Глава 170. Перекрывающиеся тени (часть 1)

— Оо……

Элла задумалась и схватила себя за щеки. Глядя на Эллу, Джанет уверенны голосом спросила:

— Что думаешь? Вкуснее, да?

— …… Мне больше нравятся те, что делает дядя Мин Джун.

— Хорошо. Ты можешь любить, что хочешь. Но как тебе на вкус?

Элла просто молча поджала губы на вопрос Джанет. Она злилась, потому что Джанет приготовила гораздо более вкусный мармелад, чем Мин Джун. Ее угрюмое выражение лица и было ответом. Чжо Мин Джун пожал плечами.

— Элла. Правильнее будет сказать, что мармелад вкусный, если он действительно вкусный.

— Мармелад дяди тоже вкусный.

Может быть, она не хотела говорить, что Чжо Мин Джун проиграл, даже под страхом самой смерти. Элла заплакала от разочарования. Можно ли было найти другого такого страстного фаната? Джанет строго спросила:

— Я стала злодеем?

— Нет, не злодеем, наверное просто злой ведьмой, которая докучает волшебнику.

— …… Меня достаточно часто называют ведьмой.

Он сказал это шутя, но ответ Джанет был довольно серьезным. Чжо Мин Джуну показалось, что у него по спине пробежали мурашки, и он посмотрел на Джанет. Она сказала, что она тайванка или японка? Она очень отличалась нот корейцев, поэтому сначала он почувствовал некое родство с ней, но чем больше он узнавал Джанет, тем больше понимал, что ее очень сложно понять.

«Судя по тому, как она обращается с Эллой, она не такая уж плохая».

Конечно, сложно определить характер человека только по тому, как он относится к детям. Однако лицо Джанет всякий раз, когда она говорила с Эллой, выражало любовь. Создавалось впечатление, что она смотрит на своего собственного ребенка. Если это человек, который мог любить так любить чужого ребенка, Чжо Мин Джун подумал, что должно быть, это хороший человек.

«Но она все равно колючая по отношению к остальным людям».

Андерсон тоже был такой же колючий, поэтому он на самом деле не пытался заговорить с Джанет. Шефы-де-парти знакомились друг с другом, так же как и пекари. Нечего и говорить об ученике. Естественно, ученику было сложно так просто говорить с шефами-де-парти.

Распространенный стереотип, связанный с западными странами, заключается в том, что по мнению многих, там существуют только горизонталь отношений безо всякой иерархии. Конечно, все зависело от компании. Но таких отношений точно не было в ресторанах.

Причину, по которой иерархия в ресторане утрирована, можно объяснить природой самой профессии. Нужно, чтобы было именно так. Когда ресторан наводняли посетители, на кухне все закипало. Неизбежно люди становились хаотичными в таких ситуациях. Чтобы все идеально работало, была жизненно необходима жесткая система руководства.

«…… Думаю, у шефам-де-парти действительно незачем быть дружелюбными друг с другом».

В любом случае мы будем работать в разных секциях, поэтому наши дорожки будут пересекаться не так частою Но это касалось только эффективности на кухне. Как бы то ни было, пока не случится что-то странное, они были коллегами, которые работали вместе много лет. Если им неловко видеть друг друга, наверное, с этим чрезвычайно сложно справиться.

С учетом этого.

— Попробуй это! Это пирог с заварным кремом, который сделала мисс Лиза. Это лучший пирог, что я когда-либо ел!

Хавьер вел себя довольно вальяжно. Положительная аура, казалось, окутывала все его тело, и на самом деле он и был таким человеком. Лиза слегка смущено сказала из-за спины Хавьера:

— Пожалуйста, не расхваливай его так сильно.

— Я не расхваливаю его. Я просто правду говорю?

— Даже говорить правду – это похвала. Мой хлеб на таком уровне.

— …… Думаю, у меня не было причин расхваливать его.

Лиза озорно посмеялась в ответ на слова Хавьера. Чжо Мин Джун был удивлен. Лиза была похожа на Джанет, но по-другому. На ее лицо редко можно было увидеть такую лучезарную улыбку.

— А, Мин Джун. Что ты делаешь. Вот, съешь это.

— Ты расхваливаешь его и завышаешь мои ожидания, а потом даешь мне такой крошечный кусочек? – сказал Чжо Мин Джун разочаровано.

На тарелке был только один кусочек пирога размером с палец. Корочка была хрустящей и слоистой, а расплавленный сыр и сушеные помидоры были запечены сверху. Пирог с заварным кремом. Это был пирог, который часто на ужин ели французы. Хавьер лучезарно улыбнулся.

— Мы шефы. Ты должен прочувствовать эстетику от одного кусочка.

