Глава 1785. Организация Танца Феникса, Организация Бога Феникса

Бум!

Гам!

Раздался громадный взрыв, а мощная Первородная Ци разлетелась во все стороны. Все вокруг затмило дымом и пылью. В воздухе образовался туман, а со стороны скачущих зверей доносились мучительные крики.

После взрыва большого отпечатка ладони, область в центре группы выглядела полностью разрушенной. Хотя не многие из них были ранены, но выглядели все жалко. Ранее, с одного взгляда, Цин Шуй получил оценку их способностей, и поэтому знал, что его атака может достичь такого эффекта.

Поразительное воздействие. Именно к такому итогу он и стремился. Он хотел, чтобы его противники знали, что они слабы и бесполезны перед ним, и в будущем, если они захотят иметь с ним дело, то должны понять цену своего невежества.

Хотя большинство людей бросились прочь в жалком состоянии, среди них довольно много раненых. Кроме того, у некоторых из них появились легкие травмы. Все они побледнели, глядя на молодого человека с большим недоверием.

Однако, несколько человек даже не сдвинулись ни в малейшей степени. Мощная Сила Ци не удивила их, но они посмотрели на Цин Шуя с мрачным выражением лица.

Цин Шуй посмотрел на тех немногих людей, которые выглядели совершенно здоровыми. Двое из них похожи на пожилых людей, одетых в черные балахоны, расшитые эмблемой острого меча. Кроме того, еще вопросы вызывали двое мужчин средних лет.

Мужчина средних лет, стоявший посередине, выглядел утонченным, высоким и стройным с широкими плечами. Его прямая фигура не уступит ни одному молодому человеку. Время не оставило особых следов на его зрелом лице, а глаза казались ясными, но полными решимости и достоинства.

Дело не в том, что Цин Шуй не хотел причинять им боль, но он знал, что если бы захотел, то наверняка многие потеряли бы сейчас свои жизни. Цин Шуй не хотел убивать. Причина не в том, что он жалел их, а в его желании посмотреть — будут ли они упорствовать до самого конца.

— Вам нужно, чтобы я попросил вас спуститься еще раз? — Цин Шуй улыбнулся, глядя на оставшихся в воздухе людей.

Этот предыдущий удар уже сбил довольно большее их число, и лишь немногие из них остались парить в воздухе. Цин Шуй не любил смотреть на людей, поднимая голову. Он холодно и презрительно улыбнулся людям, находившимся там, наверху.

— Почему ты идешь против нашего Поместья Небесных Мечей? — Утонченный мужчина средних лет не спустился вниз, а просто спросил, опустив голову и глядя на Цин Шуя и остальных.

Цин Шуй не произнес ни слова и ударила еще раз. На этот раз его удар оказался в несколько раз сильнее, чем раньше.

Бум!

Земля содрогнулась, и горы задрожали. Теперь же в воздухе не осталось ни одного человека. Цин Шуй посмотрел на огромный кратер перед собой, где лежало несколько человек, и спросил: — Как вы себя чувствуете?

Если кто-то хотел выставить себя напоказ, то должен доказать свою силу. Иначе это будет просто смешно!

Выражения лиц нескольких мужчин мгновенно изменились, большинство из них почувствовали тревогу. Оскорбление сильных экспертов и их достоинства легко приведет к их смерти. Раньше их действия уже рассматривались как преступление, и он имел полное право убить их.

Чем больше они думали, тем больше боялись. Они так и остались лежать в огромном кратере, даже забыв о том, чтобы выбраться наружу.

— Говорите. Кто вы такие и что за Поместье Небесного Меча? Если вашего Главы здесь нет, то можете просто покончить с собой. — Теперь Цин Шуй почувствовал себя немного спокойнее.

— Я Глава Поместья Небесного Меча. Эти немногие люди — Хранители. Господин Цин, могу я спросить, зачем вы потребовали моего появления? — Утонченный мужчина средних лет понизил голос, слегка поклонившись.

Цин Шуй остался доволен их поведением. Однако, услышав ответ мужчины, он нахмурился. Из его ответа Цин Шуй пришел к выводу, что этот человек не был никем хорошим.

Более того, для них не было ничего странного в его личности, так как они знали, кто он такой. Люди, которые ушли раньше, должны были уже ему всё рассказать.

— Ты действительно не знаешь, почему я попросил тебя прийти? — Спросил Цин Шуй. Он был недоволен. Выражение его лица стало холодным.

