Глава 1081. Нет места снисхождению, Воссоединение с Таньтай Сюань

Цин Шуй был все ближе и ближе, и одна группа Кровавых Волков Стервятников ринулась на него. Тот спокойно вынул Меч Большой Медведицы и взмахнул им как ни в чем не бывало. И одним махом убил одного, а другим несколько.

Кровавых Волко-Стервятников было множество, но из-за огромного размера одновременно к Цин Шую могли подлететь только с десяток чудовищ. Сила Цин Шуя на данный момент была почти шестьсот тысяч звезд без Проявления Доспех Дьявольского Чудовища. Если бы он задействовал шанс в 20% на удвоение урона атаки, то тогда он бы бил с силой в почти миллион и двести тысяч звезд.

Группа Кровавых Волко-Стервятников никак не могли достать Цин Шуя. Когда он положил сотню чудовищ, они стали отступать. Однако не удалились с поля боя, а окружили человека в фиолетовом одеянии и его спутников.

Ауууууу ауууууу….

Кровожадно выли Стервятники. Цин Шуй не стал гнаться за ними, а остановился и стать наблюдать, как человек в фиолетовом и его друзья тщетно пытаются отбиться от нападающих.

Аууууу аууууу….

Среди Кровавых Волко-Стервятников один был крупнее остальных. И у него, в отличие от остальных, голова была черной, а тело – кроваво-красных. Значит, это был король этой стаи Стервятников. Если кто-то захочет уничтожить монстров, то нападать нужно в первую очередь на него.

Но Цин Шуй не очень хотел этим заниматься. Он не был заинтересован в спасении этих людей. С самого начала он не хотел драться с ними. Гора Фиолетового Дракона была лишь представителем скрытой силы Северного Континента Священного Лу. Он не боялся их, просто после его отправления на те другие четыре континента его семья останется без него, поэтому было бы лучше, если бы эти ребята сейчас исчезли в Древних Руинах.

Даже если бы его противники поняли, что делает Цин Шуй, доказательств у них против него никаких не было. А сам Цин Шуй не мог не воспользоваться этой ситуацией: и его руки чисты, и цель достигнута. Если бы не эти Кровавые Волко-стервятники, ему бы пришлось самому решать вопрос и сделать так, чтобы эти люди никогда не покинули Древние Руины.

«Господин, мы с Горы Фиолетового Дракона, пожалуйста, помоги нам, мы наградим тебя как следует», в спешке крикнул один старик.

Цин Шуй не ответил. Вместо этого он смотрел на гало формации, которая должна была вот-вот рухнуть, и на мрачного человека в фиолетовом. А тот смотрел на него.

«Господин, пожалуйста, помоги нам. Мы были ослеплены своей гордыней. Любовница из Клана Бэймин всего лишь наложница нашего молодого мастера. Мы обидели тебя, пожалуйста, не думай об этом», быстро крикнул другой старик, когда Цин Шуй не удостоил их мольбы ни словечком.

Он не удивился. Многие люди делают то, чего в жизни бы не сделали, когда их жизни угрожает опасность. Кто захочет падать на колени перед другими? Тем не менее, ради выживания люди ежедневно шли и не на такое.

Цин Шуй продолжил улыбаться и молчать, глядя на мужчину в фиолетовом, на его мрачное лицо. Было понятно, что этот человек слишком серьезно относился к своей гордыне. Попытаться уговорить его сказать что-нибудь будет труднее, чем подняться в рай. Поэтому он и молчал. И его молчание говорило само за себя – он ждал, когда этот человек скажет свое слово.

Старики попытались что-то сказать от его имени. Они хоть и были хитрыми мудрыми лисами, прожившими долгую жизнь, но не смогли понять, чего хочет Цин Шуй. Они так торопились крикнуть о помощи, потому что надеялись расположить его к себе и хотели, что их спутник в фиолетовой одежде передумает и последует их примеру. Такой психологический ход.

«Молодой мастер, пожалуйста, скажи что-нибудь. Нужно знать, когда стоять на своем, а когда отступить», сказал один из стариков человеку в фиолетовом одеянии, который все это время хранил молчание.

