Глава 575. Убийство соученика (часть 3)

Но на сегодняшний день разве кто-нибудь в королевстве Ци плохо отзывался о ней?

Юная госпожа, на которую когда-то не обращали внимания и к которой относились высокомерно и властно, теперь стала самой уважаемой и просвещенной девушкой во всем королевстве Ци.

Не имело значения, сколько времени потребуется для возмездия, но лучше было бы выяснить, как снять врага одним единственным выстрелом.

Фань Цзинь открыл рот, но не смог выдавить из себя ни слова.

Тем временем Фань Чжо просто налил Фань Цзиню и Цзюнь У Се немного чая, после чего с мягкой улыбкой на губах, смеясь, проговорил:

— Разве мой старший брат до сих пор так и не научился доверять способностям маленького Се? Он пока не собирается ничего предпринимать, потому что хочет, чтобы скандал продолжал разрастаться. Мы подождем, пока настоящий преступник чем-либо проявит себя, а затем нанесем ему смертельный удар. Разве это не принесет большего удовлетворения?

Фань Цзинь горько улыбнулся и покачал головой.

— Возможно, так бы оно и было. Но пока слухи распространяются, в них будет верить все больше и больше людей, и те ученики начнут…

Фань Чжо мягко улыбнулся, заверив своего брата:

— Не волнуйся. Когда маленький Се начнет действовать, ситуация тут же обернется в его пользу.

Фань Цзинь вздохнул, чувствуя себя совершенно беспомощным. С Цзюнь У Се и Фань Чжо, которые были совершенно спокойны, его тревога и беспокойство тоже сами собой улетучились.

— Были какие-нибудь вести от армии Жуй Линь? — внезапно спросила Цзюнь У Се.

Фань Цзинь опешил и ответил только через минуту:

— Я слышал, что они прибудут сюда через пять дней, — сказал Фань Цзинь, обеспокоенно потирая свои вески, поскольку не был уверен в том, что Лун Ци останется доволен способом, с помощью которого Академия Западного Ветра уладила это дело.

Уголки губ Цзюнь У Се немного приподнялись, и Фань Чжо удивился, увидев как лицо Цзюнь Се озарила небольшая улыбка.

Это лицо несомненно обладало изящными чертами, и оно принадлежало юноше. Так почему же от самой малейшей его улыбки, он внезапно начинал чувствовать, что ему становится трудно дышать?

— Пять дней. Этого будет вполне достаточно, — Цзюнь У Се опустила глаза, посмотрев на собственное отражение в чайной чашке, и в ее глаза вдруг осветились желанием добиться успеха.

Фань Цзинь остался с ними на некоторое время, после чего ушел. И когда он уходил, на его лице по-прежнему было написано сильное беспокойство.

Фань Чжо посмотрел вслед удаляющейся фигуре своего взволнованного и загруженного заботами брата и не мог не улыбнуться.

— У моего брата слишком невинный характер. Я полагаю, у маленького Се уже есть кое-какие подозрения о том, кто стоит за этими слухами, — заговорил Фань Чжо, положив голову на перевернутую ладонь, его красивое лицо мягко улыбалось, когда он смотрел на крошечное лицо Цзюнь Се.

Цзюнь У Се приподняла бровь.

— Помимо идиотки, которая напрашивается смерть, кто еще это мог быть?

За такой короткий промежуток времени успеть взбудоражить столько учеников Академии Западного Ветра и так быстро распространить эти злобные слухи, больше никто не смог бы достичь таких подвигов, кроме той, кого она имела в виду.

— Сначала она пыталась использовать меня, чтобы надавить на Фань Цзиня, но теперь, судя по тому, что я вижу, решила сделать своей целью меня, — холодно усмехнувшись, проговорила Цзюнь У Се, осторожно взболтав чай в белой нефритовой чашке, что она держала в руке. Поверхность чая слегка поколебалась, и от чашки начал распространяться легкий аромат.

Эта девушка была отвергнута при попытке заслужить ее расположение, с ней грубо и пренебрежительно обходились, но она все равно отказывалась сдаваться. Ей стоило восхищаться ее упорством или посочувствовать твердолобости? Ее просто загнали в угол, и она придумала такую неуклюжую месть.

— Ха-ха, мне почему-то кажется, что она чувствует себя загнанной в угол, ведь ей еще никогда не приходилось делать что-то подобное. Она, должно быть, ждет, когда ты ощутишь себя разбитым и со всех сторон будешь окружен врагами, когда никто тебе не поможет, после чего она предстанет перед тобой, протянув тебе руку помощи и вытащив тебя из этого затруднительного положения? — улыбка на лице Фань Чжо стала еще шире, как будто удивленный собственными мыслями, он рассмеялся.

Неуклюжие методы Нин Синь могли напустить тумана только в глаза его наивного старшего брата. Когда же они использовались против Цзюнь У Се, то превращались в детский лепет, который и за план-то считать нельзя было. Малейший ее замысел был виден ему как на ладони.

— Мне действительно хотелось бы посмотреть, как она придет напрашиваться на оскорбления, — ответила Цзюнь У Се, и ее глаза внезапно сверкнули пугающим светом.