Глава 2211. У меня есть крестник, Тай Ицзянь

— Ицзянь, не груби. — Тихо прошептала женщина. Она говорила очень нежно, даже когда бранила своего ребенка.

Цин Шуй улыбнулся и сказал, что ничего страшного. Затем он посмотрел на Тай Дашао: — Ты кажешься мне хорошим отцом.

Тай Дашао неловко улыбнулся: — Это его мама хорошая.

Цин Шуй вспомнил, что он собрал несколько Пилюль Роста, Пилюль Способностей и Пилюль Потенциала. Он вынул несколько штук и передал их молодому мальчишке, сказав: — Это мой подарок тебе.

Тай Ицзянь уставился на Цин Шуя, а затем посмотрел на Тай Дашао и свою мать.

Тай Дашао улыбнулся: — Быстро, скажи спасибо своему Дяде. Он самый сильный Алхимик, которого я когда-либо видел.

— Спасибо, Дядя! — Радостно воскликнул Тай Ицзянь.

— Ты хочешь стать сильным воином? — Спросил у мальчишки Цин Шуй.

— Хочу! Очень! — Ответил Тай Ицзянь с невозмутимым лицом.

Цин Шуй вспомнил осиротевших братьев и сестер, когда увидел этого молодого парня. Они пришли и присоединились к Клану Цин, и теперь они стали очень сильными. Они относились к Цин Шую, как к собственному отцу. Однако им еще предстояло выяснить свое собственное происхождение.

— У тебя большие способности. У Дворца Бессмертных Тайцин хватит способов и ресурсов для стремительного роста. Единственное, что меня беспокоит — твой фундамент. Позвольте мне научить тебя некоторым приемам кулака. Каждое утро ты будешь тратить два часа на тренировки. Ты понимаешь? — Спросил Цин Шуй.

— Да! — Тай Ицзянь был настроен решительно.

Затем Цин Шуй научил его Кулаку Тайчи и Кулаку Императора Юй. Он не забыл о Тай Дашао и его жене.

— Невестка, ты уже должна знать. Это великая вещь, но она требует глубокого понимания. Технике можно научить кого угодно. На самом деле, некоторые люди уже знают об этой технике, но их не так много. Однако в будущем их наверняка станет очень много. — С улыбкой сказал Цин Шуй.

— Спасибо. Я поняла. — Сказала женщина и кивнула.

— Младший брат, я думаю, что останусь на своем нынешнем уровне всю свою жизнь. Я не стану сильным воином. Однако у меня есть просьба. Ты можешь пообещать мне кое-что? — Серьезным тоном спросил Тай Дашао, после некоторых раздумий.

Цин Шуя удивила прямолинейность Тай Дашао, но он быстро кивнул: — Я обещаю тебе, если смогу помочь.

Цин Шуй вспомнил Кулон Звездного Бога. Если задача стояла не очень сложная, он соглашался.

— Я хочу, чтобы ты взял Цзянь’Эр в крестники. — Серьезно произнес Тай Дашао.

Цин Шуй был озадачен. Даже женщина растерялась. Сама она пристально уставилась на Цин Шуя. Она очень хорошо знала своего мужчину. Хоть он и щегол, но очень рациональный. Хотя его сила весьма посредственна, у него имелись некоторые перспективы. Кажется, что этот человек необыкновенный, учитывая, что ее муж относился к нему с таким уважением.

— Ты настолько мне доверяешь? — Спросил Цин Шуй.

— Ха-ха. Может, у меня и нет особых способностей, но с глазами все в порядке. — Ухмыльнулся Тай Дашао.

— И ты ни о чем не пожалеешь?

— Конечно, нет. — Со всей серьезностью ответил Тай Дашао.

— Хорошо, обещаю. У меня больше пяти крестников и несколько учеников. Это правда, что люди доверяют мне. Они встретятся друг с другом позже, когда вырастут. — Улыбнулся Цин Шуй.

Тай Дашао улыбнулся: — Похоже, что не только у меня острый взгляд.

— Цзянь’Эр, познакомься со своим Крестным. В следующий раз, когда увидишь его, относись к нему также, как и ко мне. — Тай Дашао повернулся к Тай Ицзяну.

Тай Ицзянь жил в большом клане и уже набрался опыта. Он серьезно поклонился Цин Шую. После сеанса поклонов, Цин Шуй поднял его: — Цзянь’Эр, с этого момента ты мой крестник. Меня не волнует, как ты ведешь себя в своем клане, но я хочу, чтобы ты научился кое-чему в будущем. Будь добрым и не совершай никаких неэтичных поступков, которые пересекают черту.

— Я так и поступлю. — Серьезно произнес Тай Ицзянь. Его молодое выражение напряглось.

Цин Шуй погладил его по голове: — Не будь таким напряженным. Правила довольно расплывчаты. Это тебе. Прими как приветственный подарок. Однако помни, что не полагайся на него и используй его только в случае серьезной опасности.

