Глава 590. Множество пощечин (часть 8)

Цзюнь У Се кивнула.

Гу Ли Шэн перевел взгляд на толпу и сказал:

— Отныне и навсегда Цзюнь Се является членом факультета исцеления духа. А теперь слушайте все! Он не является моим учеником, я недостаточно квалифицирован, чтобы учить или наставлять его, я просто недостоин быть его учителем! Отныне ему принадлежит половина власти на факультете исцеления духа! Даже при том, что он принят на факультет в качестве ученика, никто и никогда не должен относиться к Цзюнь Се как к ученику!

Когда Гу Ли Шэн произнес эти слова, его пристальный взгляд упал на Цянь Юань Хэ, стоявшего среди толпы, а затем быстро пронесся по всей толпе.

Среди всех учителей в Академии Западного Ветра Цянь Юань Хэ чаще всего говорил, что стыдится Цзюнь Се, утверждая, что Цзюнь Се был недостоин его обучения.

Сегодняшние слова Гу Ли Шэна отвесили пощечину и ему.

Цянь Юань Хэ был никем в Академии Западного Ветра.

Он был обычным учителем на факультете духа зверя, а учителей и преподавателей, которые превосходили его, было пруд пруди!

Кем он был в глазах Гу Ли Шэна, который обладал полной властью на почетном факультете исцеления духа?

По сравнению Гу Ли Шэном, Цянь Юань Хэ был недостоин даже обувь ему приносить!

Гу Ли Шэн во всеуслышание заявил, что сам не обладает достаточной квалификацией, чтобы обучать или наставлять Цзюнь Се, и это означало лишь то, что Цянь Юань Хэ был еще более неквалифицирован. Цянь Юань Хэ когда-то обвинил Цзюнь Се в том, что тот не имеет склонности к обучению и обладает неприемлемыми чертами характера. Сегодня все эти слова были отброшены назад прямо ему в лицо словами Гу Ли Шэна!

Незначительный Цянь Юань Хэ посмел презирать Цзюнь Се? Похоже, теперь именно он превратился в шута!

От одного короткого взгляда Гу Ли Шэна Цянь Юань Хэ смертельно побледнел, а его плечи задрожали. Он неосознанно подался назад в толпу, жалея, что он не может погрузиться под землю, чтобы больше никогда не появляться перед людьми.

Из презренного грубияна, которого все ругали и проклинали, внезапно превратиться в гения, который молча страдал, взвалил на себя такую тяжелую ношу, Цзюнь Се за какой-то час успешно собрал заново свой изодранный в клочья образ в Академии Западного Ветра, одарив звонкой пощечиной всех учителей и учеников академии.

Под пристальными взглядами собравшихся Гу Ли Шэн увел Цзюнь Се. Цзюнь Се за все это время не сказал ни единого слова, просто спокойно стоял в стороне, наблюдая, как каждая любопытная Варвара получила заслуженную пощечину.

Как только Гу Ли Шэн ушел с Цзюнь Се, площадь взорвалась оглушительным гомоном голосов. Все принялись обсуждать сегодняшние шокирующие откровения, те же, кто ранее обвинял Цзюнь Се, быстро поджали хвосты и убежали, боясь оказаться освежеванными заживо вышедшей из-под контроля толпой.

Если Цзюнь Се был бесполезным ничтожеством, тогда кем были они? Хуже, чем ничтожества…

Сегодня все в Академии Западного Ветра, от верхушки и до низов, коллективно получили пощечины. Все ученики и даже учителя виновато переглядывались друг с другом. Покраснение и горячее жжение на их лицах заставило их почувствовать себя так, будто им действительно надавали пощечин

Под накрывший площадь шумок пристыженные ученики и члены факультета не хотели оставаться там ни секундой дольше. С каждым мгновением, что они оставались там, их лица горели все ярче, и они решили поспешно ретироваться. Но осознание, пришедшее с сегодняшними событиями, надежно запечатлелось в глубине их сердец.

Толпа на площади быстро рассеялась, но Нин Синь так и осталась стоять месте, словно примерзнув к нему.

— Как такое могло случиться… Невозможно… Как Цзюнь Се мог оказаться учеником, выбранным Гу Ли Шэном… — глаза Нин Синь были невероятно широко распахнуты, она никак не могла оправиться от потрясения. Никто не смог бы понять, насколько был силен ее шок, когда она услышала те слова!

Ее разум наполнился бесконечным и непрерывным гудением. Планы, которые она так старательно строила, внезапно пошли прахом, осыпавшимся вокруг нее.

Гу Ли Шэн хотел отомстить за Ли Цзы Му?!

Теперь это звучало так же нелепо, как неудачная шутка.

Во время своей речи Гу Ли Шэн даже не потрудился упомянуть Ли Цзы Му, назвав его «новичком». Было очевидно, что Гу Ли Шэн знал обо всех бессовестных поступках Ли Цзы Му. Презрение, которое он питал к Ли Цзы Му, возможно, превосходило всех остальных!