Глава 229. Перед лицом настоящей битвы (часть 1)

Мин Джун считал, что тяжелая работа всегда окупается. По крайней мере, по его опыту. Его оценки улучшались, когда он учился, его тело становилось лучше, когда он тренировался и его навыки становились лучше, чем больше он готовил.

Конечно, не все изменения были заметны. Иногда казалось, что он стоит на месте. Иногда казалось, что он идет назад. Но в конце концов он всегда становился лучше.

Даже сейчас, с помощью системы, у Мин Джуна были сомнения. У меня действительно все хорошо? Я просто зря трачу здесь время? К счастью, он знал, что не пойдет назад, потому что ни один из его навыков не стал хуже, но… Он мог только верить, что постоянно становится лучше.

Но у Хавьера не было помощи системы. Неудивительно, что он чувствовал себя ужасно. Скорее всего Хавьер и не думал, что все его проблемы закончатся после прибытия на остров Розы, но он, вероятно, никогда не ожидал, что будет позади всех.

Здесь он не мог постоянно быть последним. Он должен был победить хоть раз. Эти чувства душили Хавьера. Это было причиной, по которой он сбегал от семьи и друзей во время каникул на кухню.

Настало утро. Хавьер нахмурился, проснувшись ото сна в комнате отдыха. У него болела шея. Почему он не взял хоть какую-нибудь подушку, а спал на своих руках?

Хавьер немного огляделся и слегка улыбнулся. Он видел, как Мин Джун спит в той же позе, что и он.

— Твоя шея будет ужасно болеть.

Улыбка на его лице исчезла. Тот, кто фактически заставил его остаться в ресторане до глубокой ночи, был Хавьер. Мин Джун сказал, что легко сделал бы такое для друга. Хотя Хавьер был благодарен за это, в его голове закралась другая мысль.

— Я собираюсь и дальше заставлять других страдать из-за меня?

Две мысли столкнулись в его голове. Он мог либо сделать все это сам, либо он мог просто принять помощь.

Он должен был принять помощь. Ему пришлось смириться с тем, что ему немного не хватало навыков и знаний по сравнению с остальными тремя. По крайней мере, когда касалось создания рецептов. Возможно, было бы лучше, если бы он просто думал о них как о своего рода учителях.

Тем временем Мин Джун проснулся.

— Ух… Где я?

— Это комната отдыха. Просыпайся.

— Я так устал… Ах, сегодня 1 января, не так ли? Значит я постарел еще на год.

— Что? Разве твой день рождения не был в декабре?

— А, это традиционное дело в Корее. Мы говорим, что стареем на год каждый новый год.

— Значит ты стареешь дважды в год?

— Нет, мы просто не говорим, что стареем в свой день рождения. В любом случае, ты будешь готовить?

Спросил Мин Джун, потирая живот. За всю ту ночь готовки и проб, Мин Джун съел столько еды, что даже сейчас не чувствовал себя голодным.

— Нет, не буду.

— Хорошо, иначе мне бы пришлось совать еду в нос, потому что я слишком много съел.

— А ты бы не задохнулся?

— Это просто фигура речи. Не заставляй меня воображать все это.

— Но ты сказал это первым.

Хавьер с непонимающим взглядом посмотрел на Мин Джуна. Мин Джун ответил смеясь.

— Да ладно тебе. Я вчера всю ночь ел твою еду.

— О, так теперь ты разыгрываешь карту жертвы?

Хавьер засмеялся. Он продолжил тихим голлосом.

— Я немного подумал. Я… Я хочу сделать что-нибудь круто выглядящее, но это сложно. Пожалуйста помоги.

— А разве я уже не помогаю?

— Нет, не так… Я про создание рецепта. Мне нужна твоя помощь.

Хавьер ожидал, что Мин Джун удивится. Но случилось как раз наоборот. Мин Джун небрежно кивнул на его просьбу.

— Конечно.

— И все?

— Что?

— Я думал, что ты будешь волноваться или скажешь мне не делать этого.

— Ты много думал об этом, не так ли? Кто я такой, чтобы останавливать тебя? Вставай, нам нужно идти.

— Куда?

— Узнаешь.

————————

Мин Джун затащил Хавьера в продуктовый магазин. Они подошли к разделу с морепродуктами. Хавьер сегодня отвечал за закуску. И не было лучшего ингредиента для закуски, чем морепродукты.

— Есть идеи?

— А?

— У тебя должно быть несколько идей для блюда, о котором ты не мог мне рассказать, не так ли? Я бы хотел их услышать.

— Ну… На самом деле, я могу только сказать, что у тебя слишком западные блюда. Большинство твоих блюд итальянские или французские.

— Это плохо?

— Как думаешь, почему люди так сильно погружаются в молекулярную кухню? Мы доили западную готовку буквально изо всех сил. Сделать в ней что-то лучше теперь просто невозможно.

