Глава 164. Объявление (часть 2)

Появился «Настоящий Остров Роуз».

Название «Острова Роуз» не было чуждым уху большинства американцев. В США этот ресторан располагался в 12 городах, а всего было 37 ресторанов с таким названием, которое висело над входом. Все шеф-повара были учениками четы Роуз, и все они уже были очень близки друг с другом в тот момент, их даже называли «Дивизион Роуз».

Однако «Остров Роуз» прославился ни навыками поваров, ни их дружескими отношениями в коллективе. Чтобы ресторан мог называться «Остров Роуз», нужно было получить полное одобрение супругов Роуз. Ученики, которые работали в ресторанах с этим названием, не делали ничего, что могло бы очернить бренд их учителей. У всех ресторанов «Острова Роуз» была звезда Мишлен, поэтому было естественно, что люди хорошо понимали, что значит название «Остров Роуз».

Поэтому то, что основной ресторан был закрыт на протяжении 10 лет, было ужасно. Старшее поколение, а также многочисленные эпикурейцы, всегда утверждали, что основной ресторан «Острова Роуз» был лучше всех его представительств, а шефы из других ресторанов этого бренда не спорили с этим утверждением. Если эпикурейцы не могли побывать в основном ресторане, насколько же сильно они представляли и желали ощутить этот вкус?

Теперь ситуация была другой. Рэйчел Роуз публично заявила всем собравшимся перед рестораном «Остров Роуз» в Венеции, что ресторан откроется, а вместе с ним начнутся Новые Пробы на должность Шеф-повара. Судьями в этих пробах выступят Рэйчел Роуз, Андерсон Руссо, занявший второе место в конкурсе «Великий Шеф-повар», и Чжо Мин Джун, который славился своим абсолютным чувством вкуса. Пока все были сосредоточены на том, сможет ли Рэйчел Роуз восстановиться после перерыва в 10 лет, как в разгар всех этих событий……

Джанин Фишер: Пробы на шеф-повара будут просто адскими. Всемирно известный шеф-повар, абсолютное чувство вкуса и Андерсон в роли судей.

└Юлия Лотт: Получить одобрение Андерсона не так сложно, да?

└Джанин Фишер: @Юлия Лотт, воспринимай Андерсона как обычного человека. На их фоне он будет беспощадно туп.

— Вот, что они говорят. Что ты об этом думаешь?

Чжо Мин Джун улыбнулся и показал экран Андерсону. Андерсон просмотрел комментарии и фыркнул.

— Когда это я был туп? Я точно не был таким тупым, как вы.

— Когда это я тупил?

— Ты помнишь Питера?

— Питера? А, его.

Ему пришлось немного подумать, но он вспомнил. Это был парень из Индии, с которым он ругался после того, как он сцепился с Кайей в прошлом. Чжо Мин Джун сказал «хмм», а потом с любопытством спросил:

— Ты знаешь, чем он занимается сейчас?

— Кажется, он совсем прогорел. Люди не говорят о нем ничего хорошего. После того, как он показал свой настоящий характер, если только, конечно, это не был маркетинговый ход, чтобы наделать шумихи, ни один приличный ресторан не возьмет его на работу.

— …… Если рассуждать так, то мне его правда жаль. Если бы это произошло где-нибудь в другом месте, то это был бы просто небольшой инцидент, но хватило одного показа по телевизору, чтобы на всю его оставшуюся жизнь на нем стояло клеймо.

Что сказал Питер, который был очень разочарован? Если люди ненавидят его, возьми всю эту ненависть и поднимись на ней. Чжо Мин Джун понятия нее имел, насколько хорошо Питер услышал то предупреждение и насколько сильно он поднялся.

— Как Кая? Ты общался с ней на днях?

— …… Что на тебя нашло? Ты никогда не спрашиваешь о Кае.

— Я спрашиваю, потому что беспокоюсь, что ты переживаешь. Она и в чате не появлялась.

— Не знаю, как у нее дела. Может быть, она снова страдает в одиночестве. Кажется, она и с остальными особо не общается.

