Глава 1030. Дьявольский Монах Маленький Толстяк, Позиция, Статус Маленького Толстяка

Хоть и прошло много лет, Цин Шуй все еще смог очень быстро узнать Маленького Толстяка. Тот не очень изменился, но стал выше. Самое главное, что его прошлые жиры теперь стали крепкими мышцами, которые были похожи на железные.

— Это ты, Маленький Толстяк?! — посмотрев на Маленького Толстяка, спросил Цин Шуй.

В его голосе был намек на какую-то неловкость. Подумать только, что Маленький Толстяк, что восхищался им и был медленным, достигнет такого высокого уровня культивации.

— Ооо! Брат Цин Шуй, ты же Брат Цин Шуй! — воскликнул Маленький Толстяк.

Все остолбенели. Все произошло слишком неожиданно, и никто не понимал, в чем дело. Подумать только, что Дьявольский Монах обращается к Цин Шуй как к брату…

Несмотря на то, что Маленький Толстяк и Бриллиантовый Преподобной состояли в Бриллиантовой Секте, из-за их взрывного роста культивации другие называли их Дьявольскими Монахами. Однако у Маленького Толстяка был маленький опыт снаружи. Он провел годы за тренировками. Конечно, он также принимал участие в битвах и т.д. Именно в тех боях он сделал себе имя Дьявольского Монаха.

— Ты действительно Маленький Толстяк! — Цин Шуй все еще был крайне потрясен.

Он смотрел на гиганта, стоящего перед ним, и тоже был особенно счастлив.

Он предполагал, что однажды вновь встретится с Маленьким Толстяком, особенно с тех пор, как Клан Цин узнал, что Маленький Толстяк ушел с экспертом из Секты Будды со словами, что у него есть сродство с Буддой.

Казалось, что так и было. В то время Цин Шуй лишь почувствовал, что Маленький Толстяк родился с большой силой, и не ожидал, что он сможет достичь таких больших результатов менее чем за 20 лет.

— Брат Цин Шуй, это действительно я. Я Маленький Толстяк! У меня не было возможности поискать Брата Цин Шуя. Клан Цин – мой настоящий дом!

Глаза гигантского Маленького Толстяка наполнились слезами радости, когда он увидел Цин Шуя. Для него Цин Шуй и Клан Цин были семьей.

У него также есть Учитель, но он всегда считал Клан Цин своим настоящим домом. Он всегда вспоминал дни, проведенные в Клане Цин. Это Цин Шуй даровал ему жизнь, вылечив его.

— Ты и впрямь в Секте Будды. В то время я слышал, что ты охотно ушел с монахом, который сказал, что у тебя сродство с Буддой. Похоже, твое решение покинуть Клан Цин тогда было верным, — Цин Шуй был очень рад, видя, что Маленький Толстяк достиг такой культивации, что у него теперь была.

— Брат Цин Шуй, я по-прежнему тот Маленький Толстяк. Я никогда не изменюсь. Я не знал, что противник, с которым мы сегодня должны были разобраться, — это Брат Цин Шуй. Раз Маленький Толстяк тут, то кто бы ни захотел разобраться с тобой, то только через мой труп! — его не волновало, каково положение, и он четко показал свою позицию.

Его заявление еще раз всех потрясло. Секта Будды была очень могущественной, и у нее было много гениев. Однако Маленький Толстяк явно считался одним из лучших в Секте Будды его поколения. Человек с его талантом и мощью может не появиться даже среди миллиарда человек его возраста. Сейчас одновременно появились два таких человека. Из-за этого у всех было неописуемая горечь, особенно у Бриллиантового Преподобного.

Остальные посмотрели на Маленького Толстяка, а затем на Преподобного.

Его поступок считался предательством и настойчиво оспаривал авторитет Секты Будды. Все посмотрели на Бриллиантового Преподобного, задаваясь вопросом, как он справится с этой ситуацией. Все-таки Маленький Толстяк был его единственным учеником. Также он был тем, кем Бриллиантовый Преподобный гордился больше всего.

— Маленький Толстяк! — крикнул Бриллиантовый Преподобный.

Цин Шуй не ожидал, что Преподобный тоже так обратится к Маленькому Толстяку. Он не знал, что Учитель так и называл его Маленьким Толстяком. Кроме того, у Маленького Толстяка был высокий уровень старшинства. Другие обращались к нему как к Боевому Дедушке или Боевому Дяде и т.п., но за спиной они называли его Дьявольским Монахом.

