Глава 603. Седьмая пощечина (часть 10)

Фань Цзинь, крепко стиснув зубы, посмотрел на Фань Ци, а затем, не сказав ни слова, опустил голову.

Его торжественное молчание громче любых слов подтвердило подозрения Фань Ци!

В этот миг словно удар молнии поразил разум Фань Ци, и его тело опасно покачнулось. Фань Цзинь мигом подбежал и поддержал своего отца.

— Моя маленькая Синь… зачем ты сделала это… почему… — Фань Ци чувствовал себя так, будто его сердце вот-вот разобьется, и когда он посмотрел на Нин Синь, его глаза покраснели.

Глаза Нин Синь широко распахнулись от ужаса. Она не ожидала, что все так обернется. Ей никогда не приходило на ум, что Инь Янь, который неизменно повиновался каждому ее слову, внезапно обернется и укусит ее в самый критический момент, и даже выдаст все ее прежние коварные замыслы.

Все уже дошло до того, что, даже если бы Цзюнь У Се пощадила ее, Фань Ци не позволил бы ей здесь остаться. Кроме того, теперь все ученики Академии Западного Ветра взирали на нее с необычайным презрением и отвращением…

«Все кончено…»

«Абсолютно все…»

Все, ради чего она все это время старалась, исчезло в этот самый момент.

Чувствуя, как весь ее мир обращается в пыль, она осторожно повернулась, посмотрев на Нин Жуя.

И то, что она увидела в глазах отца, повергло ее в еще большее отчаяние.

Отец…

Решил бросить ее!

Так и есть. У нее больше не осталось и шанса выпутаться. В тот самый миг, когда Инь Янь все раскрыл, он уничтожил даже малейший шанс, что она сможет выбраться из этой передряги живой.

Достаточно сделать неправильно первый шаг, чтобы и все последующие шаги пошли наперекосяк…

Если бы она не использовала Цзюнь Се, чтобы опозорить Фань Цзиня, его бы так не презирали. Тогда бы команда Фань Цзиня во время Охоты на Духов не пострадала от неспособности набрать учеников, и к ним не присоединились бы обладатели фиолетового уровня духа, скрывавшиеся в подразделении филиала.

В итоге они бы не стали случайными свидетелями сцены, где она пыталась убить солдат армии Жуй Линь.

Если бы их команда не появилась, солдаты армии Жуй Линь не смогли бы справиться с напавшим на них духовным зверем класса хранителя. И события того дня навсегда остались бы тайной, а она по-прежнему была старшей Нин, которой поклонялись и которую уважали все остальные ученики…

Нин Синь больше не могла бороться, ей оставалось лишь горько улыбаться своему окончательному и бесповоротному поражению.

— Раз уж дело дошло до этого, могут ли уважаемые директора еще что-либо добавить? — Цзюнь У Се подняла голову, обращаясь к Нин Жую и Фань Ци.

Фань Ци только закрыл глаза и ничего не сказал. Ему все еще было невыносимо больно от предательства Нин Синь.

Лицо Нин Жуя же стало мрачным. Внезапно он шагнул вперед с занесенной рукой и с силой ударил Нин Синь по лицу!

— Что за кощунство! Подумать только, что ты сотворишь что-то настолько извращенное, бесчеловечное и предательское! У меня, Нин Жуя, больше нет такой презренной и бесстыжей дочери!

Нин Жуй действительно вложил в свою пощечину немалую силу. Кожа в уголке рта Нин Синь порвалась, и ярко-красная струйка крови потекла по ее подбородку. Ярко-алый отпечаток ладони ясно проступил на лице Нин Синь. Эта пощечина вдребезги разбила последнюю оставшуюся у нее надежду.

— Юная госпожа Цзюнь, я, Нин Жуй, плохо воспитал свою дочь, и из-за этого она стала причиной катастрофы, обрушившейся на ваших людей. С сегодняшнего дня она больше не считается моей дочерью, и госпожа Цзюнь может поступать с ней, как сама сочтет нужным! — торжественно объявил Нин Жуй, подойдя и встав перед Цзюнь У Се.

Это была отважная попытка отвоевать утраченные позиции путем отступления!

Глаза Цзюнь У Се слегка прищурились при виде действий Нин Жуя, и холодное презрение вспыхнуло в ее глазах.

Если бы за поведением Нин Жуя наблюдал кто-то другой, учитывая страдания так сильно пострадавшей Нин Синь, этот человек мог бы просто смягчиться и решить, сурово отчитав Нин Синь, отпустить ее, слегка побив по запястьям.

Но…

Цзюнь У Се никогда не нравилось действовать в соответствии с общепринятыми нормами поведения.

— Поскольку заместитель директора дал свое слово, я отплачу вашей милости, исполнив то, о чем вы сказали, — уголки губ Цзюнь У Се приподнялись в злой улыбке. — Лун Ци!

— Здесь!

— Схватите Нин Синь и разберитесь с ней в соответствии с военными правилами! — сказала Цзюнь У Се и взмахом своей крошечной руки подтолкнула Нин Синь, которая уже была напугана до потери сознания, к Лун Ци.

Лун Ци быстро схватил Нин Синь за плечо и твердо ответил:

— Будет сделано!

Сердце Нин Жуя упало, когда он услышал слова Цзюнь У Се. Он собирался провернуть еще одну попытку спасти Нин Синь, но не ожидал, что Цзюнь У Се даст такой необычный ответ.