Чжо Мин Джун расстроено вздохнул. Может быть, ее чувства о том, чтобы он не беспокоился за нее, стали сильнее, чем раньше. Но это усиление необязательно было приятным.

[Я: Ты сейчас очень занята?]

Чжо Мин Джун посмотрел на экран телефона пустыми глазами. Так как она не отвечала, даже когда он звонил, ему казалось, что он просто будет проигравшим, позвонив ей. Андерсон взглянул на Чжо Мин Джуна и вспомнил, что ему сказала Амелия по дороге домой.

«Слушай, за пределами дома так много страданий, да?»

«О чем ты?»

«Не важно о чем, по крайней мере твои мама и папа любят тебя и лелеют больше всего на свете. Ты уверен, что сможешь заставить ее передумать?»

Он ненавидел то, что…… он не мог с уверенностью ответить на этот вопрос.

До проб оставалось всего лишь четыре дня. Ежедневная работа Чжо Мин Джуна сейчас была проста. Помимо тренировок, которые он проводил, чтобы не растерять здоровье, он всегда торчал на кухне «Острова Роуз». Его задача на кухне была проста. Готовить и есть. Из этих двух занятий Чжо Мин Джун чаще ел.

— Хмм…… попробуй морковный суп с этим хлебом на красном вине.

— Кажется, в паре они не очень хорошо работают вместе. Из-за уникального горького запаха красного вина, если ты не сделаешь суп немного слаще, не думаю, что будет вкусно.

— Ты думаешь, нам стоит изменить суп? Или мне изменить рецепт хлеба?

— Не думаю, что есть смысл это делать. Передай мне, пожалуйста, булочку.

По просьбе Чжо Мин Джуна Лиза передала ему булочку в виде прекрасной ракушки. Чжо Мин Джун оторвал кусок булочки и перед тем как съесть его полил сверху немного морковного супа.

— Ну как?

— Идеально. Если мы немного улучшим суп, мы сможем подавать его нашим покупателям. Суп такой, какой он сейчас, мне кажется, слишком простой.

Выслушав Чжо Мин Джуна, Лиза тоже попробовала булочку вместе с морковным супом. Если и была разница, так только в том, что она макнула булочку в суп, а не полила его сверху. Лиза кивнула.

— Так определенно лучше. Мягкий вкус масла и сладость моркови, кажется, великолепно гармонируют. Ты действительно оправдываешь свое свой титул идеального чувства вкуса.

— …… Это то, что может делать любой повар в мире, Лиза. Просто это кажется более естественным, потому что мне дали такое прозвище.

— Мне нравится эта скромность в тебе. Еще я думаю, что это удивительно. Если бы на твоем месте была я, то я была бы очень высокомерна.

Хотя она говорила это, стараясь держаться невозмутимой, и даже ничуть не улыбалась, она выглядела милой и ласковой. Чжо Мин Джун широко заулыбался.

— Лиза, ты тоже удивительная. Ты просыпаешься рано утром, чтобы поставить хлеб в печь и приготовить тесто на следующий день. После это ты приходишь сюда, чтобы работать еще и после обеда. Я даже не знаю, когда ты успеваешь поспать.

— Наверное, я выгляжу так, словно посвящаю всю себя делу, но я сплю столько, сколько мне нужно. Пока хлеб выпекается, пока я жду, когда поднимется тесто, я просто хорошо использую эти периоды, когда нужно ждать.

— В этом и заключается смысл фразы «посвящать себя делу».

На слова Чжо Мин Джуна Лиза просто пожала плечами. Из бара, который был в начале коридора, они услышали, как кто-то стучит. Когда они вышли посмотреть, Элла в желтом костюме стучала подбородком о край бара и смотрела на них.

— Что происходит, Элла?

— Я хочу кушать.

— Хмм. Лиза, что же нам делать?

— Ну, раз уж на то пошло, то мы может съесть ланч. Когда вернуться прийти Андерсон и Рэйчел?

— Покупка продуктов должна занять у них как минимум час…… поэтому нам, наверное, лучше сначала поесть.

После этих слов был накрыт стол. Всё, что они приготовили, это суп, но Чжо Мин Джун был шеф-поваром. Ему не составляло труда приготовить стейк и две тарелки пасты за десять минут.

