Глава 585. Множество пощечин (часть 3)

Нин Синь со смехом продолжила:

— Если его изгонит из Академии Западного Ветра Гу Ли Шэн, то это будет намного хуже, чем если бы его исключил сам директор. Существует множество сил, практически одержимых техникой исцеления духа, которой владеет Гу Ли Шэн. Как только эти люди узнают, что Цзюнь Се прогневил самого Гу Ли Шэна, они не рискнут разозлить его сами и сделают жизнь Цзюнь Се просто невыносимой. Под бременем гнева Гу Ли Шэна возможности Цзюнь Се после отъезда Академии Западного Ветра будут значительно ограничены, куда бы он ни пошел. Если я не заведу его так далеко, разве он перестанет выставлять напоказ свои холодность и высокомерие?

Это не она была злобной, а Цзюнь Се не знал, что для него хорошо, и пренебрежительно обходился с оливковой ветвью, которую она протягивала ему. Ничего удивительно, что его настигли последствия!

Инь Янь промолчал, а когда увидел, что Цзюнь Се уже добрался до площади, отпрянул назад и скрылся в толпе.

Неважно, как уверена была Нин Синь, у Инь Яня уже каким-то образом развился неосознанный страх перед Цзюнь Се.

Он никогда не смог бы забыть сцену, свидетелем которой стал в Лесу Боевых Духов.

С появлением Цзюнь Се тут же снова вспыхнули жаркие споры, пока глаза всех присутствующих не отрывались от его крошечной фигурки. Их пристальные взгляды ощущал даже Фань Цзинь, который шел рядом с Цзюнь У Се, они были словно кинжалы, вонзавшиеся ему в спину, поэтому каждый шаг давался ему с трудом.

Цзюнь У Се, с другой стороны, выглядела совершенно невозмутимой, ее лицо оставалось безмятежно спокойным, она неспешным шагом продвигалась вперед под подобными кинжалам взглядами окружающих. Казалось, она вовсе отрешилась от этого мира, и Фань Цзинь шел один.

Спокойствие Цзюнь Се заставило ощутить разочарование всех, кто рассчитывал увидеть, как он паникует.

Колкая брань и предостережения выливались на Цзюнь Се бесконечным потоком, но Цзюнь Се ни одного из них не удостоил ответом и совершенно не отреагировал на непрерывные провокации, его глаза сосредоточенно смотрели только вперед.

Пока толпа продолжала шуметь, внезапно перед собравшимися на площади появился директор Академии Западного Ветра, Фань Ци. У него была рослая и представительная фигура, а когда он предстал перед всеми учениками Академии Западного Ветра, на его привлекательном лице просияла добродушная улыбка.

— Собрать вас сегодня здесь было не моей идеей, а просьбой Гу Ли Шэна с факультета исцеления духа. У него есть несколько слов, которыми он бы хотел поделиться со всеми вами, — с улыбкой на лице объяснил Фань Ци и отступил, чтобы освободить место перед толпой.

Только Небеса знали насколько он был растерян со всеми этими происшествиями, которые одно за другим сваливались на Академию Западного Ветра, он уже не знал, как с ними справляться. И теперь, когда Гу Ли Шэн добровольно предложил выступить перед всеми, Фань Ци с огромной радостью передал ему это дело, скинув с себя часть забот.

Гу Ли Шэн неторопливо прошелся под выжидающими взглядами, после чего встал перед толпой учеников. На нем были парчовые одеяния королевского синего цвета с красивым куском нефрита, висящим на поясе, он выглядел истинным джентльменом, учтивым и утонченным. Из-за окружающей его ауры люди не осмеливались приблизиться к нему, стараясь держаться на некотором расстоянии.

Появление Гу Ли Шэна вызвало в толпе еще один всплеск громкого шума, что успокоился было с появлением Фань Ци.

Хотя многие из них и раньше догадывались, что Гу Ли Шэн собирался отомстить за смерть Ли Цзы Му, и поэтому он не пожалел усилий, чтобы собрать здесь всю академию. Но до прихода самого Гу Ли Шэна большинство продолжало про себя сомневаться.

Но теперь, когда Гу Ли Шэн во плоти стоял перед ними, все эти предположения подтвердились!

Многие ученики невольно посмотрели на Цзюнь Се, и не было необходимости говорить что-то вслух, чтобы узнать, о чем они думали.

Однако реакция Цзюнь Се в очередной раз сильно разочаровала учеников Академии Западного Ветра. Его глаза остались холодными, и он даже не удостоил ни одного из них взглядом, на его лице, которое нельзя было назвать особо красивым, застыло холодное выражение, в котором невозможно было заметить хоть какие-нибудь эмоции.

Гу Ли Шэн встал перед всеми собравшимися учениками, затем окинул их взглядом и торжественным голосом произнес:

— Тихо.

Шепот и приглушенные разговоры в тот же миг прекратились.

Никто не осмеливался бросить вызов создателю техники исцеления духа и тем самым вызвать его недовольство. Это было бы хуже, чем оказаться исключенным из Академии Западного Ветра.