Глава 1478. Стань моей женщиной!

Старшая Принцесса вздрогнула и заморгала, не веря своим глазам. Эта красивая сцена заставила Цин Шуя очень обрадоваться. В мгновение ока он возник прямо рядом с ней и заключил ее в объятия, продолжая кружиться.

— Папа, я тоже хочу тебя обнять!

Цин Ша подбежала к нему, увидев, что Цин Шуй опустил на землю Старшую Принцессу. Цин Ша теперь уже сбросила со своего сердца многие ноши. Ее характер казался гораздо более жизнерадостным, чем раньше. А еще потому, что здесь теперь ее сестра. Она стала совершенно другим человеком.

Цин Шуй обнял ее и резко обернулся. Затем он протянул руку и слегка ущипнул ее за нос. Вес Цин Шуя в сердце Цин Ша даже больше, чем вес ее сестры. Все, чем владела Цин Ша, она получила от парня. Его доброта дала ей новую жизнь, а сама она прямо называла его своим отцом, обращаясь с ним как с настоящим кровным отцом.

— Сестра Янь! — Цин Шуй с улыбкой поприветствовал Янь Цзиньюй, которая также вышла вперед для легкого объятия.

Её объятие тлело теплом. Седьмая Принцесса не вышла вперед, но она была очень счастлива, когда приветствовала Цин Шуя.

Новый Год еще не закончился, а аромат праздничного сезона еще не рассеялся. Повсюду красовались большие красные фонари, придавая свежий вид окрестностям. Счастливые улыбки можно было увидеть на лицах всех присутствующих.

Они смеялись и болтали, входя в комнату внутри поместья. Старшая Принцесса стала Лордом Академии Небесных Таинств, но ее сила давно превзошла всех остальных. Директора Суй и Цао давно отдали академию ей в руки.

— Все в порядке дома? — Мягко спросила Старшая Принцесса, сев рядом с Цин Шуем.

Цин Ша сидела по другую сторону парня. Сестра Цин Ша держалась за нее, но Цин Шуй ранее вежливо поприветствовал ее. Женщина чувствовала только благодарность к нему. Для ее младшей сестры огромное благословение встретиться с ним.

Седьмая Принцесса и Янь Цзиньюй сидели напротив Цин Шуя и остальных. Все они сидели кружком за маленьким столиком.

— Все хорошо. А как насчет вас? Вы все кажетесь очень счастливыми. — Цин Шуй заметил, как они болтали и счастливо улыбались, как раз когда он приехал к ним.

— Само собой мы радостны. Сила каждого возросла. Папа, когда мы сможем отправиться на другие три континента? — Взволнованно спросила Цин Ша.

— Я сегодня и пришел ради этого. Ха-ха, подумать только, что ты так волнуешься. — Цин Шуй многозначительно улыбнулся Цин Ша.

— Ура, здорово. Мы можем поехать сегодня же?

Цин Шшуй горько улыбнулся и покачал головой: — Не так быстро. Мне нужно совершить кое-какие приготовления для вас. Когда придет время, вы сможете переехать туда вместе с семьями.

— Сколько же людей мы должны забрать отсюда? Что скажут те два старика? — Спросила Старшая Принцесса, немного подумав.

— Не нужно брать с собой слишком много людей. Просто приведи с собой людей Веранды Легкого Бриза. Их будет достаточно. Я поговорю с двумя стариками. Проблем с их долголетием быть не должно. В любом случае, мы все равно будем время от времени возвращаться. —Улыбнулся Цин Шуй.

— Ммм, Яя сделаю все возможное для перемещения.

— Хорошо, а я займусь своей стороной. Давай попробуем переехать в течение года. — Цин Шуй встал и отправился на поиски двух стариков, объясняя им, что планирует сделать.

Вскоре Цин Шуй прибыл в резиденцию двух стариков. Увидев парня, они оба почувствовали себя очень счастливыми и тепло приветствовали его. Своего рода близость старших к младшим. Цин Шуй, естественно, также не имел ничего, кроме уважения к ним в своем сердце.

