Глава 537. На пару ища мучений (часть 5)

— Этот высокомерный негодяй! Если бы за его спиной не стояли те обладатели фиолетового уровня духа, он был бы ничем передо мной!

Нин Синь готова была взорваться от гнева, если бы она собственными глазами не видела, как ему помогали обладатели фиолетового уровня духа, то никогда бы не снизошла до того, чтобы завоевать расположение кого-то, вроде Цзюнь Се. А что еще больше приводило ее в бешенство, так это то, что Цзюнь Се не только не выказал ей смиренной благодарности, но и никак не ответил на ее жест доброй воли. Он не один раз, а дважды, совершенно смутив и унизив, отверг ее. Это заставило крайне высокомерную Нин Синь задрожать от ярости.

Инь Янь удивился, увидев это, и поспешно подошел к ней, желая утешить ее.

— Старшая Нин, вам не стоит беспокоиться об этом идиоте, который не знает, что для него хорошо. По-моему, он просто чудак, который странно себя ведет и заставляет всех окружающих чувствовать неловкость. Он не узнает хорошее обращение, даже если столкнется с ним , старшая Нин, вам больше не стоит ходить к нему.

Признаться честно, Инь Янь боялся Цзюнь Се. Всякий раз, когда он вспоминал сцену, увиденную им в Лесу Боевых Духов, его начинало трясти от страха.

Если бы не просьба Нин Синь, он предпочел бы больше никогда не связываться с Цзюнь Се.

Теперь же, после того как Цзюнь Се неоднократно смущал Нин Синь, Инь Янь попытался окончательно убить в ней любые намерения противостоять Цзюнь У Се и заставить ее держаться подальше от этого холодного и черствого юноши.

Нин Синь стиснула зубы.

— Думаешь, мне самой это нравится? Это все ради моего отца! Если мы оставим Цзюнь Се в покое, то он только укрепится в намерении поддержать Фань Цзиня. А в это время направленная против меня клевета в академии лишь усиливается! Если все так и продолжится, Фань Цзиню не придется и пальцем шевелить, чтобы все начали презирать меня, оставив в прошлом слухи о нем. Его репутация снова возвысится, он опять станет всеми уважаемым и обожаемым старшим Фань! И все наши усилия будут напрасны!

Охватившая ее сердце ненависть заставляла ее желать раздавить кости Цзюнь Се и развеять, но она знала, что у нее нет иного выбора, кроме как проглотить брошенное в нее унижение.

Если бы не те обладатели фиолетового уровня духа, ей не пришлось бы возиться с таким мусором, как Цзюнь Се.

Инь Янь сглотнул. Как только прозвучало имя Фань Цзиня, его забытая из-за страха ненависть снова поднялась на поверхность.

Нин Синь тяжело вздохнула, пытаясь избавиться от злобы, отразившейся на ее лице.

— Раз уж он решил отказаться от предложенной мной оливковой ветви, то пусть готовится пережить мой гнев. Если Цзюнь Се не знает, что для него хорошо, я вскоре заставлю его осознать, насколько выгодно иметь среди своих друзей меня, Нин Синь! И тогда он поймет, как правильно выбирать друзей.

Победа над Цзюнь Се была миссией, которую она должна была выполнить. Неважно, как сильно Нин Синь его ненавидела, у нее не оставалось иного выбора, кроме как проявить смирение. А как только ей удастся наладить связь с обладателями фиолетового уровня духа через Цзюнь Се, она не верила, что с такой уважаемой личностью и выдающимся умом у нее не получится переманить их на свою сторону.

Если Цзюнь Се со своим неприятным характером смог заслужить поддержку этих людей, то она, естественно, сможет добиться еще больших успехов!

— Старшая Нин, что вы собираетесь делать? — осторожно спросил Инь Янь.

Нин Синь холодно рассмеялась.

— Совсем недавно из-за Лу Вэй Цзе и его группы Академия Западного Ветра погрузилась в другой шторм, заставивший всех позабыть о преступлениях Цзюнь Се. Люди всегда так забывчивы, и настало время напомнить ученикам о прошлых проступках Цзюнь Се. Если не ошибаюсь, Ли Цзы Му погиб в Лесу Боевых Духов во время недавней Охоты на Духов, и старший, который сопровождал его, сказал, что перед смертью Ли Цзы Му перешел в команду Фань Цзиня. Скажи-ка мне, если Фань Цзинь смог защитить Цзюнь Се и даже тех учеников из подразделения филиала, так почему Ли Цзы Му стал единственным, кто погиб? Боюсь, что Цзюнь Се сделал что-то из ненависти, что и привело к той трагедии… Тебе так не кажется? Ха-ха-ха…

Нин Синь поделилась с ним своим планом и, прикрыв рукой рот, залилась злобным смехом, тогда как ее глаза прищурились, засияв от этого зловещего заговора.

— В то самое время, когда он будет сокрушен и раздавлен горой проклятий и оскорблений, я протяну ему руку помощи и предложу спасти его из этого затруднительного положения. Разве тогда он не будет испытывать ко мне вечную благодарность?

«Цзюнь Се, раз уж ты так грубо обошелся со мной, не вини меня за жестокость!»