— Мне говорили, что мои блюда не такие креативные… Что тогда делать?

— Нам нужно попробовать что-то новое. Не другой ароматный соус, а что-то совсем другое.

— Звучит… сложно.

— Но теперь нас двое. Ты забыл, как быстро я, Эндрю и Джанет вместе придумали рецепт?

Хавьер кивнул. На приготовление блюда ушло не более четырех дней. Блюдо достаточно хорошее, чтобы Рэйчел его одобрила.

— Как ты думаешь, я справлюсь?

— Будь уверенней в себе! Эй, посмотри на это.

Мин Джун указал на рыбу сверкающими глазами.

— Это же морской король, верно?

— Да.

— Однажды он был в ресторане. Довольно вкусно. Должны ли мы взять его?

— Он очень большой?

Морской король был размером с маленького ребенка. Мин Джун на мгновение задумался, прежде чем заговорить.

— Мы можем подать его как сашими с супом.

— Это слишком просто. Может… добавим икру? Это поможет с ароматом.

— Но это может убить вкус рыбы… Суп… Ладно. Мы можем подумать об этом позже.

Мин Джун решил купить рыбу на месте. Услышав цену, он немного вздрогнул, но, как любой наркоман перед их поставщиком, Мин Джун одним плавным движением вытащил свою карточку из бумажника. Продавец улыбнулся.

— Я не думал, что ты придешь сегодня, Мин Джун. Какую ты хочешь? Вот этого?

— У этого все жабры сломаны. Я не хочу этого.

— Вот это только из сети. У него должен быть прекрасный вкус.

— Он не такой уж и свежий. Вы только посмотрите на эти глаза. Лучше дай вон того.

— Ха, ты довольно упрям ​​в подобных вещах, не так ли?

— Я шеф-повар, помните?

— Ладно, ладно. Вот, возьми.

Хавьер был удивлен. Конечно, он умел выбирать свежую рыбу. Но он не мог делать это со скоростью Мин Джуна. На самом деле, он никогда не видел, чтобы кто-нибудь так быстро, как Мин Джун, выбирал рыбу.

— Ты действительно быстр во всем, не так ли?

— Ты подумал так из-за рыбы?

— Да. Как ты это сделал?

— Ну… у меня свои способы.

Минджун почесал затылок. Получая комплименты благодаря системе, он всегда чувствовал себя виноватым.

Первое, что они сделали после возвращения, выпотрошили рыбу. У рыбы было бесчисленное количество частей, но те части, которые они могли реально использовать, были только животом, спиной и бедром.

Как и у любой другой рыбы, самая вкусная часть рыбы была брюшком, которое было ближе всего к внутренностям. Бедро было лучше по текстуре, но с меньшим вкусом, в то время как спина была невероятно жевательной, практически без вкуса.

Хавьер на мгновение взглянул на рыбу.

— Я сначала сварю голову. Чтобы сделать запасы.

— Подожди немного. У меня есть мысль.

Мин Джун вынул что-то из холодильника, что смутило Хавьера.

— Сушеные анчоусы? Зачем?

— Давайте сделаем бульон из анчоусов, прежде чем использовать голову. Я чувствую, что голова недостаточно соленая.

— Мы можем просто использовать соль.

— Но гораздо веселее получать соль из рыбы.

Весело. Хавьер понял, что его взгляд на приготовление пищи сильно отличался от взглядов Мин Джуна. Хавьер шел по прямому пути, в то время как Мин Джун всегда пытался найти новые способы готовки.

— Это то, чему мне нужно научиться?

Креативность Рэйчел казалась Хавьеру такой чужеродной, но творчество Мин Джуна волновало его.

Мин Джун поставил миску с желтой жидкостью рядом с красным мясом и заправил все это икрой и кинзой. Хавьер улыбнулся после первого укуса.

— Ого, это действительно вкусно.

— Да, так и есть. Но здесь нет вау-фактора.

— Вау-фактора?

— Когда ты ешь что-то очень вкусное, тебя как будто бьет током. Чего же здесь не хватает?

Хавьер посмотрел на Мин Джуна. Он думал, что Мин Джун был гением. Со всеми его умениями и талантами кем еще был бы Мин Джун? Но Хавьер понял, что ошибался. Что делало Мин Джуна таким удивительным, так это не талант.

— Ты не отдыхаешь, верно?

Мин Джун не ответил. Он явно погрузился в свои мысли. Мин Джун не был гением. Что ж, может быть, это неправильная формулировка. То, что делало Мин Джуна удивительным, не было чем-то таким поверхностным, как ‘талант’.

Мозг Мин Джуна никогда не переставал работать. Мин Джун никогда не переставал думать. Хавьер сцепил свои руки.

— Ты удивительный.

Хавьер захотел быть похожим на Мин Джуна.