Глава 1994. Бывший гений Клана Чжан

Цин ШУй заметил удивленные лица остальных. Затем он улыбнулся и сказал: — Если вы усердно будете тренироваться, то скоро превзойдете их. Большего они не смогут достичь за свою жизнь, если только не нарвутся на какие-нибудь счастливые случаи.

Остальные немного понимали, о чем речь. Поэтому они кивнули. И снова их взгляды наполнились непоколебимой решимостью.

— Старший брат, ты должен много работать, чтобы воспитать их. Они станут нашим первым поколением боевой мощи в будущем. — Уверенно сказал Цин Шуй.

Глаза Императора Варваров засияли. Он заметил, что Цин ШУй сказала » наш» вместо «мой». В глубине души он испытывал чувство комфорта и облегчения. Хотя они пообещал отдать свою жизнь, Цин Шуй ничего не потребовал взамен.

— Будь уверен. Это не станет проблемой. — Похоже, Император Варваров в этот момент немного замотивировался. Он не мог не думать о том, как сложится его будущее, если он последует за Цин Шуем.

Последние несколько дней выдались необычайно тихими. Ни Клан Лан, ни Клан Шан так и не появились. Цин Шуй невольно удивился. Еще логично, если только Клан Лан не появился. Ведь их главной проблемой служила междуусобица. У них действительно не было свободного времени, чтобы искать новые неприятности. Что действительно странно, так это то, что Клан Шан не появился.

Клан Шан из Великого Города Шан, бесспорно, обладал огромной и конкретной властью. Никто не мог превзойти их в городе. Если оставить в стороне то, что показано на поверхности, то все прекрасно понимали, что в Клане Шан скрывается много могущественных воинов. Поэтому, без сомнения, именно они правили городом.

Обычно такие могущественные кланы не сидели бы спокойно, увидев, как избивают члена их собственного клана, независимо от того, правы или не правы их люди. Здесь лежал просто вопрос их репутации. Даже если человек, который избил человека из Клана Шан, просто никто. Нынешний Зал Имперской Кухни все еще слишком далек от уровня Клана Шан.

Но Зал Имперской Кухни постепенно становился на верный путь. Общая ситуация становилась все лучше и лучше, а они становились все более и более известными во всем городе. А главным образом еще и потому, что между ними расположился еще один клан, который считался одним из лучших кланов в Великом Городе Шаг, Клан Чжан.

Клан Чжан передавался по прямой линии от его основателя к Чжан Мяоюню, гениальной личности. Однако его культивация была искалечена в битве с демоническими зверями. Он был человеком, возглавляющим все три поколения Клана Чжан, а также осторожным и исключительным человеком. Если Клан Чжан потеряет такого эксперта, их прогресс немедленно остановится по меньшей мере на 200 лет. Хуже того, они могут даже потерять прогресс. Напротив, если бы Чжан Мяоюнь смог взять на себя управление Кланом Чжан в лучшем состоянии, он смог бы снова подняться на иной уровень в течение этих 200 лет.

С тех пор, как Чжан Мяоюнь потерял свое развитие, он всегда чувствовал себя очень опустошенным. Не только его собственное небо потемнело, но и многие люди из Клана Чжан глубоко печалились. Впрочем, некоторые все же радовались. Потому что должность Главы Клана в будущем может принадлежать им. Или, скорее, с уходом Чжан Мяоюня, они наконец-то смогут бороться за пост Главы Клана. Глава Клана Чжан имел очень высокий авторитет.

В прошлом он являлся гордостью Великого Города Шан. Люди называли его сыном неба. Даже гении из других кланов не могли сравниться с ним. И все же он превратился в калеку. Человеком, которых он мог бы уничтожать десятками, просто щелкнув пальцем.

— Да, Зал Имперской Кухни!

Разве не Зал Имперской Кухни в последнее время пользовался популярностью? Чжан Мяоюнь смотрел на группу людей, выстроившихся в очередь к врачу. На его лице появилась горькая улыбка. Он уже обращался к многим алхимикам, желая справиться со своей проблемой, и даже отправился в самую глубокую часть Континента Хаохань. Несмотря на все свои усилия, он все равно столкнулся с одним и тем же результатом. Кажется, что без бросающих вызов небесам эликсирам он не сможет выздороветь.

Это место являлось всего лишь клиникой, но по какой-то причине Чжан Мяоюнь решил встать в очередь вместе с другими людьми.

— ЭЙ, разве это не гений Клана Чжан? — Некоторые люди удивились, увидев его.

