Глава 155. Назначенный матч (часть 1)

"Первое условие?…"

Чжо Мин Джун посмотрел на это сообщение с недоуменным выражением на лице. Это было уведомление, которого он до сих пор не встречал. Означает ли это, что уровень 9 был чем-то иным?

Андерсон посмотрел на Чжо Мин Джуна, который снова погрузился в свои мысли, взглядом, который говорил: "Он снова такой". Для тех, кто не мог видеть системные сообщения, Чжо Мин Джун иногда казался именно таким, тупо уставившимся в пустое пространство.

 — Эй, держи себя в руках.

 — Я?

 — Ты говоришь так, словно только что проснулся.

 — …. Я проснулся. Ото сна.

Это был долгий и глубокий сон. Взглянув на взгляд Чжо Мин Джуна, Андерсон набросил на свое лицо бесстрастное выражение. Разве он не вырос за столь короткое время? Хотя он думал, что это было не так легко, но когда речь заходила о Чжо Мин Джуне, то здравый смысл тут совершенно не срабатывал.

"Чтобы он не сделал, мне нужно продолжать следовать за ним…"

Он считал, что расстояние не будет расширяться слишком сильно просто из-за одной вещи, которую он осознал. Кроме того, Чжо Мин Джун был не единственным, кто развивался и рос. Пока Андерсон организовывал свои мысли, Чжо Мин Джун посмотрел на Самуэля и улыбнулся.

 — Простите меня за мое бессмысленное бормотание, Самуэль. Поскольку это было очень вкусно, похоже, что ожидая чего-то более вкусного, я был полностью удовлетворен.

 — Спасибо, что так говорите.

Самуэль улыбнулся, вздохнув. Хотя он и делал вид, что это не так, он действительно очень нервничал прямо сейчас. Он не так давно получил свою третью звезду. Хотя Сера и Андерсон все еще были новичками, Эмили и Джереми были признанными эпикурейцами, а Рэйчел была одним из лучших шеф-поваров в мире. Кроме того, как утверждали, Чжо Мин Джун обладал абсолютным вкусом, поэтому Самуэль настороженно выслушивал каждое слово, которое они произносили.

"Я думал, что меня ничто не сможет напугать после завоевания моей третьей звезды".

Может быть из-за этого он был очень благодарен словам Чжо Мин Джуна. Самуэль улыбнулся, и его улыбка была наполнена добротой, после чего тихо проговорил, обращаясь к Чжо Мин Джуну.

 — Собственно, меня больше всего беспокоило Ваше мнение. Я очень рад, что смог услышать подобную оценку от человека, наделенного абсолютным вкусом. Это придаст мне храбрости навсегда.

После слов Самуэля на лице Чжо Мин Джуна появилось сложное выражение. Наличие абсолютного вкуса не только было благом. На носителя этого таланта налагалось множество ожидание, в то же время каждое его слово имело очень большой вес.

Вот почему для Чжо Мин Джуна оставалось только следить за собой. Понравилось ему или нет, слова, которые он собирался сказать прямо сейчас, не должны были исходить от обычного начинающего шеф-повара. Он имел такой вес, что даже эпикурейцы, у которых была длительная карьера за плечами, даже повара, не могли его догнать.

 — Ресторан Самуэля превосходный. И национальный, и мировой. Давайте поговорим о затруднительных вещах позже. То, что я могу сказать прямо сейчас с полной уверенностью, это то, что было вкусно. И я был бы боле счастлив… Если бы я был здесь вместе с человеком, которого я люблю.

 — Ах, ты говоришь об этом человеке?

 — … Извините?

[Прямо на месте.]

[Самуэль, вы действуете на него благотворно!]

[Но кто этот человек? Я вообще не знаю. <Я> Лол ]

"Почему они так безумно жаждут покопаться в жизни других людей?"

Он слышал, что Америка уважает чужую личную жизнь. Но задумавшись на мгновение, он вспомнил, что Америка была святыне для папарацци. И если подумать об этом серьезнее, то не все, кто смотрел эту трансляцию, были американцами. Эту трансляцию можно было смотреть из любого места, если вы могли говорить и понимать по-английски.

 — Я закажу это. Стейк с фуа-гра, яблоками и луком.

Он предпочел изменить тему, но Самуэль больше и не спрашивал.

Когда им подали заказанную еду, на лице Чжо Мин Джуна появилась широкая улыбка.

[Стейк с фау-гра, яблоками и луком.]

Свежесть: 93%

Происхождение: Скрыто (слишком много ингредиентов).

