Глава 211. У каждого своя история (часть 1)

— Наконец-то открылся «Остров Розы» в Венеции. Я вспомнил, сколько раз я приходил в ресторан, просто пытаясь занять место в день открытия. Одна только мысль о том, чтобы отведать еду из прошлого заставляла мое сердце подпрыгнуть от радости.

— Честно говоря, еда на новом Острове Розы сильно отличалась от той, что была в моих воспоминаниях. Ах, я не говорю, что это было неплохо. На самом деле, как раз наоборот. Острову Розы все еще удается очаровывать так, как и много лет назад. Хотя еда из моих воспоминаний была немного лучше, чем та, что я ел в день открытия, с этим ничего не поделаешь. Нет ничего вкуснее, чем еда, в конце концов приправленная теплыми воспоминаниями.

— Возвращаясь к обсуждаемой теме, если бы мне нужно было выбрать еду, которая выделялась для меня больше всего, я бы обратился к еде, приготовленной с использованием молекулярной кухни. В конце концов, молекулярная кухня стала популярной только после закрытия главного ресторана Острова Розы. Но блюдо, которое они продемонстрировали… было не чем иным, как совершенством.

— Я слышал, что Рафаэль Юн, мастер молекулярной кухни, присоединился к их команде, но было ли настолько вкусное блюдо вообще возможным? Может быть, Рэйчел пропала на десять лет, чтобы изучать ремесло молекулярной кухни? Звучит глупо, но еда, которую я ел, была идеальной.


— Если бы мне нужно было выбрать блюдо, которое запомнилось больше всего, я бы выбрал картофельный суп с пеной из бекона. Этот суп полностью превзошел мои ожидания. Когда я положил сверху ложку супа с крошечным количеством пены, мне почти показалось, что я жую во рту кусочки бекона. В супе было такое сильное количество аромата бекона, что казалось почти невозможным приготовить его с помощью простой пены. Честно говоря, я был в шоке. Этот крошечный кусочек пены смог не только показать мне что-то уникальное в ресторане, но и вернуть меня в детские годы.

*Пропуск*

— К тому времени, как наша трапеза подошла к концу, в холл вышла шеф-повар Рэйчел, чтобы поблагодарить нас. Я не очень хорошо помню, что именно она говорила, с возрастом память уже не та. Причина, по которой я все же решил поговорить об этом, заключается в том, что ее слова все еще находили отклик в моем сердце. В конце концов, в словах вообще нет смысла, если они не достигают сердца человека.

— В этом смысле ее короткая речь была абсолютным совершенством. Она говорила о своем счастье, своей печали и своей любви. Не имело значения, как она выражала свои чувства.

— После этого она пришла поговорить за нашим столом несколько минут. Я помню этот фрагмент разговора. Я сказал ей, что десять лет моей жизни без Острова Розы были как десять лет без еды. Рэйчел сказала мне: «Ты совсем не повзрослел за последнее десятилетие, а, Хуан? Тебе действительно стоит научиться перестать быть таким разборчивым в еде. Правильно. Единственная причина, по которой я так много писал для этого сообщения в блоге, заключалась в одном ее предложении. Рэйчел все еще помнила мое имя спустя десять лет!

— Это сделало меня невероятно счастливым. Когда я узнал, что она ценит своих постоянных посетителей так же, как они ценят «Остров Розы», я почувствовал, как мое сердце наполнилось абсолютной радостью.

— «Остров Розы». Это имя определенно останется в моем сердце навсегда. Я просто хочу, чтобы я прожил достаточно долго, чтобы еще какое-то время быть свидетелем их наследия.

— Спасибо за внимание.

— Он действительно не сказал ничего плохого о ресторане?

Геррик гордо усмехнулся, и Майя пожала плечами рядом с ним.

— Конечно, он не сказал ничего плохого. Еда была идеальной.

— Почему ты ведешь себя так, будто это место принадлежит тебе?

— Хм, я считаю, что шеф-повар Мин Джун имеет полное право вести себя высокомерно. Он отличный учитель и прекрасный повар. Даже от шеф-повара Рэйчел он не получил ни одного замечания!

— Ха, посмотри, как ты прикрываешь своего шеф-повара. Шеф-повар Андерсон тоже почти не получал замечаний!

— Почти и совсем нет — совершенно разные термины. Ты должен знать разницу.

Когда давление между Антонио и Майей стало нарастать, Фред вскочил, чтобы попытаться остановить их.

— Прекратите. Бессмысленно драться друг с другом. Разве вы не знаете, насколько дружелюбны друг к другу шеф-повара Мин Джун и Андерсон?

