Глава 149. Соперник (часть 1)

— … Это было вкусно?

Андерсон нахмурился, как будто не мог в это поверить. Чжо Мин Джун кивнул.

 — Это было почти похоже на то, что мы ели на острове Олив Алана.

Это была оценка без преувеличения. Несмотря на то, что до конца он так и не смог увидеть 10-балльное блюдо, приготовление блюд на этом уровне в одиночку с ограниченными ингредиентами означало, что это был просто великолепный ресторан, даже если его сравнивать с островом Олив.

 — Для ресторана, которым управляет один человек, быть похожим на остров Олив … Когда тот, кто говорит это, это ты, подобное не должно быть преувеличением.

 — Если вы приедете в Японию позже, было бы хорошо, если бы вы сходили туда.

 — … Ах, Сера и я не могли так насладиться. В каждом ресторане суши, куда мы заходили, рыба была просто отвратительного качества, а когда мы вошли в рестораны, которые специализировались на рамене или удоне, мы увидели, что большинство из них использовали лапшу, сделанную на фабриках.

  -Мастера — это не те люди, которых можно часто увидеть

 — Я слышал от персонала, что именно ты нашел хорошие места. ты можешь оценить ресторан, просто наблюдая?

 — Ну… Вроде того.

Чжо Мин Джун пожал плечами. Андерсон лег на кровать и посмотрел на на него со странным выражением глаз.

 — Ты знаешь, что временами ты просто отвратителен?

 — Я?

 — Да, парень, у которого есть все таланты, которые можно только желать, которого при этом можно считать нормально, да вдобавок полностью отдающийся свой работе!

 — Ты же сам знаешь, что шеф-повара не могут ничего достичь с помощью одного лишь таланта, без тяжелой работы. так почему ты завидуешь?

 — Ты когда-нибудь видел, чтобы зависть была обусловлена логикой?

На дерзкий тон Чжо Мин Джун повернул голову и уставился на Андерсона. Андерсон нахмурился.

 — Что такое?

 — Почему ты завидуешь? 

 — А что? Разве я не человек? Мне что уже и позавидовать нельзя?

 — Нет, это просто забавно, потому что я тоже завидовал тебе.

Андерсон нахмурился, как будто это не имело для него никакого смысла. Чтобы кто-то завидовал ему… Он никогда не думал, что услышит слова "я тебе завидую" от кого-то, у кого было абсолютное чувство вкуса.

 — Ты смеешься надо мной?

 — Нет, это правда.

 — Почему ты завидуешь мне?

 — Ты хорошо готовишь.

Андерсон посмотрел на Чжо Мин Джуна со смущением в глазах. Чжо Мин Джун пожал ему руки и сказал:

 — Но я не говорю, что я все еще завидую тебе. На ранних этапах Великого-Шеф-Повара… Я действительно завидовал тебе. Ты вырос в семье выдающихся родителей-шеф-поваров и получил все свои знания от них. Умения, которые могут только улучшить твой талант, и убеждение, которое я чувствую в тебе в отношении приготовления пищи, когда ты давал мне совет. И больше всего …

Чжо Мин Джун игриво улыбнулся.

 — Ты мог столкнуться с Каей в финале, а я не мог. Я очень завидовал этому.

 —  Ублюдок.

 — Разве не говорят, что если ты не хочешь закончить как нормальный человек, ты должен иметь сумасшедшую частичку внутри себя?

 — Важно то, в чем проявляется твое сумасшествие!

 — В приготовлении пиши, когда же еще я могу быть сумасшедшим?

 — Только в приготовлении?

Взгляд Андерсона стал острее. Чжо Мин Джун повернул голову.

 — Спи. У нас будет интернет-трансляция завтра в полдень, так что будет проблематично, если у нас будут темные круги под глазами.

 — Если ты будешь спать, то и я не против.

 — Я выключаю свет?

 — Да.

Щелчок выключателя. Свет погас. И через 6 часов после этого, в 5 утра. Тихий сигнал будильника раздался в комнате. Это была старая джазовая музыка, которую можно было услышать лишь в старых барах.

Андерсон медленно поднял свое тело в своей сонливости. Хотя они не транслировали это поздно, они также не делали этого так рано. Но даже в этом причина, по которой он проснулся рано, была простой.

"Сегодня я не могу проиграть".

Недавно у Чжо Мин Джун и Андерсона началось странное соперничество. Возможно, лучше было сказать что соперничеством это считал один Андерсон … Он не хотел показывать свою слабую сторону, когда Чжо Мин Джун готовил завтрак в одиночку. Перед Рэйчел, камерами и Чжо Мин Джуном.

