Глава 2178. Кровавая битва на вершине горы Фу Яо (часть 2)

Ее некогда красивое и манящее лицо теперь было покрыто бесчисленными ранами. Раны были достаточно глубокими, чтобы на порезах на ее щеках были видны кости. Вид сырой плоти и слегка свернувшейся крови заставлял окружающих почувствовать, как кровь холодеет в глубине их сердец.

Одна рука этой женщины слабо свисала вниз, и из ее локтя торчал кусок белой кости …

Несомненно, ее замучили до предела, и казалось, что достаточно всего одного прикосновения, чтобы ее хрупкая жизнь была уничтожена. Но в глазах этой женщины нельзя было найти ни капли страха или печали. Ее яркие глаза были полны высокомерия и презрения.

Су Цзин Янь стоял среди старейшин Девяти дворцов. Когда он своими глазами увидел эту женщины, его сердце не могло не задрожать.

Эта женщина оказалась ему знакома, это была та самая Су Я, которую захватили в плен люди из Верхнего Царства!

С того дня, как Су Я была схвачена, люди из Девяти Храмов никогда больше не видели ее, не считая того первого дня. Вплоть до сегодняшнего момента, Су Цзин Янь все еще помнил, как гордо она вела себя, несмотря на то, что попала в плен. Она совсем не походила на пленницу, потерпевшую поражение от рук врага.

Однако Су Я из того дня и сегодня были совершенно разными людьми. Просто глядя на бесчисленные раны на всем ее теле, Су Цзин Ян уже мог догадаться, что она перенесла пытки в руках Верхнего Царства. Ее тонкие и красивые кисти теперь были скручены и искривлены, так что первоначальную форму ее пальцев было невозможно распознать, и они просто слабо свисали вниз.

Сколько боли ей пришлось вынести ?!

Су Цзин Янь глубоко вздохнул. Зная, что Су Я попала в руки Верхнего Царства, он ожидал, что ей будет нелегко, но, увидев ее сегодня, Су Цзин Янь испугался до безумия. Разве таких тяжелых травм было недостаточно, чтобы убить человека? Причина, по которой Су Я смогла дожить до этого дня, определенно заключалась не в милосердии людей из Верхнего Царства, а в том, что они, должно быть, использовали какие-то особые методы, чтобы удержать ее жизнь на грани.

С такими ранами, даже если она выживет, она останется калекой, и не сможет оправиться от травм за всю свою жизнь. Эта потрясающе красивая женщина была замучена до такого жалкого состояния.

В этот момент Су Цзин Ян был удручен жестокостью Верхнего Царства.

Су Я отвели к каменной статуе, где уже была установлена заполненная сухим деревом высокая платформа с крестообразным деревянным каркасом.

«Поднимайся.» Человек в черном рявкнул, нетерпеливо глядя на неопрятную Су Я, и в его глазах не было ни тени жалости.

Су Я спокойно взглянула на мужчину. Ее потрескавшиеся губы приподнялись в усмешке, но от улыбки незаживающие раны снова раскрылись, и из уголка ее рта потекла кровь. Эта свежая яркая жидкость заставила ее выглядеть чрезвычайно дьявольски!

Су Я посмотрела на подготовленное для нее место казни. Она, не колеблясь, переместила свои израненные ноги и поднялась по лестнице.

Мужчина в черном привязал ее к деревянному каркасу и вылил ей на голову ведро масла, пока она полностью не пропиталась им. Затем он покинул платформу и отошел от длинной лестницы. Десяток мужчин в черных мантии с факелами окружили помост. На сухом дереве, скопившемся под эстакадой, также были видны масляные следы. Казалось очевидным, что они были заранее облиты маслом.

Хотя факелов было только с десяток, в таком сценарии, даже если бы на платформу упала одна небольшая искра, это вызвало бы пожар и мгновенно сожгло ее.

Су Цзин Янь украдкой смотрел на все это, когда его взгляд остановился на мужчине, стоящем перед людьми в черных мантиях. Этот человек обладал высоким ростом и внушительным видом, а на его брови был шрам.