Глава 592. Множество пощечин (часть 10)

Инь Янь уставился на Нин Синь со страхом в глазах, и ужас начинал охватывать все его тело.

После сегодняшних событий никто не сможет использовать что-либо из прошлого Цзюнь Се, чтобы очернить и оклеветать его.

Гу Ли Шэн лично столь грандиозным образом пригласил Цзюнь Се вернуться на факультет исцеления духа. Теперь никто даже в мелочах не посмел бы оскорбить Цзюнь Се.

Только одного того, что он понимал технику исцеления духа лучше, чем Гу Ли Шэн, было достаточно, чтобы заставить всех склонить головы. Статус Цзюнь Се среди учеников Академии Западного Ветра оказался поднят до непоколебимой высоты. Все те, кто проклинал и поносил его имя, кто презирал его как человека, сегодня обнаружили, что все те хлипкие причины, позволявшие им оправдывать свои действия, попросту разбились вдребезги. Только один тот факт, что Цзюнь Се полностью понимал технику исцеления духа, заставил всех почтительно перед ним расступиться, и ни один из них не посмел ни в малейшей степени его оскорбить.

Инь Янь поднял голову и посмотрел на серое, пасмурное небо, что нависло над ним.

В этот день Академия Западного Ветра полностью изменилась, оставив в душе каждого большой след, который они не смогут забыть даже в будущем.

Страх заполнил сердце Инь Яня. Он собрал в кулак все свое мужество и потащил за собой Нин Синь, которая вела себя так, словно сошла с ума, торопясь покинуть опустевшую площадь.

После того как эта парочка удалилась, в дальнем углу просторной площади осталась стоять лишь неприметная тощая и оборванная фигура.

А-Цзин с побледневшим лицом уставился на обширную пустую площадь.

Он прекрасно слышал каждое слово, что ранее сказали Гу Ли Шэн и Фань Ци. Как и все остальные, А-Цзин пришел на площадь наполненный нетерпением, думая, что сегодня Гу Ли Шэн опозорит Цзюнь Се, а затем выбросит его из Академии Западного Ветра. Но он совершенно не ожидал, что, придя сюда сегодня, узнает правду, в которую все еще не мог заставить себя поверить.

А-Цзин вдруг почувствовал, что у него подкашиваются ноги, и упал на землю. Скрючив пальцы, он царапал ногтями твердую землю, оставляя на ней ярко-красные кровавые следы.

***

Самое большое унижение, это когда наиболее презираемый вами человек наступает вам на лицо, придавливая его к земле.

Хотя на протяжении всего действа Цзюнь У Се не сказала ни слова, она нечаянно прошлась по лицу каждого ученика и преподавателя и даже втоптала в грязь кое-кого из них.

Цзюнь Се был «приглашен» Гу Ли Шэном обратно на факультет исцеления духа, и, когда они в этот самый день вошли в здание, все ранее принятые ученики могли только смотреть на них с побледневшими лицами, не смея ни на шаг приблизиться к этим людям.

Подойти к ним?

Их лица до сих пор горели от стыда.

Их статус учеников факультета исцеления духа, которым они так гордились, оказался всего лишь фикцией, Гу Ли Шэн просто был вынужден принять их в ученики из-за давления со стороны директора, Фань Ци.

Они в принципе никогда не получали одобрения Гу Ли Шэна.

Но они даже не подозревали об этом и просто плыли по течению, следуя за остальными, чтобы презирать, высмеивать и разрушать доброе имя и репутацию Цзюнь Се.

Они были просто…

Слишком презренны!

Цзюнь У Се проследовала за Гу Ли Шэном в его кабинет. И только в тот миг, как за ними закрылась дверь, Гу Ли Шэн смог расслабить напряженное тело, и суровое выражение на его лице тут же смягчилось.

— Как тебе это? Это был приемлемый ответ на твою просьбу? — спросил Гу Ли Шэн, с улыбкой глядя на Цзюнь Се. Сегодняшнее представление было специально подготовлено для Цзюнь Се, и он надеялся, что это хоть в какой-то мере компенсирует те притеснения, которым он подвергся за это время.

— Да, — кивнула Цзюнь У Се. Сегодня Гу Ли Шэн устроил великолепное представление, и Цзюнь У Се была полностью удовлетворена.

— Ха-ха. Прекрасно. Я впервые поднял такой большой шум, — Гу Ли Шэн наконец-то смог проглотить свое сердце, которое все это время стояло у него в горле. Сегодня он решил устроить такое грандиозное преставление в первую очередь, чтобы показать Цзюнь Се свою искренность, а заодно выступить против чистой несправедливости, которую тот перенес.

Многие люди пострадали бы, просто услышав те злобные слухи. И тот факт, что Цзюнь Се так хорошо переносил все это давление, вызвал у Гу Ли Шэна предельное уважение к юноше.

Если бы на его месте оказался кто-то другой, он непременно выскочил бы вперед, изо всех сил стараясь защитить себя. Цзюнь Се же вместо этого воспринял все совершенно спокойно, и открыл правду только после того, как поставленная перед ним задача была выполнена. Это бесконечное терпение и упорная настойчивость заставили Гу Ли Шэна еще больше восхищаться маленьким юношей.