— *Вздох*, Господин Цин должен знать, что наше Поместье Небесного Меча не связано с делами этого мира. Мы вынуждены так поступать. Чтобы гарантировать, что наша фракция не будет уничтожена, я вынужден следовать приказам другого. — Беспомощно ответил мужчина, вздохнув.

Цин Шуй не сводил глаз с мужчины, особенно с выражения его лица и того, что он испытывал, когда говорил. Цин Шуй почувствовал беспомощность, которую испытывал этот человек.

— Ты обладаешь силой Высшего Ложного Бога, находясь всего в одном шаге от Стадии Бога. Почему ты следуешь чьим-то приказам? — Цин Шуй почувствовал любопытство. Кто же стоит за всем этим?

Пока Цин Шуй спрашивал, его мысли уже вовсю юлуждали. Прямо сейчас все его женщины жили на Континенте Танцующего Феникса. Хотя они обосновались немного дальше отсюда, трудно сказать, повлияли ли на них перемены Континента Танцующего Феникса.

— Я знаю только, что эта организация известна как Организация Бога Феникса. Больше я ничего не знаю. Их цель — объединить силы всего континента, чтобы в будущем они могли выступить против других континентов. — Глава Поместья Небесного Меча покачал головой.

— А какое место вы занимаете в этой Организации Бога Феникса? — Продолжил спрашивать Цин Шуй.

— Я всего лишь один из сотни сил в этой организации и действую по их указаниям. — Глава Поместья Небесного Меча посмотрел на Цин ШУя так, словно ему что-то пришло в голову.

— Господин Цин, возможно, очень скоро они начнут вас искать. Мой уровень недостаточно высок. — Произнес мужчина.

— Оу.

Услышав это, Цин Шуй почувствовала себя менее обеспокоенно. Он уже слышал раньше, что начнется Великая Война Девяти Континентов, а когда придет время, все девять континентов будут вовлечены в нее. Кажется, что слухи оказались правдой, и уже вовсю возникают признаки её наступления.

И дело заключалось вовсе не в том, что имелись признаки следов приготовления. Просто он уже достаточно силен, чтобы вступать в контакт с вещами такого уровня. Не все будут участвовать в этой войне. Она коснется только воинов высшего уровня и она всегда шла, только в иной форме. И только теперь Цин Шуй вступила с ней в контакт.

Учитывая его нынешние способности, они наверняка не поднимут руку на его друзей или семью. По крайней мере до того, пока не разберутся с ним. Они не должны быть так глупы.

— На самом деле не так уж плохо, чтобы присоединиться к этой Организации Бога Феникса. Название твоей секты или клана не изменится, и тебе не придется ничего делать большую часть времени. Организация очень оживленная, и ты сможешь войти в контакт со многими людьми. Это хорошая возможность получить хорошие ресурсы. Конечно, льготы предоставляются не бесплатно. Потребуются определенные усилия и выполнения работы для Организации Бога Феникса, а также придется слушать их команды в периоды чрезвычайной ситуации.

Это нормально. Вы получите преимущества, основанные на том, сколько вы вложили.

Поскольку обстоятельства таковы, Цин Шуй подумал, что конфликт будет легко уладить. Он посмотрел на мужчину и ответил: — Как мы будем решать наш сегодняшний конфликт?

— А как ты хочешь уладить это дело? Не думал о том, чтобы войти в состав организации?

— Осторожно спросил мужчина.

— Забудьте об этом, можете возвращаться. Я не хочу, чтобы меня беспокоили. Вы все должны понимать, о чем я говорю! — Отмахнулся Цин Шуй после своих размышлений.

— Господин, я совершенно уверен, что очень скоро кто-нибудь придет к вам от них. Я выслушаю тебя и сразу же уйду. Я сегодня был резок. Не волнуйся, я больше не приду и не побеспокою вас. — Вежливо ответил мужчина.

Те силы в высоком почете. Это нормально. В мире боевых искусств существовали две группы людей. Первый тип — те, кто упрям и никогда не опустится до лести или преклонения перед другими. Хотя эти люди крепкие, их тоже можно легко сломать. Те, кто мог позволить себе подлизываться к другим, легко останавливались в своем собственном прогрессе.

Конечно, всегда появлялись исключения. Характер человека определял его путь развития. Бесчисленное множество тропинок вели к вершине боевых искусств.

Цин Шуй не мог сказать, как выглядел этот человек, но на его выражении не читалось никаких признаков большой ненависти, ни в малейшей степени. Вот почему Цин Шуй согласился их отпустить. Все объяснялось различиями в их способностях, как и в случае в ревностью. Когда разрыв между двумя людьми слишком велик, никакой ревности не возникнет. Останется место только для восхищения.