Глава 2003. Полгода спустя, Зал Имперской Кухни, Великая доброжелательность и праведность

Прежде чем Юй Сисуань ушла, Цин Шуй отдал ей довольно много специй. Их соглашение о сотрудничестве считалось заключенным. Однако их реальное сотрудничество должно начаться только в будущем, когда они прибудут в Истинный Мир Девяти Континентов.

На следующий день новость о том, что Цин Шуй из Зала Имперской Кухни уничтожил

Дворец Священной Медицины, быстро распространилась по всему городу. В новостях говорилось, что это произошло из-за похищения Цин Ци и её ребенка, а также потому, что они возжелали мастерства Цин Шуя.

Только тогда люди из Зала Имперской Кухни узнали о случившемся. Особенно ошеломились те молодые люди. Раньше они знали только то, что Цин Шуй очень силен, но они не ожидали, что он настолько силен. Лань Линфэн, Император Варваров, и другие его знакомые тоже были поражены. Только вспомнив сцену возвращения Цин Шуя и Цин Ци, они поняли, что Цин Шуй сделал.

Более того, репутация Зала Имперской Кухни стала еще выше. Дворцу Священной Медицины можно сказать спасибо. Что за могущественная организация Дворец Священной Медицины? Подумать только, что они положат глаз на медицинские навыки Зала Имперской Кухни. Это означало, что Зал Имперской Кухни даже сильнее, чем Дворец Священной Медицины.

Через два дня пришел Чжан Мяоюныь. Его выражение по-прежнему выглядело очень спокойным, но он радостно улыбался. После сегодняшнего сеанса иглоукалывания его лечение будет считаться оконченным.

— Вы действительно не показываете свои настоящие способности. Дворец Священной Медицины и правда жаден. — Радостно произнес Чжан Мяоюнь.

— Почему ты так говоришь? — С любопытством спросил Цин Шуй.

— Дворец Священной Медицины на самом деле имеет довольно хорошую репутацию. В конце концов, в их числе многие алхимики. Каждый в этом регионе должен был проявлять к ним некоторое уважение. Со временем их характеры изменились, поэтому когда они увидели угрозу, которую представляет собой Зал Имперской Кухни, то не смогли усидеть на месте. Я просто не ожидал, что они решатся на похищение людей.

— Они не просто похитили. Они совершили много плохих поступков из тени. — Улыбнулся Цин Шуй.

— Все знают, но никто ничего не сказал. Такие вещи не редкость в Великих Кланах и Странах. Когда их влияние возрастает, то какими бы строгими они тогда ни были, они все равно потворствовали определенным ситуациям. Это очень распространенное явление. Многие люди неосознанно теряют себя таким образом. — Чжан Мяоюнь покачал головой.

— Господин, я заметил, что в последнее время вы довольно тесно сотрудничали с Рестораном Нефритового Аромата. Я должен вас поздравить. — Чжан Мяоюнь, похоже, не слишком интересовался предыдущей темой и перешел к разговору о ресторане.

— О, так ты знаешь о Ресторане Нефритового Аромата? — Цин Шуй стало очень любопытно. Он также хотел узнать о прошлом ресторана. Почему здесь оказалась такая очаровательная леди? Он не верил, что она зажглась с целью открытия первоклассного ресторана в этом регионе.

— Я тоже мало что знаю о нем. Я только знаю, что ее личность очень таинственна, а сила за её спиной очень могущественна. Это люди из Истинного Мира Девяти Континентов. Причина её проживания здесь тоже очень загадочна, но мне кажется, что она делает перерыв от чего-то. Она здесь уже больше десяти лет, что выглядит действительно странно. — Чжан Мяоюнь покачал головой.

Меридианы Чжан Мяоюня были исцелены. Однако он не сможет временно использовать свою Первобытную Ци и не сможет культивировать ее. Несмотря на ограничения, Чжан Мяоюнь был уж очень взволнован. Последние несколько лет он вообще не занимался культивацией. Он уже несколько раз подумывал о самоубийстве. Однако при виде встревоженных взглядов родителей и при мысли о жене ему оставалось только смириться. Даже если он стал калекой, ему все равно придется жить храбро.

У каждого облака есть серебряная подкладка. Он был абсолютным гением клана, и теперь, когда ему дали шанс выздороветь, Клан Чжан направит много экспертов, чтобы защитить Чжан Мяоюня. Так как он не сможет использовать свою Первородную Ци в течение некоторого времени, Старшие клана опасались, что придут люди с плохими намерениями, которые попытаются причинить ему вред.

Ради Чжан Мяоюня, Цин Шуй подарил ему сокровище, которое он сам выковал. Хотя его можно было использовать только для того, чтобы отбиваться от людей Стадии Боевого Императора или ниже, эксперты, как правило, слишком гордые и не совершали таких подлостей своими руками. Но ничего страшного не случится до тех пор, пока Чжан Мяоюню не придется использовать Первобытную Ци.

