Глава 179. Взять инициативу на себя (часть 1)

[Желейные куриные спагетти]

Свежесть: 99%

Происхождение: (Слишком много ингредиентов, поэтому оно неясно)

Качество: Высокое

Кулинарная оценка: 7/10

«7 баллов всего лишь за лапшу».

Чжо Мин Джун положил в рот ниточку спагетти, которая дошла до нужной степени готовности. Он почувствовал упругость желе, но так как это было желе на основе агар-агара, мягкость и упругость придавали блюду такую текстуру, которая, если ее жевать, очень напомнила обычную лапшу. Если сконцентрироваться только на текстуре, то даже сложно было сказать, была ли это лапша или все же желе.

Просто съесть такую лапшу саму по себе уже на вкус было как полноценное блюдо. Так должно было быть. Но внутри лапши была не пшеница, а куриный бульон с базиликом, перцем, солью и т.д. Джаннет, которая стояла неподалеку, украдкой положила в рот спагетти Чжо Мин Джуна, и ее глаза стали чуть шире. Чжо Мин Джун ухмыльнулся и спросил:

— Ну как? Вкусно?

— …… Хорошо, но….

Джаннет немного покривилась, глядя на спагетти. Чжо Мин Джун понял, что обозначал ее взгляд.

— Чего-то не хватает.

— Прежде всего, нужен какой-нибудь гарнир, который добавит хрустящей текстуры. Брызни немного оливкового масла, но не добавляй какие-либо другие травы, так как вкус ингредиентов и так уже сильный.

Хотя Джаннет не так часто вступала в такие простые разговоры, она много говорила, когда дело касалось готовки. Для нее существовала только одна причина, чтобы начать разговор. Джаннет повернула голову и сказала:

— Элла, хочешь съесть это?

— Да!

— Она говорит, что хочет.

Чжо Мин Джун рассмеялся, поймав на себе взгляд Джаннет, который будто бы спрашивал «Почему ты еще не отдал это Элле?». Элла положила подбородок на столешницу и горящими посмотрела на блюдо. Увидев лапшу зеленого цвета, Элла открыла рот и восхитилась ей, все еще держа подбородок на столешнице.

— Это очень похоже на желе!

— Это спагетти из желе.

— Спагетти с желе? Тогда мне положить в лапшу томатный соус?

— Можешь…… но, наверное, на вкус будет не очень хорошо, — ответил Чжо Мин Джун, а выражение его лица говорило, что он на самом деле не может представить этот вкус. Джаннет принесла томатную пасту и сказала:

— Это не томатный соус, но попробуй макнуть сюда. По крайней мере, так ты сможешь понять, каково это на вкус.

— А, спасибо.

Конечно, вкус был отвратительный. Чжо Мин Джун покачал головой и сказал:

— Мне нужно или просто подавать это блюдо как холодную пасту, или же приготовить ее на основе овощного бульона, вместо куриного, а потом добавить еще морепродукты. Так должно быть получше.

— Если ты закончил размышлять, я хочу, чтобы ты попробовал мое блюдо.

— Твое?

— У тебя, как говорят, абсолютный вкус. Хотя ты и мой соперник, я должна использовать все доступные мне средства. Ты не должен его пробовать, если не хочешь.

— Дай сюда.

Чжо Мин Джун выхватил блюду из руки Джаннет. Она приготовила равиоли. Но если они чем-то и отличались от обычных равиоли, так это тем, что мука была прозрачная и тонкая, как полиэтиленовый пакет. Здесь использовался метод молекулярной кухни, который создавал пленку из крахмала и лецитина.

На первый взгляд могло показаться, что это рисовая бумага, какая использовалась во вьетнамских фаршированных рулетиках, но это тесто по сравнению с ней было гораздо тоньше и легко таяло во рту. Джаннет положила внутрь тонко нарезанный арахис и овощной бульон, который она приправила, а потом остудила.