Это правда. Чжо Мин Джун положил кусочек пирога в рот и медленно прожевал его. Может быть, потому что это был пирог, но в нем чувствовалось масло. Вкус, растекающийся по его рту, был сладок, а маслянистый вкус сыра был сильным. Чжо Мин Джун молча подумал об этом. Откуда был этот сыр? Он прошерстил память, пытаясь вспомнить название, и понял, что он был прав, когда присмотрелся повнимательнее. Чжо Мин Джун довольно сказал:

— Это сыр Грюйер. Сильный вкус масла.

— Ты в самом деле угадал.

— У сыра Грюйер яркий вкус. Элла, ты, должно быть, счастлива. Мама печет тебе такой хлеб каждый день?

— Да. Но я люблю мармелад больше, чем хлеб.

Лиза строго посмотрела на Эллу. Глядя на то, как Элла отвернулась от строгой Лизы, Джанет тепло улыбнулась. Конесно, выражение ее лица стало прежним, как только она встретилась глазами с Чжо Мин Джуном.

— Джанет, ты, видимо, очень любишь детей.

— …… Да кто не любит детей?

— Они то тут, то там. Говорят, они шумят и раздражают.

— Ух, но я тихая. И я не раздражаю людей.

— Да. Это потому, что Элла хорошая девочка.

Чжо Мин Джун ласково улыбнулся протестующей Элле, которая выглядела так, словно с ней поступают несправедливо. Элла посмеялась и спросила:

— Но дядя, что ты будешь готовить? Тетя Джанет сказала, что она готовила за…зак….. еще раз как это называлось?

— Закуска?

— О, да! Тетя сказала, что это будет ее работа. А как же ты, дядя?

— Еще не решили.

— Хочу, чтобы дядя готовил мармелад.

Джанет, которая слушала Эллу, рассмеялась. Она начала смеяться, пытаясь сдержаться, но может быть, она почувствовала себя смущенной от взглядов, который обернулись на нее, и она прикрыла рот рукой и отвернулась. Лиза подошла к Джанет и сказала:

— Тебе, наверное, очень нравится моя дочь.

— …… У тебя прекрасная дочь. Я тебе завидую.

Не только казалось, что она говорит правду, но в голосе Джанет была какая-то тяжесть. Но Лиза – это Лиза. Она не запаниковала, а ответила своим тяжелым голосом.

— Она моя самая большая гордость и радость.

— Вижу, вы поближе познакомились, но не думаете ли вы, что это слишком похоже на документальный фильм?

— Я же не даю каких-то советов, как жить, или что-то вроде этого?

— Не все документальные фильмы делятся жизненными советами. Сейчас вместо документальных фильмов, хмм…… что бы подошло?

— На кухне обычно комедия или драма, — ответил Чжо Мин Джун, словно смеясь.

Хавьер улыбнулся и сказал:

— Драма подойдет. Думаю, комедия была бы слишком утомительной.

— Так значит, что бы ты хотел готовить, Хавьер?

— Приношу свои извинения Джанет, но я тоже хочу готовить закуски.

— Вы будете дублировать друг друга. Закуски всегда были популярной секцией?

— Нам это подходит, — раздался голос позади Чжо Мин Джуна. Это был Андерсон.

Чжо Мин Джун посмотрел на него и спросил:

— Я думал, ты тоже хотел готовить закуски. Куда ты планируешь перейти?

— На секцию пасты.

— …… Хмм.

Чжо Мин Джун скрестил руки и приставил кулак к подбородку. Ее называли секцией пасты, но на самом деле это была секция, занимающаяся всеми крупами, в том числе и ризотто. Это была та секция, которой интересовался и Чжо Мин Джун.

В каждом ресторане секции делились по-разному. Китайские рестораны обычно делили их на секции лапши, огня и ножей, а западные делили их по-другому – по размеру. Рыба, мясо, крупы, можно было разделить их, отталкиваясь от ингредиентов…… или секции сковороды, духовки, кастрюли и т.д., можно еще разделить на основе инструментов.

Рэйчел сказала всем, что будет пять секций. Главная, которая будет отвечать за мясо, рыбу или стейки. Секция закусок, готовящая супы и муссы, карпаччо, севиче и другие подобные блюда. Секция, посвященная пасте, ризотто и остальным блюдам, связанным с крупами. Секция десертов и всего, что связано с выпечкой и тортами, пудингами и остальными блюдами, была для кондитера Лизы, а оставшейся секцией была……

«Молекулярная кухня».

Рэйчел ушла до того, как начала развиваться молекулярная кухня. Мин Чжо было интересно, как много Рэйчел знала о ней, но Рэйчел была уверена. Это было словно что-то, во что она верила.