— Они полные противоположности, но все же до странности в хороших отношениях.

— Я думаю, это потому, что шеф-повар Мин Джун, знаете ли… обладает такой аурой…

— Аурой казановы?

— Нет.

Геррик вздохнул, наблюдая, как Майя немного сдулась.

— В любом случае, вы двое, должно быть, сейчас действительно хорошо проводите время. Шеф-повар Джанет монстр. Если я сделаю одну ошибку, она просто взглянет на меня и спросит: «Что ты только что сделал?», «Ты сделал это, зная, что делаешь что-то не так или нет?», «Ошибка? Значит, ты даже не обратил не это внимания?». Она все так меня преследует… Я уже не могу этого вынести.

— Я и не знала, что я настолько плоха.

Лицо Геррика немного побледнело, когда он обернулся. Это были Джанет и Хавьер, оба находились с ними в комнате. Джанет холодно смотрела на Геррика.

— Я пойду проверю суп.

— Подожди, давай немного поговорим, прежде чем ты уйдешь. Что у за проблемы тебя со мной? Я просто хочу знать.

— Ну… Это… Как бы…

Геррик побледнел еще сильней, не сумев придумать ответа. Хавьер немного пожалел Геррика, положив руку на плечо Джанет, чтобы остановить ее.

— Геррик, все в порядке. Сходи, проверь суп.

— Ты чего? У него ведь проблема со мной.

— Прекрати. Ты доведешь его до слез.

— Этот ребенок слишком труслив, чтобы быть поваром.

Джанет сердито посмотрела на спину Геррика и устало вздохнула.

— Я бы хотела, чтобы у меня был хороший помощник.

— Может, тебе стоит перестать вести себя так строго?

— Я просто указывала на ошибки.

— Тебе быть немного мягче, когда ты это сделаешь. Смотри.

— Эй, Фред. Я так же суров к тебе, как Джанет к Геррику?

— Не знаю как сказать точнее. В конце концов, мои ошибки становятся вашими.

— Ха-ха…

Хавьер неловко почесал в затылке. Джанет насмешливо улыбнулась ему.

— И ты все время заставлял себя походить на большого парня.

«Черт возьми, хорошо. Можно сказать что я бесхребетный. Но нормально иметь рядом кого-то вроде меня. Разве кухня не станет слишком ненормальной, если она будет заполнена подобиями Мин Джуна и Андерсона.

Хавьер тихо замолчал. Джанет повернулась, чтобы осмотреться.

— Майя, Фред.

— Д-да!

— Где Мин Джун и Андерсон?

— Шеф-повар Андерсон пошел знакомиться с поваром, который делает нашу лапшу.

— А Мин Джун?

— Я слышал, что сегодня он придет поздно. Сегодня воскресенье, так что, думаю, это понятно.

— Что? Мин Джун не из тех, кто опаздывает без веской причины.

Джанет нахмурилась, отчего Майя говорила тише, чем обычно.

— Я мало что знаю… Но я слышала, что кое-кто заболел.

———-

— Не волнуйтесь слишком сильно. Её температура сейчас снизилась.

[Спасибо, Мин Джун. Приятно знать, что ты всегда рядом с ней.]

— Пожалуйста, не беспокойтесь слишком сильно. Все не так уж серьезно.


[Ха… Мне нечего сказать Кайе. Это все моя вина, что у нее всегда такие неприятности…]

Мин Джун мог слышать боль в голосе Грейс с другой стороны. Он подавил свое сочувствие и попытался произнести самый добрый голос, который мог произнести.

— Грейс, вы хорошая мать. Вы не отказались от Кайи, несмотря ни на что. Есть так много людей, которые даже этого не умеют. Вам нужно быть сильной. Только так Кайя сможет быстро выздороветь.

[Кайя действительно встретила хорошего человека. Правильно. Я буду сильной. Не болейте, ладно?]

— Спасибо, что позвонили, Грейс. Я позвоню вам позже.

Мин Джун смотрел на свой экран после завершения разговора. Как человек, происходивший из довольно обеспеченной семьи, Мин Джун не мог понять, какую боль и боль пришлось пережить семье Кайи. Но он все еще мог это видеть. Семья явно испытывала боль даже после того, как выбралась из бедности.

— Что мне делать?

Сейчас лучшее, что он мог сделать — это идеально приготовить картофельный суп.

Когда он принес суп в спальню, он почувствовал, как тепло комнаты ударило ему по лицу. Мин Джун снял мокрое полотенце со лба Кайи и вместо этого положил на него руку. Горячо. Кайя слабо улыбнулась.