«8 баллов».

Когда дело касается молекулярной кухни, малейшая ошибка в пропорциях может привести к провалу. А это означает, что любое удачное блюдо молекулярной кухни было обречено на высокие баллы. Но после того, как Чжо Мин Джун съел равиоли Джаннет, у него было странное выражение лица.

«По сравнению с баллами, которое получило это блюдо, на вкус оно не так уж хорошо, как я ожидал».

— …… Что? Плохо?

— Я бы не сказал, что оно плохое…… а скорее механическое?

Услышав, что в блюде не чувствовалось прикосновение человека, у Джаннет забегали глаза. Чжо Мин Джун быстро махнул рукой и продолжил:

— Я вовсе не говорю о тебе. Я пытаюсь сказать, что…мне кажется, что ты слишком сконцентрировалась на приготовлении отличного блюда. Нет никакой разницу между приготовлением хорошего блюда и вкусного блюда. Ты знаешь, что я имею в виду?

— Я поняла.

— Но не зацикливайся слишком на этом, потому что в нем нет ничего ужасного.

— Если бы это готовил ты……

Губы Джаннет дрогнули. Она хотела сказать что-то еще, но, казалось, ей на самом деле было сложно заставить себя произнести это. Но Чжо Мин Джун не торопил ее. Он привык ждать. Он привык слушать молчание других людей. Такой был у него характер.

В конце концов, эта стойкость позволила Джаннет начать говорить:

— Если бы это блюдо готовил ты, как бы ты его сделал?

В тот момент, когда он услышал, что Джаннет была вынуждена сказать, он понял, почему Джаннет так колебалась. Обычно она была непоколебима и довольно сурова. В некоторых аспектах она даже была хуже Кайи. Такой, как она, наверное, гордость и характер не так просто позволяли задавать Чжо Мин Джуну вопросы, связанные с готовкой.

С серьезным выражением лица Чжо Мин Джун ответил. Так как Джаннет так тяжело решилась задать ему вопрос, он не мог дать простой ответ. У себя в голове Чжо Мин Джун разорвал и исправил рецепт десятки раз. Он сосредоточился не на баллах, а на вкусе.

Вкус в его воображении был не совсем точен, но это соответствие представляемого вкуса и реального вкуса медленно улучшалось. В качестве доказательства можно сказать, что на сегодняшний день вкусы, которые он представлял, придумывая рецепты, не сильно отличались от конечного результата. Это было доказательство того, что его интуиция относительно вкуса постоянно совершенствовалась.

— Если это готовил я, для начала я бы использовал кукурузный крахмал вместо картофельного. Тесто не было бы прозрачным, но зато то ощущение, когда оно касается языка, было бы лучше. Что касается бульона…… легкость овощного бульона, кажется, не в силах поддержать маслянистый вкус арахиса. А рыбный бульон не подошел бы лучше?

— …… Ты о многом подумал за такой короткий отрезок времени.

— Это наша работа. Мне нужно делать это хотя бы так. Но кажется, ты постепенно загораешься желанием победить.

— Ничего не изменилось относительно моего желания работать с закусками. Тем не менее даже если 2-ое место – это наилучший расклад…… я тоже не хочу проигрывать.

Чжо Мин Джун рассмеялся:

— И я так думаю.

Десять дней это не большой период времени. По крайней мере для новичков в молекулярной кухне, пытающихся придумать хороший рецепт для «меню», этого времени было чрезвычайно мало.

Не стоит даже и говорить о помощниках шеф-поваров. Их домашнее задание заключалось в том, чтобы воссоздавать рецепты, которые днем придумала Рэйчел, и это могла быть традиционная кухня или молекулярная кухня. Ко всему прочему, у них была еще более серьезная проблема, чем переварить это меню. А именно……

— Кто наточил мой нож? – раздраженно закричал Андерсон. Помощники шеф-поваров переглянулись. Вперед вышла Мая, латиноамериканка, у которой еще были по-детски пухлые щечки. Она осторожно сказала:

— Я наточила. Мне показалось, что ему не хватает остроты……

— Ты говорила, что ты из «Великой кухни»; они там трогают чужие ножи, когда им заблагорассудится? Не делай этого, если тебя не просили! Ненавижу, когда другие трогают мой нож.