Подарком стало Священное Нефритовое Кольцо Божественного Камня. Раньше Цин Шуй получал от него большую пользу. Теперь Цин Шуй сделал несколько таких колец, поэтому подарил одно Тай Ицзяню. Цин Шуй также объяснил ему, как им пользоваться, и посоветовал не слишком зависеть от него.

Тай Ицзянь очень умен. Он быстро освоился с принципом его использования. И снова он серьезно сказал Цин Шую: — Я не буду полагаться на него.

Тай Дашао был полон надежд и стремлений. Этот предмет очень редкий. Даже Дворец Бессмертных Тайцин не факт что владеет подобным. Тем не менее, он ничего не сказал, Несмотря на свой интерес к предмету. Уже хорошо, что его сын смог получить его, так как Тай Ицзянь будет править Дворцом Бессмертных Тайцин в будущем. Если же не произойдет несчастных случаев, он станет Главой Клана Тай.

— У тебя нет сил, так что возьми одно, чтобы защитить себя. У меня их немного. Я не могу дать тебе больше. — Тепло обратился Цин Шуй к Тай Дашао.

Тай Дашао не согласился: — Оно слишком драгоценно, да и ты сам сказал. У тебя их немного. Ты уже дал одно моему сыну. Я его не приму. К тому же, поскольку моя сила слаба, никто не потрудится прикоснуться ко мне.

— Перестань нести чепуху и прими его. Не забывай использовать все возможные преимущества. Иначе ты не получишь его в следующий раз. — Цин Шуй сунул кольцо ему в руку.

Тай Дашао с благодарностью посмотрел на Цин Шуя: — У меня нет ничего для тебя взамен. Думаю, тебе даже не понадобятся те предметы, что есть у меня.

— Кулон, который ты подарил мне в прошлый раз, теперь принадлежит Бэйхуан Фан. Он сравним с этим кольцом. Теперь можешь успокоиться. — Ответил Цин Шуй.

— Не говори так, чтобы утешить меня. — Возразил Тай Дашао.

— Прекрасно. Тогда я больше не буду тебя утешать. Отдай его мне, и я больше ничего тебе не дам. — Цин Шуй протянул руку.

— Забудь. Оно уже у меня. Если я верну его тебе, ты расстроишься. Я оставлю его себе.

Тай Дашао был в восторге, получив такое драгоценное сокровище. Цин Шуй дал Тай Ицзяну несколько учебных толмутов, в том числе несколько видов одежды и оружие для ковки, а также несколько книг по Технике Мимикрии Девяти Животных. Цин Шуй сказал ему, чтобы он выбрал то, что ему больше всего нравится, и постарался изо всех сил через неделю.

Затем Тай Дашао потащил Цин Шуя на встречу с остальными членами своей семьи.

Тай Дашао являлся единственным сыном в своем поколении. Однако дочерей у семьи много, где-то около сотни или меньше. И это еще после того, как многие из них умерли. В поколении его отца родилось около тридцати членов. Кроме того, все они стали сильными воинами. Около тридцати из них сумели выжить до сих пор.

В поколении его деда родилось более десяти членов. Кроме того, он оставил еще три поколения. Тем не менее, только около десяти членов семьи все еще живы. Они стали настоящими столпами Дворца Бессмертных Тайцин. Обычно они не принимали участия в делах дворца, если только не нагрянула никакая беда.

Тай Дашао повел Цин Шуя к своему отцу, образованному мужчине средних лет. Он выглядел очень взрослым, но почему-то выглядел моложе Тай Дашао.

В такой ситуации ничего особенного. На главных континентах такое вполне привычное явление.

— Приятно познакомиться, Дядя! — Как младший, Цин Шуй приветствовал его.

— Не веди себя слишком вежливо. Относись к нашему дворцу, как к своему собственному дому. Это счастье для Дашао — завести такого друга. — Мужчина оказался очень гостеприимен, жестом приглашая Цин Шуя сесть.

Через некоторое время в комнату вошла красивая дама — мать Тай Дашао. Они снова поздоровались.

Что касается Цин Шуя, то отец Тай Дашао как будто уже знал о нем. Дворец Бессмертных Тайцин должен же знать, с каким человеком общается Тай Дашао.

— Это счастье для обеих сторон — пожружиться. Иначе наша дружба не продлится долго. — Улыбнулся Цин Шуй.

— Ты прав, но в наши дни трудно заводить друзей. Это же роскошь — найти одного настоящего друга за всю свою жизнь. На самом деле, у многих людей даже не появилось настоящего друга за всю их жизнь. Когда ты достигнешь вершины, у тебя может появиться куча друзей. Как только ты потерпишь неудачу, то еще повезет, если они не ударят тебя, пока ты лежишь и пытаешься подняться. — Эмоционально произнес мужчина.