Глава 1922. Направление, Императорский Лекарь, Чудотворный Врач

— Трудно сказать. Может быть, когда-нибудь я и впрямь вступлю в какую-нибудь секту.

— Цин Шуи улыбнулся, глядя на Линь Чжэннаня.

— Это правда. Но брат Цин, я кое-что знаю о чтении чужих лиц. Если однажды ты действительно примкнешь к определенной группе, то я уверен, что она определенно будет связанна с женщинами. Не просто обычными женщинами, а твоими собственными женщинами. — Озорно заявил Линь Чжэннань.


— Брат Лин, не мог бы ты зайти в Зал Имперской Кухни и выпить со мной чаю? — Цин Шуй пригласил Линь Чжэннаня, увидев, что он настроен весьма оптимистично.

Конечно, не только из-за его поведения. Иметь еще одного друга означало иметь другой альтернативный маршрут в будущем, не говоря уже о том, что он являлся членом Клана Линь. Поскольку Цин Шуй пока не собирался присоединяться ни к какой из сторон, он должен убедиться, что не начнет с ними враждовать.

Когда человек пользуется большим спросом у многих групп, отказ от дружбы с ними будет означать, что он фактически стал враждебным по отношению к ним. Хотя могло показаться, что он не собирался никого из них обижать, в глубине души он уже исключил их из списка групп, в которые собирался вступить.

Однако Цин Шуй понимал, что на этот раз ситуация иная. Ранее упомянутое применялось только для людей, которых искали другие, но не имели возможности защитить себя. В случае с Цин Шуем, хотя ему еще только предстояло по-настоящему скрестить кулаки с местными экспертами, он был очень уверен, что достаточно силен, чтобы позаботиться о себе.

— Я чувствую, что вполне могу поладить с тобой. Если тебя подобное не беспокоит, я с удовольствием присоединюсь к тебе на чашечку чая. — Линь Чжэннань улыбнулся в ответ.

— Прошу.

Линь Чжэннань не позволил остальным войти в Зал Имперской Кухни. Вместо этого он велел им вернуться в клан и вошел в зал один. Его поступок заставил Цин Шуя еще больше удивиться. Он силен, но еще больше Цин Шуй восхищался его оптимистическим складом ума.

— Я всегда слышал, что люди говорят, будто Клан Линь заводит друзей, куда бы они ни пошли. Похоже, в этом слухе все же есть доля правды. — Произнес Цин Шуй на ходу.

Линь Чжэннань понял, что имел в виду Цин Шуя, поэтому улыбнулся: — Клан Линь —очень дружелюбный клан. По правде говоря, хотя Клан Линь принадлежит Королю-

Полукровке, мы ни в малейшей степени не заинтересованы в достижении власти Великой Империи Конфуция. Но иногда, даже если мы будем молчать, другие все равно заставят нас войти в устье бурной волны.

— Пока ты стоишь прямо, ты не будешь бояться, что твоя тень наклонится. Брат Лин, я верю тебе. — Улыбнулся Цин Шуй.

Не то, чтобы Цин Шуй умудрялся что-то видеть насквозь. Несмотря на то, насколько гибким может быть его духовное чутье, он все равно не сможет прочувствовать такие вещи. Хотя и говорилось, что человек должен быть искренним во время разговоров с другими, им все же необходимо говорить определенные вещи, чтобы сохранить свой имидж. Кроме того, не обязательно брать на себя ответственность за всё вокруг. Такое поведение даже хуже пустого обещания.

Долгое время такие слова предназначались для того, чтобы сблизить двух людей. Оно сделано для того, чтобы их разговор протекал еще более гладко.

— Благодарю!

Цин Шуй пригласил Линь Чжэннаня сесть. С другой стороны, он достал несколько кувшинов вина и несколько блюд из Сферы Вечности Фиолетового Нефрита. Способность сферы поддерживать свежесть пищи просто неоспорима. Поэтому блюда выглядели так, словно их только что приготовили. Вино Цин Шуя тоже хорошего качества. Все они чисто сварены из Зеленой Бамбуковой Змеи, достигшей определенного возраста.

Вино оказалось спокойным и пахло великолепно. Его аромат даже остался на его губах и зубах, когда он выпил его. Вино плавно перетекло через горло в желудок. Это очень изысканное чувство. Очень похоже на чувство, когда мужчина достигает кульминации во время секса с женщиной.

Линь Чжэннань изумился, просто сделав глоток. Подумать только, что такое хорошее вино могло существовать в этом мире. Клан Линь, к которому он принадлежал, являлся стороной Короля-Полукровки в Великой Империи Конфуция. Естественно, там появлялось бесчисленное множество хороших вин, которые он сможет найти у себя дома. Однако он никогда прежде не пробовал такого великолепного вина. Внутри нефритовой чаши вино светло-зеленого цвета выглядело потрясающе.

Но что еще прекраснее, так это чувство, которое испытываешь, когда пьешь его. Своего рода удовлетворение, которое исходило из ума и распространялось по всему телу человека. Оно заставило его почувствовать себя как во сне. Ощущение невероятное. Более того, он даже чувствовал, что его тело очищается.


Цин Шуй сварил вино из высококачественных зеленых листьев бамбука. В данный момент внутри уже росла зеленая и пышная территория, заполненная зеленым бамбуком. Присутствовали также участки для фиолетового бамбука и красного бамбука соответственно. Естественно, это означало, что у Цин Шуя также имелось в наличии Красное Бамбуковое Вино и Фиолетовое Бамбуковое Вино.