Одно было ясно точно, Чжо Мин Джун не думал о том, чтобы выбрать молекулярную кухню. Ему было явно интересно, но он ничего о ней не знал. Если бы он встал на молекулярную кухню, пришлось бы начинать с уровня новичка. Он не был уверен, что действительно сможет быть шефом-де-парти в этой секции.

Если принять во внимание его способности, наилучшей секцией для него были закуски. Закуски были тем блюдом, которое требовало филигранного мастерства, когда нужно было выбрать идеальную пропорцию ингредиентов. Его система позволяла ему находить, что в блюде не так, мгновенно, отталкиваясь от количества очков, которое стоило это блюдо.

Но секция, на которую хотел Мин Джун, была секция с пастой, куда хотел и Андерсон, или главная. Большинство закусок требовали упорства и терпения, а не реакции время от времени, и кроме того, Чжо Мин Джун хотел сражаться со временем и концентрироваться на пасте или стейке, где ему нужно было бы вести свою игру и всегда быть сосредоточенным. Это больше подходило его стилю. Чжо Мин Джун, который раздумывал над своим выбором, вздохнул и сказал:

— Но кого это волнует, если мы так это обсудим. Это неутвержденный способ распределять секции.

— Поэтому важно, что мы так обсуждаем. Нам нужно, по крайней мере, сказать, чем мы хотим заниматься, и подумать об этом, чтобы не складывалось впечатление, что нам платят за то, что мы ничего не делаем.

Чжо Мин Джун пожал плечами в ответ на слова Хавьера.

— Не знаю. Мне все равно не платят.

— Пф, почему это стало проблемой? У тебя есть кредитная карта Рэйчел, и она оплачивает твое проживание.

— В любом случае, меня это все равно не особо заботит. О, я уверен в одном, — сказал он твердо. – Я не буду заниматься молекулярной кухней.

— 4 996, 4 998, 4 999……

Чжо Мин Джун посчитал, а потом посмотрел на свой телефон какое-то время и нажал «Обновить». Вскоре на его лице расплылась широкая улыбка.

— Пять тысяч человек!

— …… Ты, ты специально это сделал, просто чтобы я это услышал, да?

— Дом Рэйчел. А точнее, комната Чжо Мин Джуна. Андерсон недовольно посмотрел на Чжо Мин Джуна.

Чжо Мин Джун посмеялся и ответил:

— Завидуешь?

— …… Не очень.

Чжо Мин Джун считал количество своих фанатов на Старбуке. По сравнению с Андерсоноа, который был там уже давно, и у которого было всего лишь 4 000 фанатов, это был гораздо более быстрый взлет. Андерсон проворчал и сказал:

— Всё потому, что я не делаю много постов.

— Я так не думаю. Кажется, ты делаешь минимум по одному посту в день. Что-то вроде ежедневного совета по готовке.

— …… Заткнись. Я собираюсь спать.

— Эй, не ложись на чужую кровать без разрешения.

— Я куплю ее. Эту кровать. Сколько она?

— Исаак сказал, что только один матрас стоит $4 000.

Андерсон сразу же подскочил, услышав это, и посмотрел на кровать. Он нажал на кровать и загорелся любопытством.

— Это моя зарплата?

— Если точно, она стоит на $500 больше, чем твоя зарплата.

— …… Тебе вообще не платят.

— Сначала я был немного расстроен, но и это неплохо. Я буду спать на матрасе, который стоит больше, чем зарплата кое-кого.

— Я тоже хочу здесь жить.

— Думаю, это будет сложно, пока ты не переборешь своих родителей.

— Даже если я их обойду, я не знаю, примет ли меня учитель Рэйчел. Я завидую. Она относится к тебе как к сыну. Каково это?

Чжо Мин Джун не ответил. Он не то чтобы пытался не обращать на него внимание. Дело было в уведомлении, выскочившем на экране его смартфона. Андерсон посмотрел на Чжо Мин Джуна, и его лицо приняло странное выражение.

— Что. Что-то случилось?

— …… Ух, эмм. Эй, сегодня 25-ое?

— Нет. 23-е. А что?

— Посмотри, — коротко ответил Чжо Мин Джун, показывая Андерсону свой телефон. Это была картинка на экране. Картинка билета на самолет. Пункт прибытия — LAX. Это был аэропорт в Лос-Анджелесе. Дата прибытия – 25-ое августа. Андерсон спросил странны голосом.

— Что тут такого?

Чжо Мин Джун не ответил, а нажал на верх экрана. От слов, которые появились на экране, Андерсон нервно вздохнул.

 [Кая: Женщина, которой действительно нужно сесть на диету, скоро будет.]