Глава 1961. Смириться с поражением, измениться

Несмотря на то, что Цин Шуй сумел одолеть дядю Чжэн Сюаня одним движением, убивать его не было никакой необходимости, так как на самом деле они не враждовали друг с другом. Даже если тот немного неуважительно высказался, Цин Шуй на самом деле не возражал. По крайней мере, Цин Шуй сам по себе достаточно великодушен, чтобы терпеть подобные действия.

И Цин Шуй, и его противник оскорбляли друг друга на словах, но сила говорила за все остальное. Оскорбления играли свою роль до тех пор, пока человек не проявлял уважения к более сильным воинам.

Хотя Дядя Чжэн Сюаня может и не самый могущественный в своем клане, он считался одним из пяти лучших. Иначе он не осмелился бы сейчас встать и высказать свое мнение. Не говоря уже о том, что нынешний глава Клана Чжэн на самом деле этот дядя Сжэн Сюаня, Чжэн Шичань.

И сейчас люди Клана Чжэн хранили полное молчание. Все они испытали полнейший шок. Чжэн Сюань и Чжэн Бабай не были исключением. «Бабушка» из Клана Чжэн напоминала же задушенную курицу. Она не осмеливалась пробормотать ни единого слова, недоверчиво смотря на молодого парня.


Обычно люди из аристократических кланов зарождали в себе очень сильное чувство чести по отношению к собственному клану. Они часто считали свой собственный клан могущественным и достойным. Например, люди Клана Чжэн. Из-за того, что некоторые женщины и некоторые люди с незначительной силой не могли взаимодействовать с более сильными экспертами, они могли даже начать думать, что их клан самый сильный на всех континентах.

Их нельзя винить за такое мышление. В конце концов, Континент Танцующего Феникса земля с огромной территорией… Клан Чжэн, несомненно, самая могущественная организация в окружающих землях. Кроме того, что их уважали окружающие, чувство восхищения от других личностей при упоминании их клана неосознанно увеличивало их высокомерие.

Но теперь, глава клана, абсолютный авторитет, потерпел крах от одного удара юноши. Ему тут же нанесли внутреннюю рану. Глава Клана Чжэн… Падает на пол, как клоун…

Чжэн Шичань сейчас глава Клана Чжэн. Чжэн Сюань не его сын, хотя он и хотел, чтобы был… Однако у него нет никакого ребенка, что воистину удивило Цин Шуя. Несмотря на то, что у них было так много женщин, ни одна из них не смогла родить сына, который мог бы стать его преемником.

По мере роста силы эксперта, его плодовитость не развивается и не растет. Без сомнения, Чжэн Сюань должен в будущем возглавить Клан Чжэн. Чжэн Шичань, у которого не было детей, никак не возражал. Для него Чжэн Сюань как его собственный ребенок. Чжэн Сюань тоже уважал своего дядю.

Тем не менее, Чжэн Шичань от природы немного высокомерен, хотя и правда, что у него имелся под ногами фундамент, чтобы так себя вести на Континенте Танцующего Феникса. Более того, он всегда хотел, чтобы Чжэн Сюань женился за какой-нибудь могущественной женщине. А лучше на той, которая даже превзойдет его, чтобы увеличить общую силу Клана Чжэн.

И такие задумки не совсем невозможны, так как Чжэн Сюань должен достичь больших успехов в будущем. У него для выполнения такой цели имелись как условия, так и потенциал. Однако они не смогли найти здесь ни одного клана, который бы подходил под такие условия. Может быть, и существовали такие кланы, которые хорошо скрывались от мира, но поскольку они хорошо скрыты, то и выйти на них нелегко. Раз они скрыли себя от мира, то определенно не будут вмешиваться в мирские дела.

Однако сегодня он был фактически побежден молодым человеком. Он не знал, неожиданность или неудача. Этот человек являлся братом подружки Чжэн Сюаня… Не тот ли это человек, которого он искал с зажженным фонарем? Если бы этот мальчишка с самого начала проявил свою силу, он бы повел себя совершенно иначе.

Чжэн Шичань чувствовал себя одновременно смущенным и раздраженным. Но в то же время он как будто обрадовался. Он знал, что Цин Шуя сдержался против него. А это означало, что у него еще все шансы исправить ситуацию, чтобы сгладить негативные углы.

— Ладно, почему мы все еще на улице? Идите по своим делам. — Чжэн Шичань быстро отпустил людей вокруг них. Однако Чжэн Бабай, Чжэн Шичжэнь и Чжэн Сюань остались. Кроме них, осталась еще одна женщина.

Эта женщина прекрасно заботилась о своем теле. У нее зрелое лицо, и она казалась очень доброй. Она выглядела очень достойной женщиной. Хотя ее лицо может и не постарело так быстро, с одного взгляда можно сказать, что её зрелость нарастала с возрастом.

