Глава 1932. Это образец для подражания, делающий добро другим

Старик был очень прямолинеен. Он ушел, как только закончил фразу. Он будто не очень беспокоился о том, что Цин Шуи не добьется успеха, воспользовавшись его подарком.

На самом деле Цин Шуи знал, что глаза старика очень ядовиты. Он должен был знать, что Цин Шуи не такой человек. В противном случае, он не поступал бы так. Конечно, он также знал причину поступка старика. Однако имелось одно главное обстоятельство, о котором старик не знал. То есть личность, которая связана с самим Тринадцатым Принцем.

Он не только родился с жизнью преемника императора. Самое главное, он наследник Боевого Бога.


— Тринадцатый Принц! — Цин Шуй улыбнулся и посмотрел на мужчину.

— Господин, вы хотите, чтобы я что-нибудь сделал? — Серьезным тоном спросил Тринадцатый Принц.

— Поскольку ты старше меня, будет лучше, если мы будем обращаться друг к другу, как братья. — Сказал Цин Шуй. Он считал себя честным человеком, немного похожим на Императора Варваров.

— Когда человек начинает учиться, тот, кто открывает ему истину, получает право называться мастером. Я уже назвал тебя своим мастером и не собираюсь отступать от своих слов. Есть много людей в этом мире, которые моложе, но сильнее меня, и я могу принять такое. Мастер, пожалуйста, не беспокойтесь об этом. — Серьезно сказал Тринадцатый Принц.

Цин Шуй потерял дар речи. На самом деле, именно по причине его личности наследника Боевого Бога, Цин Шуй считал, что было бы лучше, если бы они называли друг друга братьями в будущем, как Лань Линфэн и Инь Тун. Во-вторых, он боялся, что Тринадцатый Принц не сможет принять его. Но похоже, что этот человек очень настойчив. Или, скорее, он просто упрямый?

На самом деле, Тринадцатый Принц не был глуп. Напротив, он очень умный человек. Естественно, он способен понять причины тех вещей, которые Патриарх подчеркивал снова и снова. Поэтому у Цин Шуя не появилось больше никаких оправданий, чтобы не быть его мастером. Патриарх сделал ему такой драгоценный подарок, чтобы Тринадцатый Принц мог стать его учеником.

Хотя эта вещь могла оказаться бесполезной в руках других людей, она без сомнения оставалась ценным сокровищем. Поэтому Цин Шуй определенно не будет тратить этот дар впустую.

— Поскольку ты так сказал, я оставляю решение за тобой. Я чувствую, что ты наследник Боевого Бога. Тебе ведь тоже удалось почувствовать? — Цин Шуй улыбнулся.

Через некоторое время Тринадцатый Принц удивленно посмотрел на Цин Шуя. После он перевел взгляд на Лань Линфэна, Инь Туна, Муюнь Цинге и Цинь Цин, прежде чем воскликнул в шоке: — О, так вы все тоже наследники Боевых Богов. Здорово!

Цин Шуй впервые увидел такой энергичный взгляд Тринадцатого Принца. Он улыбнулся и сказал: — Как ты себя чувствуешь? Мы все наследники Боевых Богов и обращаемся друг к другу, как братья. Не хочешь случаем последовать нашему примеру и сделать то же самое?

Тринадцатый Принц улыбнулся и сказал: — Эти две вещи не имеют значения. Ты мой мастер, поэтому я постараюсь хорошо их различать. Я признаю остальных братьями, но что касается твоих жен, то я все равно буду уважать их как Госпожей.

Цин Шуй беспомощно вздохнул. Ему осталось позволить ему делать то, что ему заблагорассудится.

Независимо от того, что сказано и сделано, сегодня хороший день. Теперь он уже стал мастером Тринадцатого Принца, да и в будущем Тринадцатый Принц должен будет занять трон Великого Императора Великой Империи Конфуция.

Тринадцатый Принц поселился в Зале Имперской Кухни и стал учеником Цин Шуя. На самом деле, дело не в том, что у Цин Шуй не было учеников. Например Маленький Толстяк, Цин Ша и многие другие. Но, строго говоря, Тринадцатый Принц стал первым официальным учеником.

Учитывая нынешнее развитие Цин Шуя, наставления не должны представлять для него никаких проблем.

Насладившись трапезой, Цин Шуй и Тринадцатый Рринц уселись на заднем дворе.

— Тринадцатый Принц, раз уж ты настоял на том, чтобы стать моим учеником, я постараюсь доверить тебе все, что знаю. Ты умный человек, да и есть много вещей, о которых ты знаете больше, чем я. Я не буду заставлять тебя делать что-либо в этом вопросе, но поскольку ты уже находишься под моим крылом, то тебе придется усвоить некоторые правила, которые не должны нарушаться любой ценой. — С улыбкой произнес Цин Шуй.

На заднем дворе дул легкий ветерок. Воздух был наполнен слабым ароматом цветов и травы. Как только он попадал в нос, они чувствовали себя расслабленными и беззаботными. Хотя небо выглядело немного мрачным, оно отличалось от мрачного типа в его предыдущем воплощении. Грубо говоря, оно все равно казалось достаточно ярким.

— Мастер, пожалуйста, расскажите мне о них. Я постараюсь запомнить их и чтить их.

— Будь добр к другим. — Цин Шуй только пробормотала эти четыре слова.

Тринадцатый Принц застыл. Тем не менее, он все равно кивнул: — Хорошо, я понимаю.