Блюда были довольно простыми. Салат «Цезарь», морковный суп, спагетти аля вонголе и говяжий стейк с сырным соусом. Чжо Мин Джуну нужно было ходить туда-сюда из кухни к столу и обратно несколько раз в процессе готовки еды, однако как только он видел, как Элла улыбалась, когда на ее губах оказывался соус, его усталость как рукой снимало.

— Должно быть, ты счастлива. У тебя такая прекрасная дочь. Хотел бы и я так же.

— Ты еще переживаешь? Ты красивый, и твоя девушка прекрасна. Я уверена, что если у вас будут дети, они будут прекрасными.

— …… Девушка?

— А. Андерсон говорил, что если я упомяну Каю Лотос, ты будешь это отрицать.

Слушая Лизу, Чжо Мин Джун неуклюже положил в рот кусочек стейка размером с игральный кубик. Мягкая текстура сырного соуса обволакивала стейк, и особый вкус говядины, который разливался по его рту, был выдержанным и успокаивающим. Лиза заговорила:

— С тобой все будет хорошо? Этот сыр в мясе. Ты говорил, что он не очень хорошо влияет на твой желудок.

— Мне надо начинать тренироваться. Как у шеф-повара может быть еда, которую он не может есть. Так как это всего лишь боль в животе, а не аллергия, я уверен, что буду привыкать к ней, чем больше буду есть сыр.

В этот момент Чжо Мин Джун случайно повернул голову и заметил, что Элла смотрела на него и была готова расплакаться, словно мир только что рухнул. Чжо Мин Джун широко открыл глаза и посмотрел на Эллу.

— Что-то не так, Элла? У тебя что-то в горле застряло?

Ничего не ответив, Элла расплакалась и начала рукой вытирать слезы. Потом она посмотрела на Лизу, шмыгая носом. Элла задала вопрос. Ее голос дрожал, словно она была сильно шокирована.

— Мамочка. У Мин Джуна…… есть девушка.

— Да. Есть.

Хотя, наверное, более разумно было бы соврать дочери, когда она со слезами на глазах задавала вопрос, Лиза просто прямо ответила. Эти слова гарантировали, что Элла будет и дальше плакать. Чжо Мин Джун, который вполне понял, что происходит, не знал, радовать ему или нет, когда он смотрел на Эллу.

Элла вытянулась, чтобы слезть со стула, и подошла к Чжо Мин Джуну и посмотрела на него. Почему она так смотрит на него, хотя он не сделал ничего плохого? Элла крепко взяла Чжо Мин Джуна за руки и спросила:

— Мин Джун. Ты собираешься жениться на этой девушке?

— А как ты думаешь, что я должен сделать?

— Элла не хочет, чтобы Мин Джун уходил…… но если тебе действительно надо идти, я тебя отпущу. Элла с этим справиться.

— Давай сначала высморкаемся. Вот, высморкайся.

Чжо Мин Джун вынул носовой платок и поднес его к носу Эллы. Элла высморкалась, а потом с красным носом и щеками она начала дуться.

Это выражение лица было очень милым. Что же говорил этот ребенок? Как только Чжо Мин Джун посадил Эллу обратно на стул, Лиза мимоходом сказала, словно говорила о ком-то, кого здесь не было:

— Похоже, ты украл сердце моей дочери.

— Удивительно, я должно быть пользуюсь популярностью у детей.

— Говорят, дети любят искренних людей; Мин Джун, должно быть, ты именно такой человек. Кая должна быть счастлива. Хотя я никогда раньше с ней не встречалась.

— Даже я не могу вспомнить, когда последний раз ее видел. Прошло около месяца. Мы даже не говорили уже больше недели.

— Ты не можешь связаться с ней?

— Я не знаю. Может быть, она занята или…… не могу сказать. Если я скажу, то буду рассказывать о жизни Кайи без ее согласия, — ответил Чжо Мин Джун с горечью в голосе.

Лиза глотнула воды, погрузившись в мысли, и медленно начала говорить:

— Не усложняй. Есть только две причины, почему женщина не хочет говорить с тобой. Или ты ей больше не интересен…… или это попытка сказать «пожалуйста, позвони мне». Ты недавно ничего плохого не делал?