Качество: Высокое

Кулинарная оценка: 10/10

"После избавления от моей одержимости 10-бальными блюдами, появляется нечто подобное…"

Ну, возможно, это было очевидно. Даже если японская кухня была простой, если брать во внимание используемые продукты, слияние методов готовки разных стран, то была высокая вероятность того, что в процессе сможет получиться хотя бы одно блюдо, которое превзойдет все остальные.

"А если подумать, влияет ли на эту оценку название блюда?"

Чжо Мин Джун посмотрел на блюдо. В самом низу была говядина, политая ярким соусом, лук был положен поверх нее, а на него уже было положено фуа-гра с нарезанными и запеченными яблоками в самом верху, которые являлись украшением.

 — Это выглядит вкусно…

 — Хочешь немного?

 — А можно?

 — Мне не нравится делиться. Хотя это не выглядит круто, мы ведь едим не для того, чтобы круто выглядеть. Ну, не в первую очередь, по крайней мере.

Чжо Мин Джун указал на свой живот и сказал:

 — Я медленно заполняюсь.

 — Мы много ели.

Андерсон ухмыльнулся и передал ему свое блюдо. Чжо Мин Джун подал ему стейк с фуа-гра.

[Хотелось бы, чтобы он также обслуживал меня.]

[Фау-гра не такое уж и вкусное. Я не могу привыкнуть к этому жирному вкусу.]

[Вы изначально должны есть непривычную пищу долгое время, чтобы привыкнуть к ней. И даже больше, если вкус сильный.]

 — Я тоже не любил фуа-гра.

 — Что?

 — Ах, ничего, я отвечал на комментарии в чате… В любом случае, аромат и вкус фуа-гра буквально воспламеняющие. Потому что этот масляный аромат ощущается так, словно он поднимается от вашего носа прямо до мозга. Но не думайте о том, чтобы насильственно этому сопротивляться. Просто доверьте ему свое тело. В моем случае мне именно это и помогло. Но, конечно, это все еще не то блюдо, про которое я могу сказать, что оно мне нравится.

[Должен ли я сказать, что это поэтичное самовыражение или что он просто странный парень.]

[Первоначально хорошие стихи не могут выходить из обычного ума. Так что к нему применимы оба варианта.]

 — … Насчет моего самовыражения…

 — Иногда это удивительно прекрасно, но иногда это раздражает. Кому интересно, о чем говорит этот парень…

После слов Андерсона, Чжо Мин Джун впал в депрессию. Если подумать, то даже когда он преподавал в старшей школе, его ученики говорили: "Учитель, Вы кажетесь старше, чем являетесь на самом деле".

"… Было ли это комплиментом?"

Поняв, что становится все более подавленным, он отрезал и положил в рот кусочек говядины.

"Этот вкус… Он такой обычный?"

Дело было не в том, что он не мог это есть, но вкус был слишком обыкновенным. И в этот момент Самуэль поспешно сказал:

 — Вы должны нарезать кусочки вместе с фуа-гра и есть одновременно с луком, яблоками и говядиной. Только тогда Вы сможете почувствовать настоящий вкус.

 — О, ясно.

Чжо Мин Джун нарезал блюдо, как ему сказали, подцепил вилкой и отправил в рот. И как только он стал жевать, ему показалось что он снова ест самгёпсаль. Можно было сказать, что ощущение жирности, которое давала говядина, было дополнено фуа-гра. Чжо Мин Джун снова положила порцию в рот.

Реакция пришла незамедлительно. Это было неизбежно. Потому что фуа-гра было монстром среди ингредиентов, который взрывался сочной бомбой каждый раз, когда попадал вам на зуб. По сравнению с говядиной, его было даже вдвое меньше, но вкус у него было подавляющим.

 — Ах….!

С его губ сорвался стон. Хотя одновременно можно было услышать такой же стон и от Андерсона. Казалось, что он был столь же тронут. Вкус был совершенно иной, чем от попробованной отдельно говядины. У него было ощущение, что он ест самгёпсаль из говядины.

Обильный масляный аромат фуа-гра до сих пор перекатывался в его рту, до самого последнего момента, а говядина, которая была влажной от этого масла, выделялась намного сильнее, чем обычно. Его рот даже не казался жирным потому что горячий соус, которым была полита говядина, и уникальный сладкий аромат жареного лука, очистили эту жирность.

10 баллов. На этот раз он съел блюдо, не будучи одержимым погоней за 10-ти балльными блюдами. Но, возможно, именно поэтому он мог сильнее сконцентрироваться на аромате. Необходим уровень дегустации 9. Это необходимо больше всего.

