лице Чу Яо, и она застенчиво посмотрела на Лонг Чена.

— Если ты этого хочешь, Яо-эр будет твоей.

Сердце Лонг Чена подпрыгнуло. Он действительно просчитался. Он слишком привык шутить с Тан Ван. Чу Яо не была такой же, как Тан Ван-эр; его шутка на самом деле была воспринята всерьез, и ни сколько не смутила ее.

Лонг Чен торопливо сказал:

— Мы не можем это сделать сейчас. Как совершенствующиеся, мы не можем сделать это до того, как достигнем царства Сяньтянь. В противном случае, мы не сможем этого сделать, ни когда.

— Хехе, так ты на самом деле знал? — Яо-эр смеялась, и дразнила Лонг Чена. – Да, мы пока не можем, это себе позволить!

— Это тебе сказала сестра Хуа Юй? – спросил Лонг Чен.

— Сестра Хуа Юй, сказала, что женщины не могут быть нежными, в противном случае их будут запугивать и игнорировать мужчины. Хотя я не боюсь запугивания, я боюсь, что ты однажды бросишь меня. Поэтому я должна следовать за сестрой Хуа и научиться у нее, нескольким вещам! — Чу Яо немного волновалась.

Лонг Чен был напуган, этими словами.

«Чему она учится у этой женщины? Зачем ей нужны такие знания?

— Ты не слушай ее глупости. Ты мне нравишься больше всего, когда ты мягкая и нежная. Меня все в тебе устраивает, и я бы не стал ни чего менять.

— В самом деле? Сестра Хуа Юй сказала, что женщины похожи на блюда с пищей, и что, как только мужчина насытится, еда становиться ему не вкуса. Поэтому мы должны уметь, меняться, чтобы всегда быть интересными, для своих избранников, — нервно, сказала Чу Яо.

Пот начал капать с лица Лонг Чена. Как он и предполагал, сестра Хуа Юй, действительно была хитрой и изворотливой. И Чу Яо, не должна оставаться рядом с ней слишком долго.

— Яо-эр, ты можешь сказать мне, что значит быть Избранной?

— Учитель Хуа Юй, говорит, что Избранные, это фавориты, среди людей, так как они рождаются с кармической судьбой и имеют кармическую удачу. Они настолько сильны, что не имеют себе равных в одном и том же Царстве, — объяснила Чу Яо.

Услышав ее объяснение, Лонг Чен сразу подумал о человеке с луком. Мо Ньян, убивший сотни учеников Порочного Пути одной стрелой, также должен быть Избранным.

— Яо, что именно означает — непревзойденный в том же Царстве? — спросил Лонг Чен.

— Это значит, что в том Царстве, в котором нахожусь я, нет равных мне соперников. Другими словами, если я нахожусь только в раннем Этапе Царства Трансформации сухожилий, даже тот, кто находится на пике этого Царства, не может быть, мне конкурентом! – сказала Чу Яо несколько застенчиво.

Такие слова действительно были высокомерны. Но это были не ее слова, а слова ее учителя.

Лонг Чен был несколько шокирован словами Чу Яо.

«Избранные — не имеют равных, в этом мире?!».

Но затем, он вспомнил о трех Старейшинах Кровавого Пути. Он уже собирался использовать Раскол Небес, но Чу Яо быстро пленила, при этом не прилагая особых усилий.

— Яо-эр, какой у тебя уровень Корня Духа? — вдруг спросил Лонг Чен.

— Мой Корень Духа, не имеет уровня! Есть Корень Духа бронзовый, серебряный, золотой и из темного золота, но есть Корень Духа Совершенный. Именно такой у меня! — объяснила Чу Яо.

Лонг Чен знал, что люди с такими Духовными Корнями были одарены врожденным контролем над определенным видом энергии. Дар Чу Яо — ее энергия дерева.

Однако она совершенно отличалась от обычных лесных культиваторов. Ее Энергия Дерева выходила за пределы пятиэлементной классификации и взаимных подавлений. Она, даже не боялась огня, и легко могла его подавить. Это был самый страшный аспект Совершенных Духовных Корней. Неудивительно, что корни, которыми, она пленила Старейшин, были даже тверже стали.

Но, по правде говоря, эти Старейшины не могли считаться настоящими экспертами по Ковке Костей. В лучшем случае они могли считаться только обладателями этого Царства.

— Лонг Чен, как бы я ни была сильна, я всегда буду рядом с тобой. Я всегда буду твоим помощником.

Чу Яо осторожно прижалась к Лонг Чена, и уткнулась головой в его грудь.

Лонг Чен мягко погладил ее и рассмеялся:

— Ты боишься, что твоя сила подорвет мою уверенность в себе? Хе-хе, определенно нет. Я стану еще сильнее, чтобы защитить тебя.

Хотя он сказа это, внутри он был не доволен собой.

«Мне определенно нужно стать сильнее. Мне нужна Звезда Алиот, и как можно скорее, иначе я действительно, окажусь слабее всех. Как только я вернусь на поле битвы, нужно отрезать, как можно больше голов и получить больше очков. В противном случае Чу Яо, действительно скоро будет меня защитить».

Поговорив еще пару минут, он заторопился, так как, чувство тревоги, не покидало Внезапное появление Чу Яо преподнесло ему приятный сюрприз, но он не мог насладиться е обществом, в полной мере, так как чувство ответственности, все это время, не оставляло его.

Чу Яо еще не принимала участия в сражениях, и сказала, что она пойдет сражаться только после того, как появятся основные силы Праведного Пути. Однако, Лонг Чену, стало любопытно, почему Мо Няню было разрешено участвовать в разминочных боях, а Чу Яо нет? Разве они не были одинаковыми? Но, пока у него пока не было ответа на этот вопрос, и он не стал ломать над ним голову.

Лонг Чен простился с Чу Яо, и поспешил, к своей «армии».

Когда он был в паре миль от города Нанли, он увидел, что все занимают оборонительные позиции, и все по-прежнему чрезвычайно упорядоченно. Вероятно, что еще не произошло, ни одной крупной битвы.

Внезапно большое количество учеников Порочного Пути, атаковали позиции учеников монастыря Сюань Тянь.

Лонг Чен уже собирался поспешить, к своим братьям, но вдруг резко остановился. Вместо этого он нашел укромное место, и стал наблюдать за ходом боя. Он хотел знать, как поведут себя основные ученики, в таких обстоятельствах.