— Извини… я снова заболела.

— Ты не виновата, что заболела. Вот. Поешь.

— Могу я просто полежать? Я не голодна.

— Нет. Если ты не поешь, тебе может стать хуже. Суп хороший. Попробуй.

Мин Джун обнял Кайю за спину. Ее одежда была мокрой от пота, но тот факт, что Мин Джуну было все равно, просто показал, как сильно он ее любит. Кайя оперлась на руки Мин Джуна и улыбнулась.

— Твои мышцы стали тверже.

— Ты говорила мне заняться собой, верно? Пока я не стану похож на терминатора.

Мин Джун взял ложку супа и хотел покормить ее как птенца. Кайя слабо улыбнулась.

— Почему здесь вкус бекона? Я думала, что это просто суп.

— Я положил сверху пену с беконом.

— Мне нравится. Я удивлена, что тебе удалось приготовить такой вкусный суп.

— Разве вы не удивлена, что еда пациента может быть такой вкусной?

—Если будешь меня так вкусно кормить, то заставишь меня жаждать заболевать чаще.

— Не говори так. И как ты вообще умудрилась заболеть, ведь в детстве ты много работала на рынке, разве твое тело не должно было окрепнуть?

— Сейчас я работаю больше, чем тогда. Во время путешествий также сложно привыкнуть к разным часовым поясам. В любом случае, дайте мне еще супа. Он очень вкусный.

— Ты ведь говорила, что не хочешь есть.

Мин Джун с улыбкой взял еще одну ложку. Кайя откусила от этого кусочка и прижалась головой к груди Мин Джуна.

— Ты же не собираешься ничего говорить о том, что у меня не мытая голова?

— Я не настолько глуп.

Мин Джун поцеловал Кайю в лоб с широкой ухмылкой. На этот раз он съел ложку супа сам.
(Класс! Плевать на то что можно заболеть, зато суп вкусный)

— Нет! Ты ведь можешь подцепить болезнь!

— Все в порядке. Ведь в прошлый раз я не заболел.

— Это не значит, что ты не заболеешь в этот раз. Ты должен позаботиться о себе.

— Ты беспокоишься за меня?

— Конечно!

Мин Джун налил в нее еще супа. Ее глаза светились раздражением, когда она проглотила суп. Мин Джун поцеловал ее в лоб еще раз.

— Соленый. На вкус как пот.

— Ты хочешь умереть?

— У тебя есть силы, чтобы убить меня?

— Мне не нужна сила, чтобы убить твоих будущих детей.

— Извини. Я больше не буду так делать.

Мин Джун быстро отступил. Кайя ущипнула его за щеки.

— Ты ведь звонили моей маме. так?

— Да. Она очень волновалась за тебя.

— Она снова говорила, что сожалеет, не так ли? Она все время ведет себя как грешница. Что, по ее мнению, она сделала не так?

— Все родители так себя ведут. Они всегда сожалеют, что никогда не были идеальными.

— Но она была идеальной. И всегда будет.

— Конечно.

Мин Джун потер рукой щеку Кайи. Глаза Кайи раздраженно сузились.

— Иногда ты ведешь себя так, будто я ребенок.

— Ну, мы ведь еще подростки, верно?

— Ох, ладно. Давай просто поговорим о маме. Когда она приедет в Лос-Анджелес, мне придется… познакомить ее с папой. Я не знаю, что будет дальше.

— Она, должно быть, начнет разбираться в своих чувствах. Прямо как ты.

— Хорошо, если это так. Я просто должна притвориться, что ничего не чувствую. Я просто надеюсь, что мама понимает, что нас не выбросили. Было бы лучше, если бы мы в конечном итоге не стали людьми, которых выбросили.

— Я не думаю, что он лгал. Я не хочу судить о характере человека после всего лишь одной встречи, но он не выглядел из тех, кто лжет о подобных вещах.

Мин Джун почувствовал, что такие слова еще больше утешат Кайю. Кайя вздохнула, прежде чем взглянуть на Мин Джуна.

— Что меня действительно беспокоит, так это то, где я собираюсь их встретить.

— Ресторан?

— Сначала я думал отвезти их к себе домой, но мне хотелось, чтобы они встретились где-нибудь еще лучше. В конце концов, это будет самое яркое событие в моей жизни.

— Ты имеешь ввиду…

— Да.

Кайя кивнула.

— «Остров Розы». Самый известный ресторан в мире. И… Место, где моя семья работала поварами. Нет места лучше, где разбитая семья может вновь собраться вместе.