— Старшие, позвольте мне говорить прямо. Я хочу переселить людей примерно к концу этого года. — Цин Шуй немного побеседовал с ними, прежде чем перейти непосредственно к главной теме.

Оба старика не почувствовали никакого удивления. Они улыбнулись ему: — Мы знали, что этот день настанет. Просто мы не ожидали, что так скоро. В любом случае, мы даже за!

Цин Шуй очень удивился. Видение этих стариков очень дальновидно, так как они давно ожидали подобного. В таком случае даже прекрасно, так как не придется терять времени. Цин Шуй улыбнулся: — Пока вы рядом, академия похожа на стальной замок с несокрушимыми вратами. Угрозы со стороны Пустынных Горных Регионов больше нет. Даже если мы уйдем, Академия Небесных Таинств на том континенте будет тесно связана со здешней академией. Мы также будем возвращаться время от времени и навещать вас.

— Старина Цао, что думаешь? Разве я не говорил, что такое случится? Прекрасные новости. Теперь сила нашей академии несравнима с прошлым, а средняя сила наших студентов наслаждалась стремительным прогрессом. Даже мы вдвоем получили толчок к нашей продолжительности жизни. На поверхности Западного Континента Оххэ нам никто не может угрожать. И поскольку наша академия не совершает великих злодеяний, те скрытые силы наверняка не потрудятся устроить нам неприятности.

Цин Шуй достал несколько Пилюль Ян и другие питательные лекарства. Подобное отношение мог младший показать к старшему. Двое стариков тоже особо не стеснялись. Они уже привыкли получать вещи от Цин Шуя и предпочитали его лекарственные пилюли по сравнению с другими.

Цин Шуй пробыл несколько дней в академии перед уездом. Приготовления к переезду осуществлялись в нескольких милях о резиденции Клана Цин.

Он, естественно, передал всем задачи. Даже Организация Танца Феникса мало что знала о его планах. В конце концов, Цин Шуй в одиночку мог доминировать на всем континенте, так что не было необходимости создавать неудобства.

Цин Шуй и Организация Танца Феникса уже обменялись приветствиями. В конце концов, они очень хорошо относилась к Клану Цин. Этикет требовал приветствий, хоть в них и не имелось необходимости.

Люди из Организация Танца Феникса тоже не стали бы слишком глубоко погружаться в его планы. Теперь они уже знали ситуацию на Континенте Парящего Дракона. Организация Танца Феникса действительно ничего не значила в глазах Цин Шуя.

Новый год уже прошел. Цин Шуй вернулся в Дворец Повелителя Демонов, и увидел Тантай Линьян, одетую в белоснежную мантию и излучающую неземную ауру. Улыбка осветила его лицо. Казалось, что все вокруг засверкало в тот момент, когда она появилась.

Цин Шуй подошел с довольным видом. Его словно распирало чувство выполненного долга. Он схватил ее за руку и сказал: — День вдали от любимого человека — как будто прошло три сезона.

— Сколько раз в этом году ты сказал женщинам именно эту фразу? — Таньтай Линьянь позволила ему держать ее за руку, но решила перездразнить.

— Хе-хе, только один раз.

— Одно и тоже для каждой женщины, браво!

— Хе, Линьянт, ты слишком умная. Ты также знаешь, что мой рот неуправляем и умеет говорить только такие вещи. — Цин Шуй расмеялся. Кожа парня должна быть толстой, но в меру. Он не должен позволять другим подумать, что он лицемер.

— Ммм, я думаю, ты достаточно честен. Почему ты скучаешь по мне? — Таньтай Линьянь тоже улыбнулась, увидев расслабленную улыбку Цин Шуя.

Каждый раз, когда она улыбалась, то вызывала прилив эмоций у Цин Шуя. Её улыбка несравненно прекрасна.

— Разве для того, чтобы скучать, нужна причина? — Цин Шуй вспомнил поговорку из своей прошлой жизни.

— Разве?

— Неужели?

— Это не…?

Цин Шуй улыбнулся, пытаясь пошутить. Таньтай Линьянь не знала, чему радуется Цин Шуй, поэтому просто сердито посмотрела на него.