Он может выиграть сегодня. Даже если бы Чжо Мин Джун был супер-прилежным, он не был бы на кухне в 5 утра. Но когда, думая об этом, Андерсон вошел на кухню, его взгляд застыл:

 — Что за…

Свет на кухне включился. На разделочной доске было несколько ингредиентов и несколько блюд на столе. Похоже, что это были эксперименты. Когда он открыл выключенную духовку, он увидел в нем еще горячую макрель.

И Чжо Мин Джун спал тут же, сидя на стуле у стола. Он заснул после установки таймера печи в ожидании. Андерсон открыл рот и позвал его:

 — Эй, проснись.

Чжо Мин Джун не отреагировал. Так же он не отреагировал, когда Андерсон потряс его за плечо. Ну, глядя, что макрель в духовке все еще горячая, он, возможно, совсем недавно уснул. Усталость, накопленная в течение дня, была, видимо, слишком большой, поэтому он не смог сразу уснуть.

"Я должен что-то с этим сделать."

Андерсон посмотрел на Чжо Мин Джуна. Но если он просто оставил его так, было очевидно, что он будет плохо себя чувствовать, куда бы он ни пошел. Андерсон вздохнул и бросил Чжо Мин Джуна на диван. Он настолько крепко спал, что даже не проявлял признаков пробуждения после всей этой суеты.

Хотя он принес одеяло из своей спальни, он не горел желанием его укрывать. И это желание было еще меньше с учетом направленных на них камер. Поэтому Андерсон просто бросил одеяло над Чжо Мин Джуном и вернулся на кухню.

 — Сколько всего ты сделал…

Андерсон спокойно посмотрел на стол. Там были разные блюда. Кацудон, гюдон с яичными рулетиками. Он также мог увидеть суши, приготовленные из замороженного лосося, который они купили на рынке, а в случае с макрелью, которая была в духовке, она была приготовлена ​​в соусе с неизвестным ему составом.

Андерсон поднял палочки неловким движением, а затем отправил кусочек макрели в рот. В этот момент глаза Андерсона закрылись. Это было отчасти потому, что он не был полностью проснувшимся ото сна, но также потому, что аромат сладкого жира, вытекающего из макрели, пленил его.

Было очень вкусно. Было несколько случаев, когда еда Чжо Мин Джуна была не очень вкусной, но точно не сейчас. Потому что это блюдо воплощала в себе вкус самой Японии. Возможно, он воссоздал то, что он съел накануне. Пока он размышлял об этом, он посмотрел на Чжо Мин Джуна, спавшего на диване.

 — То, что он попробовал за весь день, он смог приготовить сегодня ночью… Это невероятно…

Если бы Чжо Мин Джун не уснул, он бы уже попробовал свою макрель в нужное время… Эмоции, которые бы он почувствовал от этого, точно были бы несопоставимы с теми, что чувствовал Андерсон. Его сердце бешено колотилось. Слабый страх стал подбираться к сердцу юноши. Он точно знал, что Чжо Мин Джун, которого он увидел впервые, очень сильно отличался от Чжо Мин Джуна нынешнего.

Первое впечатление, которое сложилось у Андерсона о Чжо Мин Джуне, это то, что он был ублюдком, который осмелился говорить, что Кая сможет победить с одним только угрем… Но чем больше времени прошло, тем больше он осознавал, что он не был безрассудным, он был рассудительным и спокойным. И что его решение в приготовлению пищи и его способности были совсем не слабыми. Однако он не думал, что он потрясающий. Это было все еще так, даже когда он узнал, что у него есть абсолютное чувство вкуса.

Но чем больше времени проходило, тем большим монстром казался ему Чжо Мин Джун. Сначала он честно думал, что Чжо Мин Джун был ниже его. Будь то по пониманию ингредиентов или по готовке. Но теперь он не мог этого сказать. Однако он видел, что Чжо Мин Джун не испытывал недостатка ни в чем, в отличие от него. Но Андерсон думал, чего же ему не достает, по сравнению с Мин Джуном.

"Я не имею права продолжать ему завидовать…"

Он не хотел больше отставать. За короткое время тот его уже обогнал. Хотя Чжо Мин Джун, возможно, не осознает этого достижения, есть одна вещь, которую хотел Андерсон. Он хотел заставить Чжо Мин Джуна завидовать ему. Чтобы они оба завидовали друг другу , чтобы такие отношения продолжались как можно дольше.

Как соперники, как друзья…..

* * *

Утро. Он чувствовал, как сквозь окно сияет солнечный свет. Чжо Мин Джун приоткрыл глаза, а затем снова закрыл их. Он все еще чувствовал сонливость. И усталость. В его теле не было места, которое бы не болело. И его пальцы были тяжелы до такой степени, что он не мог их поднять.