Остальной мир не знал, что Чжан Мяоюнь не мог использовать свою Первородную Ци, но лучше перестраховаться, чем потом сожалеть.

Чжан Мяоюнь почти полностью выздоровел. Он сможет полностью восстановиться после месячного отдыха дома. — Господин, можно сказать, что вы дали мне вторую жизнь. Если бы я не встретил вас, то просто жил бы ходячим трупом. Я считаю себя ментально сильным, но некоторые вещи трудно отпустить. Я не знаю, как вас благодарить, но если я вам понадоблюсь, я отложу все остальное, чтобы прийти и помочь. Даже если вам понадобится моя жизнь, я без колебаний отдам ее. — Очень серьезно заявил Чжан Мяоюнь.

Цин Шуй улыбнулся и похлопал его по плечу. — Между нами нет никаких соглашений. Ты пришел за лечением, ия его тебе обеспечил. Ты нашел лекарственные травы и заплатил за медицинские услуги. Ты мне ничего не должен. Я врач. Если все пациенты будут себя вести, как я смогу держать свой медицинский зал в рабочем состоянии?

Чжан Мяоюнь знал, что имеет в виду Цин Шуй, поэтому почти ничего не говорил. Он только улыбнулся и кивнул: — Я человек слова. А вы тот, кому я доверяю и уважаю больше всего. Если вам понадобится моя помощь, пожалуйста, не церемоньтесь.

— Хорошо, тогда я не буду церемониться, когда придет время.

Последующие дни шли очень мирно. Цин Ци научилась медицинским навыкам и методу культивации у Цин Шуя. Более того, старшие дети в Зале Имперской Кухни все еще занимались бесконечным развитием. Цин Шуй очень серьезно подходил к вопросу их культивации. Независимо от того, прошли ли они оптимальный возраст для развития, Цин Шуй относился к ним одинаково. 15-16 лет — это еще не слишком поздно.

Зал Имперской Кухни нанял еще нескольких врачей. С нынешними способностями Зала Имперской Кухни, им стало легче привлекать к себе врачей. К ним приходили даже некоторые кандидаты, которые не просили поощрения. Вот почему иметь хорошую репутацию — это хорошо. Люди приезжали к ним, чтобы научиться искусству Цин Шуя.

Цин Шуй понимал, зачем приходили эти люди. Врачи должны прежде всего иметь мораль. Если у них не будет морали, Цин Шуй решал вообще ничему их не учить. В противном случае, когда эти люди станут более способными, они могут принести больше страданий другим.

Чтобы укрепить репутацию Зала Имперской Кухни, Цин Шуй решил остаться в Великом Городе Шан на некоторое время. Срок его путешествий мог отложиться на относительно длительный период времени. Это поместье станет местом отдыха для него. В будущем он также может стать одним из домов Клана Цин.

В мгновение ока прошло пять месяцев.

Пять месяцев не считались долгими, и на самом деле они могли показаться очень короткими. Все планы двигались в правильном направлении. Хотя у Зала Имперской Кухни не было никаких разногласий с Кланом Лан и Кланом Шан, все остальные признали статус Зала Имперской Кухни. Ранее все они признавали статус Дворца Священной Медицины. Теперь же, когда Зал Имперской Кухни стал намного сильнее во всех отношениях по сравнению с Дворцом Священной Медицины, никто не осмелился бы прийти к ним и создать неприятности.

Еще одна вещь, которую следует упомянуть — хорошая мораль Зала Имперской Кухни. Бедняки могли обращаться за лечением по очень низкой цене, оплачивая только стоимость лекарства. Если у них возникали трудности, они могли даже лечиться бесплатно. За несколько месяцев репутация Зала Имперской Кузни опрокинула все остальные силы в Великом Городе Шан. Теперь они стали известны как сила, обладающая великой доброжелательностью и праведностью.

Довольно много людей из великих кланов приходили за лечением, причем многие из них жили с неизлечимыми болезнями. Этот мир отличался от предыдущей жизни Цин Шуя. Например, в его прошлой жизни, если человек успешно вылечил неизлечимую болезнь, такую как рак, это приносило ему бесконечные неприятности…

Однако в этом мире все по-другому. Люди будут видеть в вас только чудесного врача, удивительного врача. Вы только получите уважение.

Поэтому отношения Зала Имперской Кухни со многими влиятельными людьми оставались очень дружелюбными. Зал Имперской Кухни приобрел определенный уровень престижа, и никто не смел запугать их. Не говоря уже о том, что если бы таковые нашлись, то нашлось бы много людей, которые не потерпят подобного отношения.

Цин ШУй не был упрямым человеком, который придерживался старомодных правил. Великие кланы являлись побочным продуктом целого поколения. Даже если он не мог вынести их поведения, сам факт их существования означал, что их поведение — норма общества. Он не сможет полностью изменить их и не должен избегать их всех только по данной причине. Даже если вы победите клан, новый клан родится немедленно. Более того, это не служило законной причиной для уничтожения клана. Если он так поступит, то очень скоро его убьют.