Глава 2005. Цин Шэ, Тяньхэ Жэньмо?

Теперь Цин Ханье поняла, что ее мужчина ревнует. Она не смогла удержаться от смеха и бросила на него очаровательный взгляд: — Он же твой ребенок.

Даже если Цин Шуй и притворялся ревнивым, на самом деле это было не так. Поэтому он улыбнулся и кивнул: — Я знаю.

— Дай ему имя! — Цин Ханье теперь почувствовала себя очень довольной, поэтому сказала уже блаженно.

— Давай назовем его Цин Шэ! — Цин Шуй оценил телосложение этого малыша. Оно уникально. Цин ШУй знал, что у него большое будущее. Поэтому он надеялся, что у его сына будет доброе, праведное и всепрощающее сердце.

— Мы примем твое решение. Малыш, в будущем тебя будут звать Цин ШэЭ. — Радостно воскликнула Цин Ханье.

На этот раз Цин Шуй вернулся очень своевременно.

Цин Ханье являлась культиватором, а Телосложение Девяти Инь нельзя измерить условностями. Несмотря на то, что она только что родила, с помощью Цин Шуя она поправилась уже через полдня. По крайней мере, она стала сильнее, чем могла бы почувствовать себя обычная женщина после родов.

Однако Цин ШУй все равно заставил ее остаться в постели в течение нескольких дней.

Другие женщины вернулись снова, но через некоторое время они ушли вместе с Цин Шуем. Ребенок заснул, поэтому Цин Ханье тоже отдыхала.

Цин ШУй рассказал Иэ Цзяньгэ и остальным, где он сейчас находится, а также поделился с ними своей недавней ситуацией.

Узнав, что Цин Шуй сейчас находится в Великом Городе Шан, они посоветовали ему быть осторожным. Цин Шуй поделился с ними некоторыми своими мыслями, которые заставили их немедленно захотеть помочь ему. Жаль, что они не могли оставить Дворец Заката Морского Короля в покое, даа Цин ШУй не согласился на то, чтобы они расформировали дворец. В конце концов, нынешний Дворец Заката Морского Короля и Дворец Драконьих Волков вместе взятые не уступали обычным Дворцам Бессмертных.

— Я подумываю о создании Дворца Боевого Бога, состоящего из наследников Боевых Богов. Цингэ, каковы твои планы? — Цин Шуй обратился к Муюнь Цингэ.

Первоначально Муюнь Цингэ являлась Повелительницей Дворца Морского Короля, но он слился с Дворцом Заката Ло Цинчэн.

Прямо сейчас она просто одна из Повелительниц Дворца Заката Морского Короля. — Мне все равно здесь делать нечего. Почему бы мне не пойти стобой и не осмотреться? — Ответила Муюнь Цингэ.

Ло Цинчэн улыбнулась: — Ничего страшного, даже если Цингэ придется уйти сейчас. В любом случае, нам все равно придется слиться вместе в будущем. Она — наследница Боевого Бога, поэтому у нее есть своя миссия.

Цин Шуй немного подумал: — Если Цингэ уйдет прямо сейчас, то я не буду чувствовать себя уверенно, что смогу покинуть это место.

— И для чего тебе беспокоиться? Цзяньгэ и Линьянь еще здесь. В окружающих землях слишком мало людей, которые могут представлять для нас угрозу. Мы же не в Истинном Мире Девяти Континентов. — Ло Цинчэн не согласилась с ним.

Цин ШУй задумался. В её словах есть смысл. Обладая такими способностями, они могли получить относительно высокий статус, даже если бы отправились в Великий Город Шан.

— Давай подождем еще немного. Дворец Боевого Бога еще только начинает формироваться. Мы еще поговорим о нем в следующий раз. — Цин Шуй немного подумал и все же решил, что Муюнь Цингэ не следует уходить прямо сейчас.

— Тогда оставим это на будущее. Когда твой Дворец Боевого Бога станет сильнее, тогда я и отправлюсь туда. — Улыбнулась Муюнь Цингэ. Она не слишком переживала по этому поводу.

За последние полгода здесь почти ничего не изменилось. Таньтай Линьянь значительно улучшилась, да и прогресс Иэ Цзяньгэ также очень высок. Муюнь Цингэ тоже не отставала. Однако полгода — это все-таки очень мало. Несмотря на время, улучшения женщин дали Цин Шую понять, что они смогут постоять за себя в мире девяти континентов.

— Малышка Янь, я уезжаю завтра. — Цин Шуй пошел в комнату Таньтай Линьянь.

По отношению к этой ледяной богине, Цин Шуй «усердно трудился» каждый раз, когда у него появлялась такая возможность. Он надеялся, что когда-нибудь сможет обнять такую красавицу.