"Пища и язык… Поскольку между ними был этот никчемный предрассудок…"

Он чувствовал сожаление. Если бы он отправился в ресторан, в котором они были вчера, и где он сожалел, что там не было блюд на 10 баллов… Он почувствовал, что смог бы испытать большее наслаждение, чем в прошлый раз.

 — Это… это отличная комбинация.

 — Да? Вы уверенны?

 — Комбинация хороша, соус хорош, и вообще оно очень хорошо приготовлено. Мне кажется, что у него есть все, чтобы называться прекрасным блюдом.

 — Ваша реакция хорошая. Было ли это самым вкусным блюдом из тех, что Вы сегодня съели?

В этот момент Чжо Мин Джун заколебался. Возможно, если бы это был Чжо Мин Джун из прошлого, до того, как на него снизошло озарение, он, возможно, сказал бы "да". Но это был не его истинный ответ. Природа еды была в том, чтобы доставлять наслаждение. И блюдо, которое понравилось ему больше всего…

 — Нет. Мне понравились три вида суши.

 — Да, неужели? Это неожиданно. На самом деле было много эпикурейцев, которые, съев это, говорили, что они потеряли настоящие цвета суши.

 — Настоящие цвета…

Чжо Мин Джун спокойно рассмеялся. В этот момент Самуэль удивленно посмотрел на него. Он был еще молод, так почему… Было ли это из-за визуальной иллюзии, с которой сталкивались западные люди, в общении с азиатами? Его лицо выглядело так же, как у действительно знающего и понимающего смысл азиатского человека.

 — Листья падают, а люди растут и стареют. Так почему же должна быть причина, по которой не могут меняться цвета?

* * *

Дегустация продолжалась довольно долго и после этого. Хотя они съели довольно много, поскольку они разговаривали со зрителями и отвлекались на разные программные события во время еды, их скорость поглощения пищи была медленной, а значит, у них было время, чтобы ее переварить. Первой сдалась Сера.

 — Итак, что мы будем с этим делать?

 — Делать с чем?

 — Знаете же, о чем я. Андерсон и Мин Джун.

[О, правда, они сказали, что они это сделают.]

[Какая будет тема? Если это связано с едой, Андерсон находится в самом невыгодном положении]

[Вы не можете быть уверенны в этом. Они могут устроить конкурс "кто больше съест". Или это может быть что-то странное. Если это вонючий тофу, сможет ли Чжо Мин Джун съесть его? Насколько это будет большим потрясением для этого чувствительного языка?]

[Я думаю, что он хотел бы больше из-за этого …]

Зрители говорили так, словно их соревнование было делом решенным. Чжо Мин Джун и Андерсон смотрели друг на друга, ничего не говоря.

 — Что мы будем делать?

 — Я не знаю.

[Как так? Похоже, они даже не решили, что делать.]

 — Мне очень жаль. Это даже не было официальным заявлением. Вы оказались более нетерпеливы, чем мы думали… Что нам делать?

 — Что ж, это совсем не сложно… Но проблема в том, что выбрать…

Чжо Мин Джун скрестил на груди руки и начал думать, именно в этот момент подал голос Самуэль:

 — Вы оба — шеф-повары. Так как насчет встречи в кулинарном поединке?

 — Готовка?

 — Я не могу вам одолжить свою кухню, но я могу принести вам простые инструменты для приготовления пищи. А поскольку мы находимся в отдельном помещении, это не будет беспокоить других клиентов.

 — Если Вы говорите, что все в порядке, то мы тоже не против… Но проблема еще в том — что именно сделать…

[Что тут думать? Если вы хотите сделать это просто, есть ли что-то более простое, чем суши? Это даже будет трудно поджечь.]

[Правильно. Суши. Сделайте суши.]

[Ах, я не люблю суши. Это подозрительно. Разве они не могут сделать что-то вроде рамена?]

[Я хотел увидеть корейскую похлебку.]

Чат заполнился предлагаемыми блюдами. И было очевидно, что подавляющим большинством были предложения сделать суши. Чжо Мин Джун и Андерсон посмотрели друг на друга. Мин Джун сказал:

 — Я думаю, что мы должны сделать суши. Как вы на это смотрите?

 — Интересно. Сможешь ли ты победить меня? Я делаю суши очень хорошо!

 — Ха! Насколько самоуверенно! Но даже в этом случае я не проиграю тебе. Подожди и увидишь, Андокусаму!

Лицо Андерсона исказилось.

 — Только…что это за имя.. Андуку? Это даже трудно произнести!

Чжо Мин Джун ухмыльнулся.

 — Это так тебя называют японцы, Андокусаму.