Глава 624. Вызвать проблемы (часть 1)

Но Цзюнь Се занимал особое положение в Академии Западного Ветра. Он был лучшим и самым любимым учеником Гу Ли Шэна, поэтому его статус был выше, чем у кого бы то ни было. Более того, он всегда прятался в маленькой бамбуковой роще и практически не контактировал с другими учениками, так что можно было считать, что эта маленькая привилегия в любом случае не создаст особых проблем.

Поэтому Фань Ци, недолго думая, дал свое дозволение.

Вот только Фань Ци не знал, что принятое им в этот день решение в самом ближайшем будущем станет ключом к спасению всей Академии Западного Ветра.

Что станет еще более неожиданным, так это то, что Академия Западного Ветра, в которую только вернулось спокойствие, в ближайшем будущем попадет в катастрофически бедственное положение, и все они окажутся на грани уничтожения…

***

В кабинете заместителя директора Академии Западного Ветра Нин Жуй с пепельно-бледным лицом восседал за своим столом. Перед его столом стояли залитые кровью носилки. Грубая белая ткань покрывала все носилки, скрывая под собой человеческую фигуру. Кровь окрасила белую ткань в алый цвет, и этот яркий оттенок словно обжигал взор Нин Жуя.

Со вчерашнего вечера и до сих пор Нин Жуй ни разу не поднимался из-за стола, не сводя глаз с окровавленных носилок.

Нин Синь была мертва. Его единственная дочь была мертва.

Ее забили до смерти прямо у него на глазах. Когда она умерла, ее тело разорвало пополам, и от нее даже целого трупа не осталось.

После отъезда армии Жуй Линь Нин Жуй лично отправился за телом Нин Синь, приказав отнести его в свой кабинет. С тех пор он и оставался в своем кабинете наедине с телом Нин Синь, отказываясь от еды и воды, и казалось, будто все его существо заблудилось в лабиринте наполненных отчаянием мыслей.

Тогда он хотел спасти Нин Синь, но ничего не смог сделать.

Его заставили беспомощно наблюдать, как прямо у него на глазах погибает Нин Синь.

— Цзюнь У Се, армия Жуй Линь… Инь Янь… Фань Ци… Я так просто не сдамся. Наступит день, и я заставлю вас всех заплатить за смерть моей дочери! — Нин Жуй долгое время предавался унынию, прежде чем сквозь стиснутые зубы выдавил эти наполненные гневом и ненавистью слова.

Его сердце было наполнено яростью, ему хотелось прямо сейчас пойти и отомстить за гибель Нин Синь.

Но он не мог.

Нин Жуй тяжело вздохнул и внезапно поднялся. С расположенной за его спиной книжной полки он взял маленькую замысловато украшенную деревянную шкатулку.

Когда он открыл ее, внутри оказалась потрепанная карта, сделанная из кожи. Глаза Нин Жуя холодно блеснули, и он снова захлопнул шкатулку. Сунув ее в карман, он поднял руку и потянул за одну из книг, что стояли на книжной полке. Когда он вытащил книгу, в середине, между книжных полок, появился большой промежуток.

С щелчком ряды книжных полок медленно раздвинулись в стороны, открыв позади них темный туннель.

Нин Жуй положил руку в карман, в котором находилась деревянная шкатулка, и его глаза потемнели. Он разжег пламя в тлеющих углях и направился прямиком в черный как смоль тоннель.

Неизвестно, как долго он шел в темноте, Нин Жуй чувствовал только гнев и ненависть, сжигавшие его сердце, забыв о времени и своей усталости. Когда длинный и кажущийся бесконечным путь, наконец, осветился, он вышел из тоннеля.

Никто не знал, что прямо в кабинете заместителя директора был ведущий в лес потайной ход. На одном конце тоннеля находился кабинет заместителя директора, а на другом — маленькая деревянная хижина, скрытая в чаще леса.

— Разве это не Нин Жуй? Что заставило тебя сегодня прийти сюда? — на перилах перед деревянной хижиной, улыбаясь, сидел красивый юноша. На его лице сияла лучезарная улыбка, но от его глаз у людей мурашки бежали по коже.

— Лорд Гу Ин, — увидев юношу, Нин Жуй с серьезным выражением на лице сразу же отвесил почтительный поклон.

Юный Гу Ин, положив на ладонь подбородок, посмотрел на настороженного Нин Жуя, и уголки его губ изогнулись, когда он спросил:

— Почему ты сегодня здесь?