— Ммм, будь осторожен. — Таньтай Линянь больше не сопротивлялась прозвищу, которое она получила от Цин Шуя. Он позволяла ему называть её, как ему заблагорассудится…

— Я буду скучать по тебе.

— Я тоже буду скучать по тебе. — Я люблю тебя! — Я… Я тоже тебя люблю. — Неуверенно произнесла Тантай Линьянь.

Цин Шуй улыбнулся, глядя на эту даму, которая выглядела немного смущенной. Он не мог сдержаться и обнял ее, но больше ничего не делал. Многое он мог сделать в её отношении, но решался. Например, он мог использовать Технику Мягких Сухожилий, в которой он очень уверен. Однако она явно не очень эффективна против Таньтай Линьянь — у нее очень сильный самоконтроль

Цин Шуй знал, что Таньтай Линьянь рано или поздно будет принадлежать ему, поэтому не стоило беспокоиться.

На самом деле, они уже всего в одном шаге. Теперь Цин Шуй мог обнимать и целовать ее, прямо как влюбленные. Иногда ему даже удавалось положить руки ей на грудь и на ее умопомрачительно красивую попку и добиться своего. Одна только мысль о них зажгла огонь в сердце Цин Шуя.

Он наклонил голову и поцеловал её очаровательные губы, поднял ее на руки и подошел к кровати.

На мягкой кровати Цин Шуй лежал на прекрасном теле Таньтай Линьянь, целуя ее, а его руки беспрестанно двигались вокруг нее. Его движения заставили чрезвычайно очаровательную женщину непрерывно дрожать.

— Тебе не разрешается снимать с меня одежду.

Почувствовав, что Цин Шуй снимает с неё одежду, Таньтай Линьянь схватила его за руку и остановила.

Цин Шуй уже заставил ее почувствовать себя комфортно, поэтому теперь он сказал, горько улыбаясь: — Ты чувствовала себя хорошо, ноя все время держу это в себе.

Когда Цин ШУй сказала это, то взял ее руку и приложил к своей обжигающей части тела. Таньтай Линьянь вздрогнула и инстинктивно отдернула руку. Затем она посмотрела на парня: — Ты сказал, что не будешь меня принуждать. Не мог бы ты дать мне еще немного времени? Я определенно буду твоей. Разве у тебя нет Цзяньгэ?

Она редко говорила таким тоном, что заставило Цин Шуя онеметь всем телом. Он только хотел подразнить ее, но теперь, лежа на ней сверху, он уже был готов зарыться меж её грудей. Глядя на эту очаровательную ледяную красавицу, Цин Шуй злобно улыбнулся и сказал: — Тогда позволь мне попробовать их.

Затем Цин Шуй уткнулся головой в её грудь и глубоко вдохнул их аромат. То был аромат, который не описать никакими словами.

Таньтай Линьянь закрыла глаза и ничего не сказала. Цин Шуй знал, что она дала ему согласие через молчание, затем он умело снял с нее верхнюю одежду. Оттуда выскочила пара удивительных белоснежных вершин. Они мягкие и нежные, а также гладкие, как нефрит. Они хорошо округлены, имея идеальную форму персика. Розовые кончики обладали неописуемым очарованием, которое заставляло его кровеносные сосуды расширяться.

Цин Шуй не мог сдержаться. Он целовал и кусал их в течение часа…

Цин Шуй уехал, пробыв там меньше недели. Ему нужно вернуться в Великий Город Шан. Он не хотел, чтобы возникли какие-то неприятности, поэтому сразу использовал Божественный Флаг Пяти Элементов, чтобы прибыть в Город Дазцан. Цин Шуй установил один из своих флагов в Городе Дацзан.

Цин Шуй вспомнил, что прошло уже полгода стех пор, как он в последний раз приезжал в Город Дацзан. Должен ли он отправиться в Город Северных Снегов, чтобы навестить Луань Луань? Если бы она знала, что он находится в Великом Городе Шан, она определенно порадовалась бы.

Цин Шуй полетел в сторону Города Северных Снегов.

Когда он оказался между Городами Дацзан и Городом Сиюнь, то услышал вдалеке звуки боя. Вскоре кто-то в плохом состоянии побежал в направлении Цин Шуя. Цин ШУй хотел сразу же уйти, но как раз когда он собирался уйти, неожиданно застыл. Причина проста _ он узнал человека, которого кто-то преследовал.

Тяньхэ Жэньмо! Гений Клана Тяньхэ из Города Тяньхз — Тяньхэ Жэньмо.

Цин шуй не ожидал встретить его здесь. Прямо слишком удивительно. В конце концов, учитывая размеры этого мира, то воистину удивительно повстречать в таком месте
друга.