Глава 524. Ветер поднимается (часть 3)

— Истина заключается в том, что весь этот фарс начал Ли Цзы Му, а Инь Янь был обманут им и оказался бессовестно втянут в эту игру, — сказал Нин Жуй, бросив многозначительный взгляд на Нин Синь.

Глаза Нин Синь заблестели, а на губах появилась улыбка.

— Отец имеет в виду, что Инь Янь должен извиниться перед Цзюнь Се.

Нин Жуй удовлетворенно кивнул:

— На этот раз не подведи меня снова, или я по-настоящему разочаруюсь в тебе, — стальной взгляд Нин Жуя опустился на Нин Синь, и она вдруг ощутила холод в его глазах. Даже при том, что они были кровными родственниками, Нин Синь все равно очень боялась своего отца.

— Я не посмею… — сглотнув, поспешно заверила его Нин Синь.

Однако все пошло совсем не так, как планировали Нин Синь и Нин Жуй.

Нин Жуй хотел, чтобы Лу Вей Цзе и другие более двадцати учеников стали козлами отпущения для преступления, задуманного его дочерью, и думал, что чувства, которые Лу Вэй Цзе питал к Нин Синь, заставят его скрывать правду.

Но…

Нин Жуй не подозревал, что Нин Синь скрыла от него часть правды. Чтобы спасти себя, Нин Синь увела с собой только Инь Яня, бросив Лу Вэй Цзе и остальную часть команды, из-за чего они едва не лишились жизни.

Учитывая эти обстоятельства, Лу Вэй Цзе не собирался скрывать правду о Нин Синь, особенно когда узнал, что он и другие более чем двадцать учеников отчислены из Академии Западного Ветра, тогда как Нин Синь и Инь Янь вообще не получили наказания.

Лу Вэй Цзе был до крайности возмущен!

У ворот Академии Западного Ветра стояли более двадцати изгнанных из академии учеников, с залитыми слезами лицами, они все были в обычной одежде, так как им приказали сдать школьную форму Академии Западного Ветра. Они стояли и с тяжестью на сердце смотрели на академию, к которой так привязались.

Они вспоминали тот день, когда впервые пришли сюда, вдохновленные желанием достичь высоких целей. Стоя посреди моря сражающихся за поступление претендентов, они мечтали о дне, когда смогут с гордостью выйти отсюда в люди. Но теперь у них ничего не осталось. Они, так и не закончив обучение, оказались исключены из Академии Западного Ветра. Все их мечты и стремления разбились на части, оставшись лежать осколками под ногами.

— Старший Лу, что нам теперь делать? — печально глядя на Лу Вэй Цзе, спросил один из исключенных учеников. Перед воротами собралось немало учеников, чтобы посмотреть на несчастных червей, которых только что бросили на произвол судьбы.

Лицо Лу Вэй Цзе стало пепельным, когда он уставился на шепчущих учеников, собравшихся в академии, и ярость в его груди достигла врат ада.

— Что делать?! Так как Академия Западного Ветра не дала нам и шанса, тогда и нам незачем ее выгораживать! Мы просто потянем ее за собой! Я больше не стану считать эту дыру достойной звания академии! — сердито закричал Лу Вэй Цзе.

После изгнания за ворота, академия сказала всем, что у эти ученики обладали сомнительными характерами и совершали презренные поступки.

Эта критика ненамеренно уничтожила всякое будущее этих учеников. С такой характеристикой от Академии Западного Ветра, какая другая почтенная академия согласится принять их?

Лу Вэй Цзе едва не разрывало от ярости. Еще недавно его ожидало яркое будущее. Заняв второе место на последнем Турнире Боевого Духа, он мог получить все, что хотел. Но он был околдован шлюхой и совершил огромную ошибку, которая в итоге разрушила его собственное будущее, и вся ответственность за это была возложена на него. Однако тот человек, что придумал весь этот план, воспользовался влиянием своего отца, заместителя директора, чтобы избежать наказания. Ее не только не исключили из академии, но она еще и по-прежнему наслаждалась своим статусом старшей Нин, которую уважали все ученики.

По какому праву?!

Эта бесстыжая шлюха… с какой стати он должен позволить ей достичь лучшего будущего, в котором было отказано им?!

Выражение лица Лу Вэй Цзе становилось мрачным по мере того, как в его сердце рос гнев и чувство, что с ними поступили несправедливо. Это придало ему смелости и решимости, чтобы выйти и, встав перед собравшимися за воротами учениками, громко закричать!