— Да, шеф! Мне очень жаль!

Похоже, она пыталась отличиться, но всё, что смогла получить, это злость. Ее друг Геррик, помощник шеф-повара, щелкнул языком и сказал:

— Тц-тц. Если ты собиралась так точить ножи, то тебе надо было наточить и ножи шефа Мин Джуна и шефа Хавьера. Эти двое были бы благодарны. Я бы мог тебе подсказать.

— …… Не знаю. Я обречена, — опустошенно пробормотала Мая. Фред, африканец родом из Кении, прошептал тихим голосом, который контрастировал с его большим телом.

— Всё в порядке. Даже если ты не пробуешь выслужиться перед ними, если ты в конце концов останешься работать с ними, они точно будут хорошо к тебе относиться. Просто надейся, что тебе повезет, и ты не будешь работать на шефа Джаннет или шефа Андерсона. Они будут действительно жесткими.

Среди помощников шеф-повара именно эти двое стояли в списке тех людей, которых нужно избегать. Что касается Андерсона, он проявлял жесткость с самого начала. Конечно, ему нужно было быть строгим, чтобы убедиться, что помощники шеф-повара сосредоточены и хорошо готовят, но они боялись того, насколько суровым он будет, когда ресторан официально откроется.

Что касается Джаннет, она была не тем человеком, который будет поднимать голос, как Андерсон, но если ты совершишь ошибку, она посмотрит на тебя так, что от этого взгляда ты напугаешься до смерти. Мая вздохнула и сказала:

— Когда я стану шефом-де-парти, я не буду такой, как эти двое. Я буду хорошо относиться к своим помощникам.

— Я хочу работать на шефа Мин Джуна.

— Но у Мин Джуна тоже есть свои скрытые жесткие стороны. Конечно, это все равно лучше, чем у этой парочки. Мне нравится шеф-повар Хавьер, потому что он милый.

— Ты говоришь так потому, что еще не прочувствовал всё на своем опыте. Эти шеф-повара наводят больше всего ужаса, когда ты работаешь. Наверное, лучше быть проклятым шеф-поваром Андерсоном.

Это сказал Антонио, молодой человек, который пролетел сюда такой большой путь из Италии только ради «Острова Роуз».

Мая посмотрела на Антонио и спросила:

— Значит, ты говоришь, что тебе нравится шеф Андерсон, так?

— Да.

— В конце концов, единственный шеф, с которым никто не хочет работать, это Джаннет.

— Шеф-повар Джаннет…… она выглядит так, будто в ней столько яда. Когда я нахожусь рядом с ней, то у меня такое ощущение, будто я не могу дышать, потому что я так сильно волнуюсь.

Геррик вздохнул, услышав речь Антонио.

— Что толку, что мы об этом разговариваем? В конце концов, у шефов-де-парти есть право выбирать нас.

Всё было так, как он и сказал., Рэйчел объявила, что, исходя из результатов соревнования по молекулярной кухне, шефы-де-парти в таком же порядке выберут себе помощников шеф-повара.

Мая застонала, а потом сказала:

— Думаю, победит Мин Джун. Желейные спагетти, которые он недавно готовил, мне так тяжело повторить этот рецепт. Тяжело создать нужную плотность, тяжело вогнать воздух в трубочку с помощью шприца……

— Если подумать, эти шеф-повара – новички в молекулярной кухни, как и мы, поэтому почему они лучше нас?