— Не помню ничего такого.

— Тогда ты знаешь ответ. Позвони ей.

— Я пробовал позвонить ей и написать ей сообщение, но она не ответила. Или она занята, или избегает меня…… наверное, последнее. Как бы занят ты не был, невозможно не смотреть на телефон больше недели.

Он догадывался о причине. Кая озвучила ее сама в прошлый раз. Она не хотела полагаться на него. Она не хотела обременять его. Он не мог понять, каков был правильный ответ. Следует ли ему уважать желания Кайи или все так же оберегать ее? Лиза посмеялась и ответила:

— По крайней мере я могу точно сказать одно. Ни один человек не будет так переживать, когда отношений нет. Почему ты продолжаешь говорить, что ничего нет? Ничего не изменится, если ты это признаешь.

— …… Если нет отношений, нет смысла так переживать, будучи в разлуке. Раз уж между вами ничего нет.

— Такая логика немного странная. Прямо сейчас ты выглядишь так, словно ты немного переживаешь.

Чжо Мин Джун просто улыбнулся. От того, что казалось, что он переживает, ему стало теплее на душе. Это доказывало, что его чувства были искренние.

Да. Ему действительно надо было признать это. Чжо Мин Джуну нравилась Кая. Как шеф-повар, как образец для подражания, как женщина. Сначала даже он не был уверен, были ли его чувства просто чувствами фаната. Однако теперь он был уверен. Даже если это были чувства, которые он испытывал как фанат, если они были такими сильными, то это уже……

— Ты права.

— Что ты переживаешь?

— Мое сердце. Ты права насчет моих чувств.

— Я знаю это, даже если бы ты этого не сказал.

Лиза впервые немного улыбнулась. Однако Элла не могла. Прожевав кусочек мяса с несчастным лицом, она быстро оттолкнула тарелку и положила голову на стол. Казалось, так Элла показывала свое презрение.

Видеть, как ее дочь так страдает в таком юном возрасте. Лиза тихо вздохнула и обняла Эллу.

— Не будь нетерпеливым и просто доверяй ей. Я не знаю, почему она не звонит тебе, но ей покажется более трогательным, если ты будешь доверять ей, а не успокаивать ее. Конечно, прими мой совет с долей скептицизма, так как я не знаю ее так хорошо, как ты.

— Приму.

Чжо Мин Джун поднял смартфон. Он медленно вкладывал всю свою душу в абсолютно каждое слово, которое набирал. Затем он закрыл телефон. Чжо Мин Джун улыбался, глядя на Лизу.

— Спасибо за твой совет.

— Можно спросить, что ты написал.

— Нет. Нельзя.

Чжо Мин Джун показал на Эллу, а потому тихо заговорил озорным голосом.

— Это не для ушей семилетних детей.

— Что нам делать?

Агент сурово смотрел на Каю. Кая молча смотрела на свое отражение в зеркале. В определенный момент жизни она думала, что это симпатичное лицо, но сейчас оно просто раздражало.

«Следы от него…… останутся на этом лице?»

— Мисс Кая?

— …… Пожалуйста, отправьте его обратно. У меня нет никакого желания встречаться с ним.

— Вы уверены? Это будет уже во второй раз.

— Тогда я скажу ему это снова во второй раз. Мой отец умер давным-давно. Пожалуйста, скажите этому самозванцу, пусть проваливает!

— …… Понятно.

Агент ушел из кухни с грозным видом. Кая закусила губу. Она думала, что могла отодвинуть эту проблему, избегая звонков, но ее родной отец даже появился во время подписания договоров. Дважды.

Ее телефон звякнул. Посмотрев на экран, она счастливо заулыбалась. Имя, которое было ей знакомо, говорило ей теплые слова, как обычно.

[Чжо Мин Джун: Может быть, я не верю в Санта-Клауса, но я верю, что ты с этим справишься.]

Кая прижала телефон к груди и откинулась на спинку стула. Может быть, это потому что она устала, но ее веки, которые были слегка прикрыты, начали дрожать.

— Да…… я с этим справлюсь.