Глава 900. Покушение (часть 6)

К счастью, Е Ша заметил это вовремя и сразу же вывихнул ему нижнюю челюсть, чтобы он не смог откусить себе язык. Он внимательно наблюдал за ним, чтобы пресечь любые попытки самоубийства.

— Он темпераментный, не так ли? — Цяо Чу подошел ближе и посмотрел на человека в черном. Он был обладателем обычной внешности, но его глаза были наполнены стальной решимостью.

— Если поставить его нижнюю челюсть на место, он немедленно убьет себя, — сказал Е Ша, нахмурив брови. Такая непоколебимая преданность своему господину была ему очень хорошо знакома.

Цзюнь У Се достала эликсир из своей одежды и передала его Цяо Чу.

— Дай это ему.

Цяо Чу сразу вздрогнул, увидев этот эликсир. Хотя он ничего не знал о его действии, но сколько у Цзюнь У Се было эликсиров, в эффектах которых было хоть что-нибудь хорошее?

— Эх, ты пожнешь то, что посеял, — сочувственно сказал Цяо Чу и вылил эликсир в рот человека в черном. Лицо человека в черном нахмурилось, и он пытался бороться, но это было совершенно бесполезно против хватки Е Ша.

Увидев, что человек в черном проглотил эликсир, Цзюнь У Се подождала несколько минут, а затем слегка кивнула Е Ша, и Е Ша сразу же вправил нижнюю челюсть человека на место.

В тот момент, когда тот обнаружил, что может пошевелить нижней челюстью, он сразу же попытался откусить себе язык, чтобы убить себя.

Но в тот момент, когда его зубы только соприкоснулся с языком, чрезвычайно мучительная боль пронзила его нервы. В этот момент холодный пот потек у него по лбу, его лицо сразу же побледнело, и все его тело затрясло!

— Ты хочешь убить себя? Попробуй, — Цзюнь У Се даже не посмотрела на человека, и обратилась к Е Ша: — Отпусти его.

Е Ша опустил свои руки, и человек сразу же упал на пол!

Но в тот самый момент, когда его тело только соприкоснулось с полом, мучительная боль возникла во всем его теле. Это была невообразимо сильная боль, как будто кости в его теле были раздавлены, а плоть разорвана.

Независимо от того, насколько сильна была его воля, столкнувшись с такой безумной и нестерпимой мукой, он был полностью сломлен, слезы и слизь потекли по его мертвенно белому лицу.

Наблюдая за человека в черном, который только что был так стоически решителен, а теперь превратился в рыдающую и дрожащую кучу у него на глазах, Цяо Чу сразу же обернулся в замешательстве и спросил Цзюнь У Се:

— Маленькая Се, что ты заставила меня дать ему? Почему он…

«Почему он корчится в такой агонии после малейшего движения?»

Цзюнь У Се ответила:

— Чувствительность человеческого тела очень индивидуальна. Некоторые люди чувствуют мучительную боль, просто поцарапав кожу, в то время как другие могут терпеть, даже если их плоть режут до кости. Это во многом зависит от уровня чувствительности нервных импульсов, передающих ощущение боли, а также от воли человека. Этот человек имеет достаточно сильную волю, и я хотела бы увидеть, сможет ли его так называемая «верность» противостоять крайне мучительной боли. Этот эликсир просто делает нервы, передающие боль в его теле, чрезвычайно чувствительными, и малейшее прикосновение заставляет его чувствовать мучение, как от сломанных костей и разорванной плоти.

Глаза Цяо Чу расширились от ужаса. Несмотря на то что он ничего не знал о нервных импульсах, передающих боль, но… просто глядя на реакцию человека в черном он уже мог понять, что хотя этот эликсир Цзюнь У Се не имел никаких явных эффектов, последствия его применения… были пугающими.

Обычное легкое прикосновение, небольшое трение кожи в этот момент причиняло мужчине мучительную боль, как будто кто-то соскребал плоть с костей при помощи напильника.

Цзюнь Се даже не нужно было ничего делать. Каждое движение мужчины причиняло ему бесконечное мучение.

Под этими невероятными муками он не мог даже подумать о том, чтобы откусить себе язык и убить себя. Единственное прикосновение к его языку уже было в бесчисленное количество раз мучительнее, чем боль от откушенного языка. Как бы ни была тверда его сила воли, он не мог выдержать такого мучения.