— Потому что у них сильная база и хорошие способности. В любом случае, это относится к остальным шеф-поварам, но Мин Джун и правда удивительный. Как он смог развить такие навыки к 21 году…… не похоже, что он получал опыт готовки где-то еще.

— Это говорит только о том, что он усердно работал самостоятельно.

Способности Чжо Мин Джуна довольно часто становились предметом их обсуждения. А всё потому, что они были такого же возраста, как Мин Джун или немного старше. Андерсон был немного старше Чжо Мин Джуна и получил опыт работы на кухни благодаря влиянию своих родителей с самых ранних лет, поэтому с этим они еще могли смириться.

Но Чжо Мин Джун был моложе Андерсона, и, конечно, у него не было столько опыта, как у Андерсона. Но его способности не сильно отличались от способностей Андерсона, поэтому они все уважали его и одновременно завидовали его способностям.

— …… Интересно, они в курсе, что сейчас они не контролируют свои голоса, — прошептал Чжо Мин Джун Андерсону, который находился прямо рядом с ним. Четыре помощника шеф-повара где-то в середине разговора забыли о том, что им надо контролировать громкость своих голосов, и сейчас говорили так, что их все слышали. Андерсон фыркнул и ответил:

— Ты должен быть счастлив. Ты уважаемый руководитель.

— Так почему ты ведешь себя так грубо……

— Я был рожден для того, чтобы быть кем-то вроде диснеевского злодея, так что же мне остается делать? – проворчал он и ответил на вопрос так, словно шутил, но в его глазах читалась явная нервозность. И понятно почему. Прошло 10 дней. А это означало, что скоро им нужно будет начать соревнование.

Метод соревнования, который ввела Рэйчел, был прост. Они будут разъезжать на фургончике и демонстрировать свои блюда молекулярной кухни публике. Смысл был не в том, кто продаст больше. Они должны были находить случайных людей, которые могли бы попробовать все четыре их блюда и проголосовать.

Чжо Мин Джун достал хорошо проферментированную желейную пасту из холодильника. Это были не просто спагетти. У него были голубые равиоли, начиненные фруктами, и красная лазанья. Это то, что он придумал, прислушавшись к Джаннет, которая говорила, что чего-то не хватает.

Увеличения разнообразия. Разочаровывало то, что всё было сжато в одно. Но он не мог отказаться от такого сжатия. Поэтому единственным вариантом было увеличить количество видов одного блюда. Андерсон, который стоял рядом с ним, с горечью посмотрел на всё это.

— …… Мне тоже надо сделать разные?

— Мое блюдо выглядит так, будто здесь много разных блюд, но на самом деле все они объединены желейной пастой.

— Верно, но……

— Ты все равно хочешь занять 2-ое место. Так что не будет ли лучше, если я спокойно займу 1-ое?

— Ты говоришь так, будто 1-ое место тебе гарантировано.

— Кая сказала, чтобы я не проигрывал.

— …… У тебя, должно быть, крыша поехала. Тебе так сильно нравится Кая? – сказал Андерсон, словно не мог его понять.

У Чжо Мин Джуна было такое лицо, которое, как казалось, говорило «Почему ты задаешь вопросы о таких очевидных вещах?», а потом он ответил:

— Нет причин ее не любить. Она хорошая, милая, красивая, хорошо готовит и талантливая. Вау. Теперь, когда я об этом думаю, да она потрясающая. Чего же еще не хватает моей девушке?

Андерсон схватился за лоб, словно он слишком устал, чтобы отвечать. Затем он закрыл глаза и начал бормотать так, словно молился.

«Господи. Пожалуйста, прости моего друга. Он кажется сумасшедшим, но это не так».

— Раз уж ты ничего не говоришь, ты, должно быть, тоже поражен. Видишь, Кая действительно идеальная девушка, — продолжил Чжо Мин Джун.

Андерсон снова закрыл глаза.

«…… Прости. Я солгал. Он в самом деле сумасшедший».