Глава 1984. Конфликт можно решить, мозг раздавлен

Глава Клана Лан снова появился рядом с Цин Шуем. Сабля Оцепенения в его руке сверкала холодным светом, устремившись к груди Цин Шуя. Её скорость стала еще быстрее, чем раньше.

Очень жаль. Нынешнему Цин Шую казалось, что противник замедлился в несколько раз. Конечно, так только с точки зрения Цин Шуя. Как раз в тот момент, когда Глава Клана Лан собирался пронзить его, силуэт Цин Шуя испарился. Он сумел увернуться от атаки.

С точки зрения постороннего, Глава Клана Лан не был медлительным. Напротив, Цин Шуй стал быстрее. Намного, намного быстрее!

Тусклый золотистый свет сверкал на поверхности Золотой Боевой Алебарды.

Цин Шуй уже давно достиг состояния поднятия тяжестей, как поднимают перья. Его тяжелая алебарда была быстра, как ветер, когда она обрушила свои яростные атаки на спину Главы Клана Лан. Грозная сила сокрушила его и унесла его прочь.

Теперь настала очередь Цин Шуя. Он оказался даже быстрее, чем Глава Клана Лан. Золотая Боевая Алебарда в его руке напоминала дракона. Его движения казались такими же ловкими, как и тогда, когда он использовал Технику Владения Мечом. В тот момент, когда Глава Клана Лан попытался увернуться, удар Цин Шуя пришелся ему в левое ребро.

Треск! Цин ШУй знал, что эта атака сломала по меньшей мере три ребра противнику.

След свежей крови капал из уголка рта Главы Клана Лан, когда его унесло ветром от атаки Цин Шуя. Ранее Глава Клана Лан думал только о том, чтобы лишить его жизни. Поэтому Цин Шуй решил, что он не обязан сдерживаться.

Все прошло гладко, благодаря его Технике Небесного Видения. Если бы не она, то скорее всего ему пришлось бы полагаться на свою Гору Девяти Континентов. В противном случае ему было бы очень трудно победить Главу Клана Лан. Или скорее, даже если он сможет победить его в конце концов, то все равно будет очень истощен. В конце концов, у него есть Удар Парагона, Печать Сюаньтянь и так далее. По идее, он должен быть в состоянии справиться с таким противником.

Цин Шуй приблизился к Главе Клана Лан по спирали, превратившись в яркую золотую мельницу.

С тех пор как Глава Клана Лан прочувствовал его тираническую мощь, он не осмеливался вступать в прямое столкновение. Даже если он и владел Саблей Оцепенения, он получил несколько ранений. Если он еще больше пострадает от тиранической мощи Цин Шуя, даже если он не умрет, то очень вероятно, что ему придется провести остаток своей жизни в постели.

А когда вихрь в лице Цин Шуя приближался к Главе Клана Лан, из него немедленно вырвался человек.

В его ударе была заключена несравненно страшная сила. По сравнению с прежней мощью вращающейся ветряной мельницы, эта атака намного страшнее и мощнее.

Глава Клана Лан побледнел. Что же это за существо? Чем дольше они сражались, тем более свирепым становился Цин Шуй. Теперь, даже если сабля столкнется с его оружием, он почти ничего не почувствует. Всегда говорили, что перед абсолютной силой все превращается в бумажного тигра и становится очень хрупким.

Глава Клана Лан не успел увернуться от удара. Он понял, что его противник держит его на мушке. В конце концов, по силе он тоже уступал. Теперь же он думал, что находится в невыгодном положении. Он не только не мог блокировать атаку противника, но и не мог уклониться от нее. Он пребывал в замешательстве. Когда битва только началась, именно он одерживал верх.

Пам!

Громкий и ясный треск раздался в результате страшного удара Цин Шуя. Казалось, что он что-то раздавил. Цин Шуй понял, что некоторые защитные предметы противника только что треснули. На самом деле это вполне нормально. Наоборот, было бы ненормально, если бы Глава Клана Лан не имел таких сокровищ.

Цин Шуй снова взмахнул алебардой и постоянно применял Девять форм Древней Божественной Боевой Техники. Они несравненно хитры и уже смешались с основой его Техники Меча. Даже тогда он все еще немного сдерживался, учитывая, что он не смешивал свою способность поражать акупунктурные точки и Непрерывное Комбо. На данный момент он едва в состоянии смешать свою способность к Непрерывному Комбо.

Глава Клана Лан будто вновь обрел боевой дух. Сабля Оцепенения в его руке тоже начала ярко светиться, особенно Сфера Оцепенения на кончике меча. Она испускала серый свет, отчего и выглядела очень необычно.

ЕГО силуэт стал очень расплывчатым. Он был похож на серую тень.

Цин Шуй немедленно применил свою Технику Небесного Видения. Он реальное, твердое существо, которое совершало беговые движения на месте с невероятной скоростью. Поэтому казалось, что он формирует неясную серую тень, не двигаясь вообще.