— Ну как? — Цин Шуй улыбнулся и спросил, увидев выражение лица Линь Чжэннаня.

— Великолепно. Я впервые пробовал такое хорошее вино. Оно полностью опрокинуло мои прежние знания о вине. Брат Цин, это ты варил это вино? — Через некоторое время Линь Чжэннань пришел в себя, а следом задал интересующий его вопрос.

— Я сделал его, когда был свободен. Не стесняйся и попробуй еду. Ты не сможешь найти её больше нигде. — Пока говоря это, Цин Шуй снова наполнил кубок Линь Чжэннаня вином.

Линь Чжэннань вежливо взял палочки для еды и начал класть еду, названия которых он даже не знал, в рот. Ранее один лишь запах вызывал у него сильное желание попробовать. В конце концов, он узнал кое-что новое, когда ему наконец удалось поесть. В любом случае, Линь Чжэннань все еще считался обычным человеком. Помимо силы, следующей целью он ставил секс и еду. На самом деле, учитывая, что подобную цель преследовало 99% мужчин, говорить о ней даже глупо.

Хотя Линь Чжэннань не обязательно пробовал всю существующую вкусную еду по всему континенту, он все равно должен попробовать еду, которая готовится на территории Великой Империи Конфуция или в районах немного дальше от нее. Однако только сегодня он узнал, что еда такого вкуса действительно существует на континенте. Только здешнее вино можно назвать настоящим вином.

Когда дело доходило до сбора информации, Линь Чжэннаня можно считать довольно искусным в этом деле. На данный момент он не только знал, что Цин Шуй обладает огромной силой и медицинским опытом. Он оказался очень опытным даже в кулинарии. Несмотря на это, даже упомянутых навыков более чем достаточно, чтобы превознести его над людьми.

Ранее он немного подозрительно относился к Цин Шую. В конце концов, для него Цин Шуй выглядел очень молодо. Уже можно считать себя вполне приличным и опытным в каком-то аспекте вещей. Но только теперь он понял, что раньше был немного высокомерен и недооценил сидящего перед ним гения.

— Брат Цин, я могу тебе чем-нибудь помочь? — Спросил Линь Чжэннань. Он знал, что у Цин Шуя определенно должно быть что-то на уме, раз он пригласил его войти.

После наслаждения ужином, Линь Чжэннань полностью изменил свое отношение к Цин Шую. В глубине души он говорил себе, что должен построить хорошие отношения с этим молодым человеком. Золотой карп никогда не останется в пруду навсегда. Молодой человек был именно тем золотым карпом, которого он имел в виду.

— Брат Лин, ты умный человек, поэтому позволь мне быть откровенным. Я уверен, что ты также сумел увидеть, что меня столкнули вниз в беспорядок, в котором я сейчас нахожусь. Жизни моей семьи и моего друга оказались под угрозой. Поэтому для меня крайне важно решить текущий вопрос, но на данный момент я действительно не намерен становиться на сторону каких-либо кланов. Брат Линь, ты понимаешь, что я имею в виду? — Ответил Цин Шуй с улыбкой на лице.

— Да, но Брат Цин, как ты надеешься решить эту проблему? — Спросил Линь Чжэннань. Он выглядел немного рассеянным.

— Я только один раз общался с людьми Маленького Принца и Бессмертного Мастера Лисьего Волка. Проводя сравнения, основанные на этих встречах, я считаю, что люди на стороне Маленького Принца более мне подходят.

Поскольку Линь Чжэннань осмелился задать ему такой вопрос, это означало, что он вполне уверен в себе. Скорее всего, ему удалось лишь уловить, что происходит в голове у Цин Шуя. Цин Шуй верил в силу Клана Линь, но не хотел возлагать на нее слишком много надежд. На самом деле, он хотел получить лишь немного времени, чтобы убедиться, что люди вокруг него могут стать сильнее или, наоборот, он мог бы заставить некоторых людей позаботиться о них.

— Честно говоря, невозможно победить Бессмертного Мастера Лисьего Волка без каких-либо жертв. Если у тебя нет слабости к одному из них, то легче противостоять ему в поединке двое против одного. Но это очень рискованно. Кроме того, очень опасно срезать сорняки, не вырывая их корней. Как только некоторым опытным воинам с противоположной стороны удастся сбежать, мы не сможем жить в мире. Возможно, нам даже придется заплатить огромную цену. — Линь Чжэннань тоже казался очень серьезным.

Цин Шуй понял, что он имел в виду. Ничего удивительного. Поэтому Зал Имперской Кухни находился под присмотром людей из Великой Империи Конфуция. Поэтому Цин Шуй на время замолчал.

Немного подумав, он улыбнулся: — Теперь я понимаю. Брат Линь, мы друзья. В будущем будет лучше, если мы будем больше взаимодействовать друг с другом. Если тебе понадобится какая-то помощь, не стесняйся сказать мне об этом.

В настоящее время Цин Шуй хотел получить выгоду для себя. С его способностями ему действительно не нужно принимать чью-либо сторону. В каком-то смысле его можно даже назвать уникальным врачом. Находясь в этом мире, кто может быть уверен, что они будут жить своей жизнью, не сталкиваясь с какими-либо болезнями или катастрофическими событиями? Если бы они знали, на что он способен, то охотнее подружились бы с ним, чем оскорбляли его.

Конечно, врачам тоже можно кого-то обидеть. Однако могущественному врачу редко приходилось что-то делать со своими врагами. На его месте нашлось бы много желающих разобраться с проблемами врача.

Цин Шую показалось, что он сумел найти направление для себя.

Императорский Лекарь, Чудесный Врач?