Маленький толстяк обернулся посмотреть на Бриллиантового Преподобного, затем на Цин Шуя. Он немного помолчал, а потом поднял голову к Преподобному:

— Учитель, в то время, когда я ушел с вами, вы пообещали мне, что всегда смогут уйти к Клану Цин. Вы также обещали мне, что если Клан Цин окажется в беде, то вы поможете им.

Бриллиантовый Преподобный остолбенел. Тогда, чтобы Маленький Толстяк ушел с ним, он пообещал ему несколько вещей. Их было две: «Если Маленький Толстяк захочет вернуться в Клан Цин, то он не будет его останавливать» и «Если Клан Цин окажется в беде, то он поможет им». Однако он не ожидал, что тем, кто будет противостоять Секте Будды, в итоге окажется Клан Цин.

Бриллиантовый Преподобный не особо обращал внимание на происходящее снаружи. Более того, они были на Центральном Континенте. Даже если он слышал о молодом человеке по имени Цин Шуй, он не ожидал, что тот окажется родом с Континента Зеленого Облака. Даже если тот пришел с Континента Зеленого Облака, Преподобный не ожидал, что он будет из Клана Цин, о котором упоминал Маленький Толстяк. Он знал о способностях Клана Цин. Невозможно, чтобы молодой человек, сумевший убить десятерых из Ассоциации Старейшин, появился в той группе.

Однако это произошло, и это действительно был тот Клан Цин. Он, Бриллиантовый Преподобный, всегда был человеком слова. Шансы на то, что такое произойдет, были практически равны нулю, но это все равно произошло.

Услышав слова Маленького Толстяка, Цин Шуй остолбенел. Он не ожидал, что у того на сердце по-прежнему есть Клан Цин, и перед уходом он даже поставил несколько условий, выгодных для Клана Цин. Хотя Секта Будды никогда не помогала Клану Цин, это было показателем чувств Маленького Толстяка.

— Брат Цин Шуй, перед уходом ты сказал, что Маленький Толстяк должен отплатить тому, кто относится ко мне хорошо, даже рискуя своей жизнью.

Слова Маленького Толстяка заставили всех замолчать. Репутация Дьявольского Монаха в Секте Будды была весьма сильной, и он был лучшим среди молодого поколения. Даже другие молодые люди из Секты Будды были намного хуже него.

— Боевой Дедушка.

Тут Бриллиантовый Преподобный поклонился старику, который был очень тощим.

— Хахаха, молодой человек, ты очень силен. Кто-нибудь говорил тебе, что у тебя очень уникальное телосложение, сродни Будде? — внезапно улыбнувшись, старик произнес нечто, что всех ошеломило.

— Кое-кто сказал, что я подхожу для того, чтобы стать Королем Марионеток Девяти Ян, но я убил того человека, — Цин Шуй улыбнулся и посмотрел на старика.

Выражение лица старика не изменилось. Конечно, он понял, что имеет в виду Цин Шуй. Он поколебался:

— Молодой человек, ты желаешь забрать Маленького Толстяка?

Цин Шуй на мгновение остолбенел, а затем улыбнулся. Он понял, что беспокоит Секту Будды. Хоть они и потеряли десять Старейшин, но только по одному из каждой ветви. Они все еще могли позволить себе такую потерю. Конечно, этот старик, наслаждающийся высоким статусом в Секте Будды, не особо задумывался об их потерях. Сейчас их больше всего волновала потенциальная утрата такого великого таланта, как Маленький Толстяк.

— Брат Цин Шуй, я действительно очень скучал по всем вам. Даже если бы этого не произошло, я бы все равно отправился на ваши поиски, — с сильной решительностью произнес Маленький Толстяк.

— Тогда что насчет твоего Учителя? — улыбнувшись, спросил Цин Шуй.

— Учитель был очень добр ко мне. Он всегда будет моим Учителем. Когда у меня будет свободное время, то я буду навещать его.

— Маленький Толстяк… — с непростым тоном крикнул Бриллиантовый Преподобный Маленькому Толстяку.

— Маленький Толстяк, если ты останешься в Секте Будды, то в будущем я передам тебе свою должность, — спокойно произнес худой старик после некоторых раздумий.

Из-за этого все в Секте Будды замерли. Каким статусом обладал этот старик? Он был Высшим Великим Старейшиной во всей Секте Будды! Все, независимо от ветви, должны были называть его Старым Предком.