Цин Шуй ничего не говорил о других правилах: чтобы не запугивать слабых и не бояться сильных. Ничего не говорил о том, чтобы встать на сторону зла и убивать невинных. Эти четыре слова уже учитывали все вышеперечисленные сценарии. Тринадцатый Принц понимал всё это. Не говоря уже о том, что это его истинная природа.


— Я знаю довольно много вещей. Они включают в себя боевые искусства, мастерство лечения и умение готовить. Я могу сказать, что достиг высокого уровня во всех упомянутых направлениях. Хотя ты наверняка обладаешь приличным врожденным талантом, я надеюсь, что ты сможешь решить для себя, какой из них ты хочешь постичь. Изучение более чем одного из них может вызвать побочные эффекты. Будет лучше, если ты сосредоточишься только на одном из них.

Цин Шуй понимал, что Тринадцатый Принц не выберет готовку. Что же касается медицины, то велика вероятность, что он и ее не выберет. Если не появится никаких сюрпризов, он должен по идее остановиться на боевых искусствах.

— Я выбираю путь боевых искусств, мастер! — Тринадцатый Принц ответил сразу, даже не раздумав.

— Хорошо, если я не ошибаюсь, то ты должен быть наследником Боевого Бога Злого Медведя. — Цин Шуй наблюдал за крепким телом Тринадцатого Принца.

— Да! — Тринадцатый Принц выглядел немного удивленным.

— Я думаю, прошло совсем немного времени с тех пор, как ты получил свое наследие. Или, может быть, тебе не удалось развить его до оптимальной точки. Путь, который избрал Злобный Медведь, больше обращен к силе. Она должна быть очень устойчивой, обладать высокой мощью и неудержимостью. Позволь мне показать некоторые из медвежьих жестов. Приходи ко мне снова, когда твое тело станет в два раза сильнее, чем сейчас. — Закончив фразу, Цин Шуй встал.

Тринадцатый Принц последовал за ним.

Цин шуй передала тринадцатому принцу Форму Медведя из Техники Мимикрии Девяти Зверей. Так он поступил для того, чтобы построить его основы. Данная техника очень благотворно повлияет на путь Злобного Медведя.

А следом Цин Шуй выполнил ряд медвежьих жестов и вместе с ними показал основы каждого из соответствующих жестов. Кроме этого, он не сказал ничего больше.

Продемонстрировал ему движения, Цин Шуй на некоторое время оставила его в покое. Посреди утра пришел Император Варваров. Как обычно, он выглядел беззаботным. Цин Шуй действительно восхищался такими людьми. Сильными, но в то же время беззаботными.

— Маленький брат! — Император Варваров вел себя как обычно.

— Брат, кажется, ты совсем поправился. Судя по тому, как обстоят дела сейчас, через несколько дней я смогу полностью удалить архов из твоего мозга. — Цин Шуй и Император Варваров радостно направились в главный зал, специально предназначенный для гостей.

— Патриарх уже приходил к тебе. — Император Варваров улыбнулся.

— Да.

— Тринадцатый Принц — славный мальчишка. Вообще-то, у меня с ним довольно хорошие отношения. Хотя его отец и раньше делал мне плохо, к нему это не имеет никакого отношения. — Беспомощно произнес Император Варваров.

Цин Шуй больше ни о чем его не спрашивал. Он только улыбнулся. Цин Шуй понимал, что если бы он хотел рассказать ему подробности, то и спрашивать не придется.

— Есть много вещей, которые я держу при себе. По какой-то причине, на первый взгляд, я уже могу найти некоторое знакомство с тобой. Просто отнесись к этому, как к моему нытью.

— Без проблем! — Цин Шуй наполнил ему чашку.

— Вообще-то, отец Тринадцатого Принца — мой брат. Просто у меня очень низкое положение. Моя мать не из империи. Если сказать то, что приятно слышать, то я могу считаться принцем. Учитывая, что империя не состоит из того, что называется семейной любовью, кто-то вроде меня, кто родился с неподходящим происхождением, само собой будет ненавидеть многих.

Наслаждаясь чашкой чая, Император Варваров горько улыбнулся и продолжил: — Однако, похоже, что я также обладаю приличными врожденными талантами, поэтому меня и пригласили во дворец. Кроме того, из-за моей силы я создал угрозу позициям людей и закончил тем, чем закончил. Хотя сейчас ты можешь видеть во мне Великого Императора, это лишь временно. Большую часть времени я просто путаюсь в мыслях. Человек, который накачал меня насекомыми, не кто иной, как мой родной брат, предыдущий Великий Император…

Цин Шуй вздохнул. Из книг по истории он знал, что подобные вещи имеют тенденцию происходить в руководящих постах. Многие люди полагались на убийство собственного отца и братьев, чтобы подняться на трон. Жадность может свести человека сума. Этот путь заставляет их терять человечность. Они становились злобными.

— Мне гораздо удобнее сказать это вслух, чем держать при себе. Я очень надеюсь, что дорогой брат, ты выслушаешь меня и поможешь развеять мою скуку. — Император Варваров улыбнулся.

— Понятно. Будь уверен, брат, мы друзья. Я не из тех людей, которые не раскрывают рта, и мне не нравится раскрывать чужие секреты. — Цин Шуй понимал, что имел в виду Император Варваров.

— Я верю тебе, младший брат.

После лечения уже приближался полдень. Однако Император Варваров не остался обедать и ушел.