Человек в фиолетовом стиснул зубы покрепче и снова бросил на Цин Шуя мрачный взгляд. Он так крепко сжимал кулаки, что ногтями порвал кожу на ладонях. С самого детства он всегда получал все, что захочет. Он никогда не думал, что в жизни придется попасть в такую позорную ситуацию. Он держался изо всех сил, но все-таки не мог отвести от Цин Шуя глаз.

Для людей из Высших Аристократических Кланов сохранить лицо – самое главное. Где-то глубоко в душе человек в фиолетовой одежде был готов выбросить свою жизнь ради своей гордости. А иначе он бы никогда ничего бы не добился на Континенте. Если сегодня он признает свою ошибку, все страхи останутся с ним. И это сведет его с ума.

И было понятно, что случится дальше. Цин Шуй холодно наблюдал за ситуацией со стороны. Ему совершенно не нравилось, как серьезно и высоко ценил свою гордость его противник. Тем не менее, если бы он даже и сказал что-то, Цин Шуй все равно не помог бы ему.

Иногда излишняя жалость приводит к еще большим потерям. В зависимости от ситуации, иногда остаться хладнокровным было более мудрым решением и рубить зарождающуюся проблему на корню.

Пам!

Гало формации разрушилось!

«Защищайте Молодого Мастера!» громко закричал один из стариков.

«Господин! Пожалуйста, помоги! Я клянусь жизнью, что щедро одарю тебя в знак благодарности…»

……

Цин Шуй наблюдал, как человек в фиолетовом изо всех сил старается и убивает Кровавых Волко-стервятников. Глаза его горели огнем, словно его охватило безумие. Уровень культивации у него был довольно приличным, почти такого же уровня, что и у Цин Шуя до входа в Древние Руины. Но теперь можно было сказать, что разница между ними была огромной. Цин Шуй был легко расправился с этим человеком с помощью своих Духовных Боевых Техник.

Пу!

Раздался глухой и короткий звук, и голова одного из старейших лопнула пополам. Другие старики снова бросились уговаривать человека в фиолетовом извиниться перед Цин Шуем.

Человек в фиолетовом стал лишь с еще большим энтузиазмом крушить Кровавых Волко-стервятников и не собирался даже на секунду сдаваться, словно не слышал никого вокруг. Глаза его налились кровью. Может быть, он не хотел поступаться гордостью, может, думал о будущем, а может, и вовсе просто не хотел признавать своей вины. От этого он ненавидел Цин Шуя еще больше.

Еще один умер!

И еще один!

……

В итоге остался лишь один человек, тот самый мужчина в фиолетовой одежде. Все было решено. Цин Шуй не вмешивался. Вместо этого он смотрел на обезумевшего противника и буквально не чувствовал ничего.

Ему было нисколечко его не жаль. Каждый сама несет ответственность за все, что сделал. Более того, Цин Шуй прекрасно понимал, что живым этот человек представляет для него бОльшую угрозу.

Все стихло. Цин Шуй собрал Межпространственные Сумки, разбросанные по земле. Война – лучшее время пожинать плоды. На самом деле, самым быстрым способом обогатиться тут было убивать культиваторов и забирать себе трофеи. Конечно же, по-настоящему благородный человек всегда заработает деньги честным путем, несмотря на то, что убивать было проще и легче. Но нормальный человек убивал только в честном и вынужденном бою и того, кому суждено было умереть.

Почти двадцать дней месяца уже прошли. Временами Цин Шую попадались другие воины, вошедшие на Древние Руины одновременно с ним.

Цин Шуй понимал, что исчерпал уже все свои шансы и кроме лекарственных трав больше ничего путного не находил.

Вдруг мимо него быстро прошмыгнула знакомая фигура. Он точно знал этого человека, но увидел лишь мельком, поэтому не мог сразу вспомнить, поэтому он инстинктивно прыгнул на Громового Зверя и последовал за этим силуэтом.

А тем временем человек пролетал мимо высокой горы перед ним. Цин Шуй последовал за ним. Когда он оказался на вершине, его уже поджидали.

«Зачем ты следуешь за мной?»

Цин Шуй узнал знакомую фигуру.

Женщина была одета в простые белые одежды и была очень стройной и привлекательной. От нее исходила чистейшая святая аура.