Цин Шуй уже узнал, что она мама Чжэн Сюаня. Она тихая женщина с единственным приличным развитием. Ее мужем являлся Чжэн Шичжэнь. На самом деле они не так уж увлекались боевыми искусствами. Несмотря на это, они все равно выросли в Боевых Императоров.

Не каждый представитель из аристократических кланов мог достичь Стадии Ложного Бога.

И Чжэн Шичань, и Чжэн Бабай обладали приличной силой. Чжэн Сюань сам по себе похож на монстра внутри Клана Чжэн. Несмотря на свой юный возраст, он уже настолько силен. В клане жили и другие эксперты. В конце концов, Старик Чжэн оказался не единственным представителем своего поколения. У него также сюда пришли его братья и сестры, и их собственные внуки. Другие родственники может и не носили фамилию Чжэн, но всегда считали себя членами Клана Чжэн.

Старик Чжэн не появился. Однако в глубине души Цин Шуй понимал, что старый чудак наверняка все видел. Вполне вероятно, что он не хотел ввязываться в происходящее, да и не находил в этом необходимости. Для человека его возраста и уровня развития есть ли еще что-то, чего он не видел? Вопрос заключался только в том, хочет он вмешаться или нет.

Он оставил все дела младшим. На самом деле он уже был вполне доволен молодыми поколениями. По сравнению с большинством других кланов, Клан Чжэн уже можно считать одним из самых удачливых. Им не нужно беспокоиться о том, что у них не появится преемника, который сможет возглавить клан.

— Итак, если я правильно помню, тебя зовут Цин Шуй. Позволь мне еще раз представиться. Меня зовут Чжэн Шичань, я Глава Клана Чжэн. Добро пожаловать в наш клан. — Произнося официальное приветствие, Чжэн Шичань горько улыбался.

Цин Шуй не смог сдержаться и рассмеялся. Похоже, Чжэн Шичань действительно унаследовал манеру поведения своего старика. К тому же у него довольно толстое лицо. Как говорится — те, кто совершил великие дела, не должны сдерживать себя. Иначе говоря — те, кто совершил великие дела, не должны особенно заботиться о своих лицах.

— Приятно познакомиться, Глава Клана Чжэн! — Победив его, Цин Шуй чувствовал себя гораздо менее расстроенным. Кроме того, сам по себе Цин Шуй не из мелочных людей. Если человек не уважает его, он сам не позволит ему неуважительно относиться к себе.

— Почему бы всем не прийти и не присесть в моем зале? Старший Брат, не очень вежливо держать нашего гостя снаружи. — Произнес Чжэн Бабай теплым тоном, когда Цин Шуй закончил приветствие.

Они расположились в одной из комнат, расположенной в углу заднего двора. Комнаты здесь предназначены не для того, чтобы в них жили люди. В них устроена хорошая вентиляция и освещение. Внутри комнаты стояли простые, ничем не украшенные деревянные стулья и столы. На самом деле она устроена для того, чтобы произвести впечатление старинности. Люди могли найти утешение в такой атмосфере.

Чжэн Сюань представил своих родителей Цин Шую. Сам Цин Шуй поприветствовал их статусом младшего. Подобное отношение заставило Чжэн Шичаня по-настоящему удивиться. Видимо, этот сопляк не такой уж грубый…

Родители Чжэн Сюаня больше похожи на профессоров из его предыдущего воплощения. Рядом с ними очень уютно. Они также говорили очень тихо и смиренно. Несмотря на это, они все равно не вызывали у людей впечатления, что они из бедной семьи.

Это своего рода темперамент, уникальный темперамент.

— Я думаю, что Малыш Сюань и Малышка Бэй действительно в хороших отношениях. Что думаешь, если… — Чжэн Шичань наслаждался чаем и говорил медленно.

— Глава Клана Чжэн, я пришел не для того, чтобы обсуждать этот вопрос. Малышка Бэй не должна беспокоиться о свадьбе, да и у меня нет никакой необходимости подходить к вам с предложением помолвки. Клан Цин не обязан вступать в брачные отношения с другими кланами. Ни сейчас, ни в будущем. — Цин Шуй улыбнулся и сказал спокойным тоном.

— Да, я действительно поступил опрометчиво. Пусть молодежь сама разбирается со своими проблемами. В будущем, пожалуйста, позволь мне нанести твоему клану визит. — Теперь Чжэн Шичань вел себя очень скромно.

Остальные представители Клана Чжэн не могли сдержать улыбки. Они впервые видели, как глава их клана терпит такое поражение.

Чжэн Сюань сначала посмотрел на Цин Шуя, а потом перевел взгляд на своих собратьев по клану. Казалось, он хотел что-то сказать, но как раз в тот момент, когда он собирался открыть рот, Цин Шуй прервал его: — Чжэн Сюань, приходи за мной завтра. Кое-что мне еще нужно уладить сегодня.

— Хорошо, Брат Цин Шуй!

Достигнув своей цели, Цин Шуй встал и попрощался с ними. Чжэн Шичань и другие лично проводили его.