"Ах, печь. Я положил макрель в духовку. "

Поскольку он установил таймер, она не будет продолжать работать. Но проблема была в другом. Поскольку день был теплым, возможно, она ухудшилась до такой степени, что была как минимум не вкусной, а в худшем случае — не пригодной в пищу. Чжо Мин Джун заставил себя подняться. Одеяло, которое было на нем, упало. Вот только он был уверен, что уснул на стуле…

"Неужели невеста-улитка уложила меня сюда…"

Возможно, это было потому, что он не был полностью проснувшимся, что думал о таких абсурдных вещах. Когда Чжо Мин Джун вышел на кухню, его лицо, которое выражало его подавленность из-за того, что он уснул и не убрал за собой, вдруг стало жестким. На столе было много приготовленных блюд. Среди них были такие, как яичница, жареная рыба и рис. Это было похоже на завтрак в японском стиле. Чжо Мин Джун открыл рот и пробормотал:

 — Что это такое?

 — Что это может быть? Это завтрак.

 — Так ты и был тем, кто отнес меня на диван?

 — …Я этого не делал. Ты был тем, кот сам дошел и рухнул туда

Андерсон ответил после непродолжительного молчания. Чжо Мин Джун же проговорил смущенным голосом:

 — Правда? Я даже не был пьян, но я этого не помню.

 — Ты мог напиться пока спал. Прекрати болтать и пойди пригласи женщин завтракать. я уже поел.

 — О… да, хорошо.

Чжо Мин Джун собирался уйти, когда повернулся, чтобы посмотреть на Андерсона.

 — Но что ты сделали с тем, что я приготовил?

 — Я съел все это.

 — Спасибо, что убрал за меня, и за то, что уложил на диван.

 — Я же сказал, что не делал ничего подобного..

На слова Андерсона, Чжо Мин Джун лишь улыбнулся и пошел в комнаты девушки. Рэйчел, Сера и Эмили, похоже, давно проснулись, потому что их лица выглядели свежими.

Вернувшись, Чжо Мин Джун сел за стол, и на какое-то время на его лице играла яркая довольная улыбка. Он был сейчас очень доволен. Потому что, когда вы живете за границей, самое трудное — есть местную еду. Хотя он ел манго-риса в Таиланде, у него было сильное тайское чувство. Не говоря уже об Италии. Там они чаще ели рис как салат, а не как основное блюдо или гарнир.

Еда, которую они ели в Японии, была самой похожей на корейский стол. Думая об этом, он чувствовал иронию. То, что еда, приготовленная его матерью, была чем-то, что он не мог назвать вкусным, даже если это была шутка, но для его сердца она была чем-то дорогим и важным, что позволяло ему успокоиться и напоминало о доме при взгляде на этот стол.

Рэйчел ярко улыбнулась и сказала:

 — Что бы ни случилось, тебе нравится белый рис.

— Я думал, что не принадлежу к тому типу людей, которые будут скучать по подобному… Но я постепенно становлюсь именно таким. И когда я ему рис, я чувствую, не то, что я ем его, а то, сколько я его не ел. Словно я получаю из него энергию… Я даже не до конца понимаю, что я вообще несу…

 — Я понимаю, что ты говорите: западные люди чувствуют что-то похожее в отношении хлеба. Хотя со временем вкусы могут и поменяться.

Чжо Мин Джун довольно улыбнулся и положил рис в рот. Рис, который имел фиолетовый цвет, потому что он был смешан с небольшим количеством черного риса. У него был более сильный аромат, чем у белого рис, а сладкий аромат был еще глубже. Дело в том, что он начал чувствовать себя хорошо, даже когда он ел рис без гарниров.

"Какой рецепт будет подходящим к этому рису…"

Если это не было поккым-пабом (볶음밥) (1) или пибимпабом (비빔밥) (2), было сложно получить более 7 баллов кулинарной оценки приготовления пищи. Поскольку рис был чем-то действительно основным, он не мог придумать что-то особенное с рисом. Вы бы сопровождали его чем-то особенным, но почти не было случаев, когда вы готовили рис особым образом. Эмили взглянула на Чжо Мин Джуна и сказала:

 — Ты хорошо используешь палочки для еды, чтобы схватывать зерна риса.

 — Ах, если ты кореец, эта вещь является основной. Когда я учился в средней школе, я пошел на конкурс, где надо было быстро перекладывать бобы, используя лишь палочки для еды.

 — Ахахах, это забавный конкурс.

 — Ты не знаешь, насколько яростно это происходит, иногда доходит до того, что люди получают травмы руки.

 — Это, наверное, ужасно больно. Мне больно даже от одного воображения.