— Нужда, нужда. Нужна причина. Можно ли считать, что я люблю тебя? — Как мог Цин Шуй упустить такую возможность?

— За что ты меня любишь?

— Разве любовь к кому-то нуждается в причине?

— Да неужели?

Таньтай Линьянь ответила мгновенно. Потом она на мгновение замолчала и вдруг громко рассмеялась.

Она не знала, почему рассмеялась. Но сама она удивилась собственной реакции. Она никогда не думала, что сможет так громко смеяться. Глядя на Цин Шуя, который молча смотрел на нее, она увидела благоговейный страх в его глазах и смущенно отвернулась.

— Улыбка, опрокидывающая империю…

— Бойкий язык! — Таньтай Линьянь держала Цин Шуя за руку, пока они шли к заднему двору Дворца Повелителя Демонов. Это место принадлежало только ей одной.

Находясь рядом с ней и наблюдая ее улыбку, Цин Шуй испытал сильный прилив эмоций.

Пейзаж на заднем дворе выглядел очень красивым, с замерзшими деревьями и цветами груши. Здешнее место похоже на чистый и неземной мир, но круглый год здесь стояла морозная погода.

— Тебе нравится зима? — Цин шуй озадаченно уставился на Таньтай Линьянь.

-Да!

— Тогда тебе нравятся эти цветы? — Цин Шуй улыбнулся.

— Само собой!

Теперь настала очередь женщины озадаченно уставиться на парня.

— Тебе особенно нравятся чистые вещи? — Цин Шуй уставился на сверкающие ледяные статуи.

— Тебе они не нравятся?

— Нравятся! — Цин Шуй просто покачал головой. Забудь. В самом начале он уже почувствовал, что Таньтай Линьянь помешана на чистоте. Прекрасная натура — быть чистой и незапятнанной, но как только она превысит определенную границу, то станет болезнью, психологической болезнью.

К счастью, казалось, что ее фобию все еще можно считать умеренной. Девушки обычно предпочитают владеть чистыми и аккуратными вещами.

— Только не говори, что считаешь меня помешанной на чистоте. — Таньтай Линьянь улыбнулась.

Цин Шуй лишь неловко кивнул головой, а затем усмехнулся.

— Если бы я была одержима чистотой, то даже не позволила бы тебе держать меня за руку. — Таньтай Линьянь указала на руку, за которую держался Цин Шуй.

— Тогда ты ненавидишь, когда тебя касаются люди? — Цин Шуй сжал ее руку.

— Ну, то будет зависеть от того, кто меня касается. — Ответила Таньтай Линьянь.

— А как насчет меня?..

— Ненавижу! — Решительно ответила женщина.

Цин Шуй рассмеялся, прямо расценив ее отказ как притворный кокетливый гнев женщин.

Он мягко притянул ее ближе: — Я просто хочу обнять тебя и не думаю ни о чем другом.

Поначалу Таньтай Линьянь, что все еще боролась, просто застыла, услышав его слова. Она очень хорошо знала, что Цин Шуй всегда преодолеет милю, если она даст ему дюйм. Но если подумать, то сейчас она была в некотором роде согласна с идеей обнять его…

Она прижалась к нему. Хотя он не двигался слишком сильно, он ясно чувствовал, как две ее груди соприкасаются с его грудью. Их потрясающая упругость заставила его впасть в оцепенение.

Рука парня обвилась вокруг ее талии. Таньтай Линьянь обняла его за плечи и надулась.

— Будь моей женщиной. — Неконтролируемо прошептал Цин Шуй.

Как только эти слова слетели с его губ, Цин Шуй мгновенно почувствовал сожаление. Он чувствовал, что еще не время, но он уже произнес их.

Таньтай Линьянь не ожидала, что Цин Шуй скажет нечто подобное прямо сейчас. Хотя ей и хотелось, она все же слегка покачала головой: — Сейчас не самое подходящее время. Я не могу тебе сейчас ничего обещать.

Она больше ничего не сказала, тактично оттолкнув.

Цин Шуй не знал, что она еще не подготовилась. Он думал, что причине в её настрое сражаться против Секты Пяти Бессмертных Тигров.