Цин Шуй также знал, что он не намеренно пытался убежать. Он не хотел бы так растрачивать свою силу. Весьма вероятно, что это эффект, вызванный какой-то вещью на его теле.

Все это не имело значения. Очень важно победить его при условии не воспользовавшись Горой Девяти Континентов и другими сокровищами.

Божья Жатва!

Внезапно за спиной Цин Шуя появился образ Главы Клана Лан. Сабля Оцепенения пронзительно-острым светом устремилась в шею Цин Шуя. Все произошло очень тихо.

Духовное чутье Цин Шуя уже давно стало способно смотреть на угол 360 градусов. Он закрыл глаза и без труда обнаружил противника. Он странным образом извернулся, и тут же нанес удар ногой своему противнику.

Бам! К всеобщему удивлению, Главу Клана Лан и правда отбросили! Удар Хвостом Тигра!

Сейчас Глава Клана Лан чувствовал себя так, словно проглотил муху. Он никак не ожидал, что после применения своей убийственной техники, его просто вышвырнут вон. Кроме того, все органы его тела фактически понесли повреждения после этого

удара. Когда его отшвырнули, алебарда Цин Шуя словно призрак появилась перед его грудью.

Увидев приближающуюся Золотую Боевую Алебарду, Глава Клана Лан пришел в ужас. Он инстинктивно уклонился от удара в жизненно важные точки. Даже с Саблей Оцепенения, он не смог вовремя парировать удар Золотой Боевой Алебарды.

Пам!

Золотая боевая алебарда пронзила ему плечо.

— Пожалуйста, проявите милосердие!

Раздался очень старый голос. Следующее, что он увидел — как уводят Главу Клана Лан.

Цин Шуй остановился и сразу же прощупал человека, который внезапно появился из ниоткуда. Старый человек, очень, очень старый. У него такой вид, словно он вот-вот умрет.

У старика очень сутулая спина. Он казался просто бедным, обычным стариком, одетым в очень рваную одежду.

— А… Глухой старик… Дедушка…

Глава Клана Лан не верил своим ушам. Старик звался Глухим Стариком и тоже происходил из Клана Лан. Он обычно проводил весь день, подметая пол во дворе, и являлся человеком, на которого люди обращали очень мало внимания. Именно потому, что он почти не разговаривал, люди часто называли его Глухим Стариком. Все они считали, что он молчит потому, что не может слышать. Тем не менее, некоторые люди все же знали, что он на самом деле не был глухим.

Но кто бы мог подумать, что этот старик обладает такой силой? Он не только сумел схватить его, но и сумел отразить грозную атаку Цин Шуя.

Старик положил на землю мужчину и тихо сказал: — Послушай меня, прекрати вести себя так, как ты обычно ведешь, и помирись с ним. Даже если это означает, что тебе придется заплатить очень высокую цену, ты все равно обязан это сделать.

Глава Клана Ла очень внимательно слушал старика. Он знал, что этот старик необыкновенный человек. Кроме того, он очень хорошо к нему относился. В таком случае ему больше не нужно беспокоиться о своем положении, как Главы Клана Лан. С его собственным врожденным талантом, он определенно сможет встать на вершине.

Глава Клана Лан кивнул. Он терпел боль в плече и сказал: — Сегодня я признаю, что потерпел поражение. Как говорится, невозможно узнать человека, не обменявшись с ним ударами. Можем ли мы просто забыть о том, что произошло сегодня?

Когда старик услышал слова мужчины, то вздохнул и слегка покачал головой. Хотя тот и умен, он никогда не мог избавиться от своего высокомерия. С тех пор он пошел по извилистой тропинке. В одно мгновение он лишился своего рода и ауры тела. Точно так же он потерял многое, в том числе и свой боевой дух. Хотя он и умен, но к несчастью иногда очень близорук.

Цин ШУй не питал добрых чувств к таким людям, которые не проявляли милосердия к женщинам и детям. Если он, не колеблясь, наложит руки на собственную жену и детей, то кто же будет избавлен от его смертоносных пальцев? Каким принципам он еще следует? Цин Шуй презирал таких людей.

— Ха-ха, неужели ты всерьез думаешь, что Зал Имперской Кухни — это место, куда ты можешь приходить и уходить, когда захочешь? Место, которое ты можешь разгромить, когда захочется? — Ухмыльнулся Цин ШУй. Казалось, что он пытается играть с ним.

Некоторым людям удалось понять слова Цин Шуя. Почему он не заговорил, когда они разгромили первый этаж? И почему он не попытался остановить их?

Глава Клана Лан немедленно помрачнел: — Ну тогда, пожалуйста, позволь мне восполнить твою утрату своей собственностью.

Цин Шуй отмахнулся: — Неужели ты всерьез думаешь, что все будет хорошо, если ты просто заплатишь? Ты что, раздавил себе мозги или что-то с ними связанное? Как будто в мире найдется такая дешевка! Если ты действительно хочешь отплатить, тогда я требую, чтобы ты восстановил это место точно так же, как и разрушил! Если Я замечу какие-то отличия, ты не сможешь покинуть это место живым.