Глава 430. Болезнь или яд (часть 5)

— Маленький Се! Цвет лица маленького Чжо… — Фань Цзинь повернулся и с широченной улыбкой посмотрел на Цзюнь Се. Но увидел, что Цзюнь Се смотрит на него с крайним отвращением.

На лице Фань Цзиня отразилось недоумение. Он сделал один шаг вперед, но Цзюнь Се поспешно отступил на шаг от него.

— Не подходи ко мне, — глаза Цзюнь У Се стали просто ледяными.

Сердце Фань Цзиня дрогнуло, он тут же вспомнил о подозрениях, которые почувствовал по отношению к Цзюнь Се, когда только вошел сюда. Внезапно его охватило чувство вины.

Он прекрасно видел, как цвет лица Фань Чжо улучшался у него на глазах и, независимо от того, насколько невежественным он был в области медицины, Фань Цзинь понимал, что все, что сделал ранее Цзюнь Се, было ради спасения жизни Фань Чжо, однако он на самом деле позволил себе заподозрить в плохих намерениях этого мальчика.

— Маленький Се, я действительно сожалею. Я не хотел сомневаться в тебе, но когда я открыл эту дверь и перед моими глазами предстала такая сцена, я просто не мог нормально реагировать. Мне очень и очень жаль, — Фань Цзинь искренне принес свои извинения, поскольку не хотел, чтобы Цзюнь Се смотрел на него с такой насмешкой в глазах.

Цзюнь У Се нахмурилась, не понимая, с чего это Фань Цзинь внезапно принялся извиняться, и полностью проигнорировала его слова.

— Грязный, — на самом деле Цзюнь У Се пугала грязь на Фань Цзине, и она, зажав нос и указав пальцем на Фань Цзиня, произнесла одно единственное слово.

Наконец, до Фань Цзиня дошло, в чем было дело, и он посмотрел на себя, после чего тут же понял, что покрыт вонючей черной жидкостью, которой ранее вырвало Фань Чжо. Он был так потрясен, что даже не обращал внимания на исходивший от него тошнотворный запах. А после того, как Цзюнь Се указал на него, его онемевшее обоняние внезапно вернулось, и когда этот жуткий запах вошел в его нос, Фань Цзинь внезапно забыл как дышать, и его чуть не вырвало на месте.

Он торопливо прикрыл рот одной рукой и махнул другой, после чего пулей выбежал из комнаты.

В следующее мгновение из-за оставшейся открытой двери донесся звук рвоты, а затем плеск воды.

Хмурый взгляд не сходил с лица Цзюнь У Се, когда она посмотрела на Фань Чжо и всю эту грязь возле кровати. Но в конце концов она все-таки подошла, чтобы проверить состояние Фань Чжо.

Хаос в его теле наконец-то утих, но Фань Чжо все еще оставался пугающе слаб. Возможно, сегодня ему и удалось сохранить жизнь, но с таким слабым телом он не продержится слишком долго.

Для того, чтобы Фань Чжо встал на путь к полному выздоровлению, его лечение нужно было начинать с самых основ, укрепляя его телосложение, и этого нельзя было добиться за одну ночь.

После того, как Фань Цзинь привел себя в порядок и переоделся в свежую одежду, он тут же вернулся в комнату. При виде того, как Цзюнь Се стоит рядом с кроватью, проверяя пульс Фань Чжо, его глаза внезапно наполнились нежностью.

Цзюнь Се смотрел на него с крайним презрением только потому, что он был грязным, но теперь этот мальчик сам стоял у кровати маленького Чжо. И Фань Цзинь знал, что этой грязи рядом с кроватью было намного больше, чем на нем ранее.

— Спасибо тебе, — Фань Цзинь произнес всего лишь два слова, но эти слова действительно исходили от чистого сердца.

— Не стоит благодарности, — Цзюнь У Се повернулась и посмотрела на Фань Цзиня. Сегодня ей удалось спасти Фань Чжо, но его тело все еще оставалось чрезвычайно слабым. Даже если бы она собиралась укреплять его тело, ей нужно было какое-то время подождать, ведь организм Фань Чжо только что пережил сильное потрясение, и его тело пока было не в состоянии выдержать еще какую-нибудь нагрузку.

— Как теперь маленький Чжо? — спросил Фань Цзинь.

— Пока все в порядке, но если это продолжится, он не проживет и полгода, — тихо сказала Цзюнь У Се, а затем добавила: — Лекарства и эликсиры только ускоряли его смерть.

Глаза Фань Цзиня распахнулись, когда он в шоке уставился на Цзюнь Се.

— Чт… что?! — эликсиры убили бы его Фань Чжо?!

— Его тело их не выдерживает, — Цзюнь У Се едва не закатила глаза на реакцию Фань Цзиня, ей не хватило бы терпения, чтобы объяснить несведущему в медицине человеку, что все лекарства обладают свойствами яда.

— Тогда… Мы можем что-нибудь сделать? Отец хотел отвезти маленького Чжо в клан Цин Юнь, но клана Цин Юнь больше нет! — Фань Цзинь повесил голову, и его глаза наполнились отчаянием.