Ее глаза были так чисты, что можно было сойти с ума. Она была грациозна, без капли вульгарности. Некая глубокая душевная щедрость наполняла ее взгляд.

Лицо ее закрывал белый шарф, только глаза в прорези было видно, приводя Цин Шуя в состояние транса. Она была из тех, кого люди считали исключительно красивой, даже не видя ее лица целиком. Потому что ее аура была прекрасна.

Таньтай Сюань!

«Неудивительно, что мне фигура показалась знакомой, это же Мисс Таньтай», сказал Цин Шуй, убирая Громового Зверя и приветствуя девушку.

А узнал он ее по фигуре потому, что совсем недавно ему в руки попался очередной Портрет Красавицы. Женщина на той картине была никто иная, как Таньтай Сюань. Можно было сказать даже, что ее очарование и внешность на портрете были точь-в-точь, как в реальной жизни.

«А кто ты?» с подозрением спросила Таньтай Сюань.

Цин Шуй почувствовал себя обиженным. Учитывая, что девушка не притворялась, значит, она не узнала его. И ему не оставалось другого выбора, как беспомощно представиться снова:

«Меня зовут Цин Шуй, я бывал в твоем доме. И виделся с тобой».

«А, теперь припоминаю. Дедушка мой был о тебе высокого мнения. Извини, я не смогла сразу вспомнить», смущенно объяснила Таньтай Сюань.

«Ничего страшного. Я и не ждал, что Мисс Таньтай запомнит меня. Я очень рад видеть тебя», искренне сказал Цин Шуй.

Эта женина обладала силой в четыреста тысяч звезд здесь в Древних Руинах. Когда Цин Шуй был еще на Южном Континенте, она смотрела на него, как на мелкую букашку. Поэтому то, что она его не запомнила, было делом понятным.

Когда он прочувствовал ее силу, он удивился. Видимо, люди в клане Таньтай понятия не имели и сами, какой силой обладала эта женщина. Он задумался. Так эта женщина была еще более загадочной.

А Таньтай Сюань, в свою очередь, была просто в шоке. Она не подала виду, но она не могла точно сказать, какой силой он обладал.

«Вот это перемены! Но я тоже рада вас видеть», вдруг сказала она своим мелодичным голосом, звучанием похожим на переливающиеся колокольчики в буддийских храмах. Чистый и священный голос.

«Ты, наверное, тут с самого открытия Древних руин?» спросил Цин Шуй.

«Да, приехала на второй день, как Древние Руины открылись. В то время тут народу было совсем мало. Многие остались у входа. А ты, как я смотрю, идешь из самых глубин», ответила Таньтай Сюань, качая головой и с подозрением глядя на Цин Шуя.

«Не так далеко, я не решился идти глубже, потому что побоялся, что не смогу вернуться. Ты одна пришла?»

«Да, как только узнала, сразу же помчалась сюда. Далековато отсюда до Южного Континента. Люди из моего клана не успели бы добраться вовремя».

«Времени осталось не так много. Мисс Таньтай, сколько ты еще планируешь тут пробыть?» спросил Цин Шуй. Он понимал, что, если бы у него не было Эффекта Шагов Девяти Континентов, ему бы пришлось скорее спешить на выход.

«Я нашла тут поблизости Демонический Лотом десяти тысяч лет. Он мне очень нужен. Я планирую сразу же выходить, как только заберу Демонический Лотос», подумав, ответила Таньтай Сюань.

Увидев выражение ее лица, Цин Шуй понял, что этот самый Демонический Лотос десяти тысяч лет не так-то и просто найти. Видимо, она уже не в первый раз пытается его заполучить, но безуспешно.

«Тебе нужна моя помощь? Если мы не поторопимся, мы не сможем вовремя выйти», серьезно сказал Цин Шуй.

«Рядом с Демоническим Лотосом Десяти Тысяч Лет обитает Король Цзяо Водного Элемента. А он меня намного сильнее. Я уже сбилась со счета, сколько раз я пыталась добраться до лотоса, но никак. Не хочу сдаваться, когда есть такая возможность», со вздохом ответила Таньтай Сюань.

«Ты знаешь, какой приблизительно силой обладает этот Король Цзяо Водного Элемента?» неторопливо начал Цин Шуй, не желая давать поспешных обещаний.