Когда Маленький Толстяк собрался что-то сказать, старик поднял руку и произнес:

— Маленький Толстяк, не торопись с ответом. Это просто должность. Когда Секта Будды в беде, то ты должен помочь. Конечно, в остальные дни ты можешь приказывать всем девяти ветвям Секты Будды без каких-либо условий. Никто в Секте Будды не сможет ограничить тебе свободу. Ты сможешь делать все, что пожелаешь.

Когда старик сказал это, он смотрел не на Маленького Толстяка, а на Цин Шуя. Его взор с самого начала не отрывался от Цин Шуя. Будучи проницательным, он ясно видел, насколько особенным был Цин Шуй и насколько Маленький Толстяк слушается его.

Маленький Толстяк ничего не ответил. Прошло много лет, и Цин Шуй тоже осознал, что Маленький Толстяк сильно изменился. Несмотря на то, что он по-прежнему был прямолинейным и честным, в его глазах был духовный интеллект.

— Сэр, когда дело дошло до этого, давайте сначала обсудим условия. Мы забудем о сегодняшнем, и я соглашусь с вашими условиями относительно Маленького Толстяка. Но вы должны освободить Хоюнь Пэн, — глядя на старика, твердо предложил Цин Шуй.

— Хаха, мы можем забыть о произошедшем сегодня. Мы просто примем все, раз Маленький Толстяк согласен. Если ты хочешь освободить Хоюнь Пэн, то это не невозможно. Если Хоюнь Пэн покинет Секту Будды, то больше он не будет относиться к Секте Будды и не будет считаться одним из нас. Конечно, необходимое условие в том, что ты должен победить меня, — когда старик заговорил, он делал это очень спокойно.

Цин Шуй не был глуп и понял намерения старика. Если он проиграет, он просто потеряет свою жизнь. Секта Будды сохранит свою хорошую репутацию, а Маленький Толстяк все еще сможет остаться в секте, когда все уже будет сказано и сделано. Потому что Преподобный очень хорошо к нему относился, и, поскольку прошло столько времени, произойти могло все, что угодно. Даже если он проиграет, результат все равно будет хорошим. Маленький Толстяк был человеком слова, и с его именем Секте Будды не придется волноваться. Более того, сам старик останется молчаливой поддержкой. Если Маленький Толстяк не сможет справиться с проблемами, он не будет просто наблюдать со стороны. Следовательно, неважно что, старик единственный будет в выигрыше.

— Хаха, я обещаю. Но сначала должен сказать, что я не буду с вами милосерден. Если что-нибудь произойдет, это будет не в моей власти, — улыбнулся и сказал Цин Шуй.

Тем не менее старик ощутил холод в его улыбающихся глазах.

— Это естественно. Я тоже не буду тебя жалеть!

После этого старик взлетел на 1,000 метров вверх.

Цин Шуй оседлал Дракона Слона с Золотой Чешуей и переместился вверх. На этот раз он не смел расслабляться. Хоть Цин Шуй и победил в битве против Бриллиантового Преподобного, он уже использовал Область Доминирования.

Сейчас Цин Шуй не особо волновался. Он знал, что старик специализируется на духовной энергии, которой Цин Шуй слабо опасался. Поэтому Цин Шуй убрал Бога Грома Фиолетовой Звезды.

— Начнем!

Старик посмотрел на Цин Шуя и улыбнулся. После он достал пятицветную трость, которая была всего лишь около трех футов в длину.

Какая хорошая вещь!

Про себя воскликнул Цин Шуй. Эта трость была выкована из Пятицветного Камня, который, казалось, был выше по качеству Фиолетового Нефрита и метеорита. Он был особенно силен в атаках духовной энергией и в ее увеличении.

Было не так много предметов, увеличивающих атаки духовной энергией и ее саму. Следовательно, Пятицветный Камень был особенно ценным.

Услышав слова старика, Цин Шуй больше ничего не сказал и бросил в него Талисман Нисходящих Небес!

400 звезд!

Цин Шуй был ошеломлен. Это означало, что у старика сила лишь в 8,000 звезд. Хоть это был чудовищный уровень, казалось, что он не должен быть лишь на этом уровне.

Цин Шуй предположил, что его противник, вероятно, не использовал некоторые боевые техники, как и сам Цин Шуй.

Старик взмахнул короткой тростью, и вокруг него появился огромный образ, похожий на льва. Впрочем, его можно было отчетливо разглядеть, и он окутывал старика.