Сера подняла имбирную свинину, это была свинина, покоящаяся в имбирном соевом соусе. Глядя на то, что кончики палочек вздрогнули, казалось, что она не могла правильно вложить силы в свою руку. Это было по-детски, но Чжо Мин Джун почувствовал некое чувство превосходства в тот момент. Мог ли он сказать, что стал элитой в использовании палочек для еды. Чжо Мин Джун ухмыльнулся и сказал.

 — Лично для меня труднее было научиться пользоваться вилкой. Особенно для таких вещей, как салат, я до сих пор не знаю, как есть его с вилкой. Если вы его зачерпнете, все упадет, и если вы будете накалывать его, то все, что находится внизу, даже не попадет на зубчики вилки!

 — Хм… Почему-то это утешает меня, что ты считаешь, что использовать вилку сложно. Но это вовсе не означает, что мои способности в использовании палочек повысятся. Эх… Не знаю.. А здесь вообще есть вилки? Я буду использовать одну из них.

 — Ах, Сера. Принеси мне тоже.

Эмили поспешно повернулась, чтобы посмотреть на Серу, и сказала это. Пока Сера искала вилки, Джереми пристально посмотрел на свернутые яичные рулетики в своих палочках для еды. Белые и желтые слои, которые были похожи на блины, были прекрасны.

 — Андерсон, рулеты из яиц, которое ты сделал, красивее, чем те, что сделал Мин Джун.

 — Спасибо.

 — … Я не могу просто пропустить эти слова, Джереми. Мои яичные рулеты тоже были хорошими!

 — Не волнуйся, вкус твоих рулетиков был лучше, хотя эта текстура мне нравится больше.

Андерсон столкнулся взглядами с Чжо Мин Джуном. Джереми посмотрел на них обоих так, как будто это было интересное зрелище. Андерсон открыл рот и сказал:

 — Должны ли мы пойти на новый раунд?

___________________________

1. Кимчи поккым паб / Kimchi fried rice / Kimchi bokkeum bap / 김치 볶음밥, (возможны варианты: кимчи покымпаб, кимчхи поккым пап, кимчи покымпап) – очень популярное блюдо в Корее, простое в приготовлении и не требует большого количества продуктов. Оно распространено повсеместно, и в каждом регионе Корейского полуострова найдется свой рецепт кимчи поккым, который будет здесь считаться правильным.

Обычно для приготовления кимчи поккым паб используют остатки риса и перекисшее кимчи. На самом деле, хорошо ферментированное кимчи и охлажденный рис могут создать более богатый вкус, в отличие от свежих кимчи и риса.

Вместе с рисом и кимчи, блюдо может также включать в себя различные ингредиенты. Свинина и говядина наиболее распространены, также встречаются рецепты с курицей, беконом или ветчиной. Вместо мяса можно использовать консервированный тунец, креветки или грибы.

Кимчи поккым паб очень популярен благодаря простоте приготовления и доступности ингредиентов, он любим студентами, которые живут в одиночку и не могут позволить себе дорогостоящую еду. Из-за своей пряности и остроте блюдо зачастую подается в закусочных зимой вместе с небольшой миской неострого и теплого супа, такого как миёккук (miyeok guk) или коннамулькук (kongnamul guk). А в течение лета сок кимчи (dongchimi) добавляют для того, чтобы придать блюду приятную остринку.

2. Пибимпап, пибимпаб, пибимппап, бибимбаб, бибимбап или пибимбап (кор. 비빔밥) — одно из популярнейших блюд традиционной корейской кухни.

Пибимпап обычно сервируется в фарфоровой, медной, каменной, редко пластиковой или керамической глубокой посуде (кор. 돌솥, "тольсот" — каменный горшочек). Блюдо состоит из отварного белого риса, покрытого овощным салатом "намуль" (кор. 나물), пасты из острого перца кочхуджан (кор. 고추장), сырого яйца или яичницы и тонко нарезанных кусочков мяса (обычно говядины). Ингредиенты (рис, салаты из овощей, мясо и яйцо) перемешиваются непосредственно перед принятием пищи. Блюдо может быть подано как в холодном, так и горячем виде. Овощи, используемые для пибимппаба, представляют собой жюльен. Чаще всего это — огурцы, цуккини, дайкон, грибы, корни китайского колокольчика (англ., кор. 도라지, тораджи), шпинат, ростки соевых бобов, папоротник, листья салата, и т. д. Говядина может быть заменена курицей или морепродуктами, иногда с добавлением тофу (кор. 두부, тубу; среди корейцев, проживающих на территории СНГ, закрепилось название "туби", в русской литературе широко используется название "соевый творог" или "тофу"). Рис украшают овощами, располагая их по цветовому признаку (цвета должны дополнять друг друга и создавать композицию, возбуждающую аппетит), а яйцо кладут в центр блюда, покрывая мясо.