— Что значит «гений Клана Чжан»? Я сам могу справиться с тремя такими! — Говоривший мужчина выглядел очень крепким и высоким. У него имелся определнный уровень развития. Действительно, на данный момент он мог победить трех культиваторов, уровня Чжан Мяоюнь, в одиночку. Перед абсолютной силой любые навыки бесполезны. Нынешний Чжан Мяоюнь потерял свою силу. При таком раскладе он не смог бы вытянуть даже 1% силы своих техник.

— Что ты сказал? Почему ты не сказал такого раньше и решил действовать только после того, как он лишился своей силы? Вот, давай-ка сперва проверим на мне! — Возмутился уже другой мужчина, достаточно крепкого телосложения.

Сильный на вид мужчина сразу же задрожал, когда увидел этого человека. Сначала он думал, что должен быть самым сильным и крупным в округе, но неподалеку оказался мужчина на голову выше его!

— Брат Да Чжуан! Я признаю свою ошибку!

Похоже, этот человек знал того высокого мужчину. Увидев его, он сразу же пришел в ужас.

— Гений из Клана Чжан — хороший человек. Бог действительно слеп. В мире так много богатых и избалованных сопляков. Бог мог искалечить любого из них, но вместо этого он решил посмеяться над судьбой достойного. Прямо как в поговорке — «хорошие вещи никогда не случаются с хорошими людьми.»

— Да, это действительно пустая трата времени. Похоже, что никакой эксперт не сумеет взять на себя ответственность за будущее Великого Города Шан.

— Да. Посмотрите на него, он тоже стоит в очереди. Может быть, он все еще надеется восстановить свои силы?

Когда кто-то упомянул о очереди, остальные тоже начали проявлять любопытство. В конце концов, учитывая силу Клана Чжан, можно с уверенностью предположить, что они искали довольно много грозных алхимиков. Стоило отметить, что Глава Клана Чжан не стал бы хмуриться, даже если бы пришлось пожертвовать половиной имущества клана в обмен на культивацию гения. Деньги навсегда останутся для них лишь мирским достоянием.

Даже если деньги будут потрачены впустую, по крайней мере, у них появится еще один шанс попытаться вылечить его с помощью других врачей. Но если он умрет, второго шанса больше не будет. Гении являлись самой ценной вещью в аристократическом клане.

— Как думаешь, Зал Имперской Кухни сможет его вылечить? — С любопытством спросил мужчина.

— А сколько врачей и алхимиков уже обошел Клан Чжан? Но никто из них не смог вылечить его. Даже если Зал Имперской Кухни довольно популярен в последнее время, я все еще думаю, что шансы на успех очень малы. Если же они действительно смогут вылечить его, то их имя немедленно превзойдет Священный Дворец Медицины.

— Да. Священный Дворец Медицины самое ценное достояние в Великом Городе Шан. Несмотря на то, что алхимики там самые могущественные, Молодой Мастер Чжан не смог вылечить свою болезньу них.

На самом деле, в глубине души Чжан Мяоюнь уже сдался. Просто его сюда привела все еще теплющаяся надежда. Он никогда не надеялся, что его болезнь можно вылечить. Дело не в том, что он не хотел, чтобы его вылечили, а в том, что судя по всему, лечение в принципе невозможно. Чем большеу него надежд, тем больше разочарований он в конце концов испытает. Следовательно, он уже перестал беспокоиться. Так, по крайней мере, он сможет жить более спокойно.

Такова природа людей. Они не могли смириться с потерей чего-то.

Очередь была очень длинная. Чжан Мяоюнь на самом деле никого не знал. Он последовал за очередью и медленно двинулся вперед. Через некоторое время перед ним остался только один человек. За пациентами ухаживала женщина. Она выглядела очень красивой, а от ее тела исходила очень спокойная аура. Она выглядела достойной женщиной.

Леди Лан. Чжан Мяоюнь знал, что эта женщина когда-то была женой Главы Клана Лан. Она и правда очень красива, как и говорили слухи. Но увидев её по-настоящему, она казалась еще более великолепной, особенно аура по всему ее телу. Аура казалась очень привлекательной и заставляло людей чувствовать себя комфортно.

Она казалась очень умелой, когда ухаживала за больными и выписывала им лекарства.

Чжан Мяоюнь находил подобное очень странным. С каких это пор эта женщина научилась лечить болезни? Он никогда раньше не слышал, что она врач.

Чжан Мяоюнь сидел напротив Цин Ци. Он медленно вытянул руку и положил ее на стол.

Цин Ци бросила на него быстрый взгляд. Она выглядела очень спокойной. Присев, она вытащила три пальца и прижала их к его пульсу. Через некоторое время она подняла глаза и сказала: — Ты не болен. Даньтянь опустошен, и меридианы разрушены. Поэтому ты пришел?

Чжан Мяоюнь кивнул: — Да.

Его голос казался немного хриплым, но в то же время очень спокойным.