Глава 2443. У него не было другого выбора (часть 3)

В прошлом, когда Цзюнь У Яо покинул Верхнее Царство, он втайне занимался созданием этого массива. Титул «Темный император» и создание Темных регионов были всего лишь камуфляжем, который он использовал, чтобы отвлечь внимание Верхнего Царства. Все это время Нижнее Царство было местом, где он осуществлял свои настоящие планы. Только используя уникальные особенности окружающей среды Нижнего Царства, он мог ограничить продвижение Верхнего Царства. Он спланировал и организовывал все это тысячу лет назад. Помимо Ночного режима, Цзюнь У Яо оставил в Нижнем Царстве еще одну силу — Армию Призраков. Армия Призраков никогда не участвовала ни в каких битвах, и не раскрывала свои возможности. С момента основания стран Нижнего Царства, они тайно создавали Призрачные Города в качестве прикрытия для создания системы массива. Цзюнь У Яо никогда не привлекал их к сражениям, так как они считались его самым важным козырем в борьбе с Верхним Царством. Он с самого начала знал, что Верхнее Царство, вероятно, будет преследовать его, и поэтому заранее приказал Ночному режиму построить для себя мавзолей в Нижнем Царстве, если его сочтут мертвым. Никто никогда не догадывался, что мавзолей Темного Императора на самом деле должен был быть ключом для активации истощающего массива! Именно этот ключ к контролю над массивом когда-то пытались исследовать Двенадцать Дворцов. Даже после падения Темного Императора тысячу лет назад, Армия Призраков, спрятанная в Нижнем Царстве, никогда не предпринимала никаких действий. Их единственной миссией была установка массива. В конце концов, планы Цзюнь У Яо, которые он вынашивал на протяжении тысячи лет, наконец-то осуществились.

Цяо Чу и другие слушали его рассказ с большим трепетом. Не было никаких других слов, которые они могли бы придумать, кроме слова «восхищение», заполнившего их умы. Будь то средства, которые использовал Цзюнь У Яо, или стратегия, разработанная Цзюнь У Се, у них было бесстрашие, которого спутники никогда не смогли бы достичь! Неудивительно, что они справились с этой задачей вместе. Это были не обычные люди!

«Старший Брат У Яо, ты действительно выдающийся человек! Ты спрятал свой козырь так глубоко! Неудивительно, что Малышка Се смогла оправиться после того, как пережила сокрушительное поражение. Оказалось, что ты все подготовил «. Цяо Чу погладил подбородок с просветленным видом, не заметив, что его слова заставили выражение лица Цзюнь У Яо измениться. Проницательный Хуа Яо заметил, что улыбка на лице Цзюнь У Яо исчезла. Он тайно потянул Цяо Чу за рукава, приказывая ему заткнуться. Хотя это был дерзкий план, затраченные на его осуществление жертвы были настолько огромными, что нормальный человек определенно не смог бы вынести их. Получив намек Хуа Яо, Цяо Чу быстро понял, что сказал что-то неуместное, и затем неловко отвернулся. Выражение лица Цзюнь У Яо стало серьезным. Он посмотрел в сторону Е Ша, который стоял в стороне, и спросил.

«Как Малышка Се прожила эти пять лет?» Радость воссоединения разбавила его переживания. Но слова Цяо Чу привели его к внезапному осознанию того, что Цзюнь У Се… возможно, не очень хорошо провела это время.

Лицо Е Ша побледнело, и он опустил голову, не имея смелости заговорить.

«Ты мне скажи». Сказал Цзюнь У Яо, указывая на Е Мэя. Нервно глядя на Цзюнь У Яо, Е Мэй не знал, как ему ответить. Как Цзюнь У Се провела эти пять лет? Они даже не знали, как ответить на этот вопрос. Ночной режим никогда бы не солгал Темному Императору, и именно поэтому они не смогли ответить ему. Они не могли сказать Цзюнь У Яо, что Цзюнь У Се пришлось жить тяжелой жизнью, даже ненадолго. Молчание Е Ша и остальных заставило лицо Цзюнь У Яо застыть. Хотя они ничего не сказали, он уже получил ответ на этот вопрос в своей голове. Последние пять лет дела его Малышки Се… шли совсем неважно! Он почувствовал боль, исходящую из его сердца. Несмотря на то, что ему не докладывали о ее состоянии и он не получил от них никакого ответа, в тот момент, когда он подумал о том, что Цзюнь У Се плохо проводила время в течение этих пяти лет, Цзюнь У Яо впал в глубокую депрессию.

«Дедушка.» Внезапно в ушах присутствующих раздался холодный, но ясный голос.