Глава 237. Жизнь за окном (часть 2)

Уровень Марко повысился. Его уровень выпечки поднялся до 8. Что же произошло, когда они разошлись? Марко странно посмотрел на Мин Джуна.

— В чем дело, Мин Джун?

— Ах, ничего. Кстати, Марко, могу я тебя кое о чем спросить?

— Конечно, что такое?

— Если бы ты не мог создавать свои собственные рецепты, чем ты занимался?

— Ну знаешь… Просто проверял тесто, проверял духовку… Я практически был стажером. Я знаю, что стажировка тоже важна, но…

— Это не соответствовало тому, что было написано в контракте. Я знаю. Так хорошо ли пекла эта твоя хозяйка?

— Ну да, конечно. Он использовала мое имя, но в конце концов людям нравилась еда.

— Это был плохой хлеб.

Лиза неожиданно вмешалась в разговор, поразив Марко. Она положила перед ними бутерброд с чиабаттой[1]. Это был бутерброд с сыром, кремом из авокадо, листьями салата, помидорами и копченой индейкой.

(Это… 9 баллов.)

Это было простое блюдо, но результат был восхитительным. Наверное, из-за самого хлеба. Мин Джун повернулся к Лизе.

— Мы ведь еще ничего не заказали…

— Не беспокойся об этом. Я рада, что ты так хорошо относишься к Элле. Но ненужно приходить каждый день.

Лиза улыбнулась. Мин Джун взял его и откусил сэндвич. На его лице почти сразу появилась улыбка. Хлеб был мягким.

— Как и ожидалось от дочери Джека.

Она училась рядом с мастером-пекарем более 30 лет. Знания, которые она узнала за то время, намного превзошло Марко. Марко сам это чувствовал. Его руки дрожали от радости, когда он держал в руке бутерброд.

— Это… это вы сделали?

— Конечно. Ты думаешь я его купила?

— Ахаха. Т-точно.

Марко неловко почесал в затылке. Лиза ухмыльнулась и взглянула на руку Марко. Хотя многие могли подумать, что у пекарей все время будут мягкие руки, когда они замешивают тесто, это было не совсем так. Иногда тесто могло бить пекаря как кнут, и много раз пекарю приходилось окунуть руки во что-то холодное или горячее.

— Он много работал. Его руки выглядят довольно твердыми.

Прошло всего несколько месяцев с тех пор, как Лиза встретила Мин Джуна, но она очень ему доверяла. Этот человек был надежным и хорошим человеком. Может, поэтому она верила, что Марко будет хорошим человеком?

— Где ты учился печь?

Резко спросила Лиза.

— А, что?

— Хлеб. Ты ходил в кулинарную школу?

— Ах, нет. Я немного работал в ресторанах и пробовал изучать это в свободное время… Примерно так.

— Должно быть, было тяжело. Самому трудно выучить такие вещи.

Марко смущенно посмотрел вниз. Лиза взглянула на стойку и встала со своего места.

— Извини, что побеспокоила тебя. Не против зайти на кухню после еды? Я бы хотел увидеть, как ты печешь.

— Ах, я вообще-то здесь не ради ра…

— Спасибо, Лиза. Я отправлю его к тебе.

Мин Джун немедленно оборвал Марко. Лиза бросилась к стойке, а Марко раздраженно посмотрел на Мин Джуна.

— Но я еще не решил устроиться на работу.

— А ты думаешь что сможешь ее получить без чьей либо помощи?

— Нет…

— Знаешь, это хорошо когда тебе помогают в такие моменты.

— Это не помощь, а бросок в самое пекло.

— Тогда не волнуйся, я не настолько силен что бы даже поднять тебя, не то что бросить.

— Я не об этом говорю.

Марко в конце концов улыбнулся этой шутке. Мин Джун повернулся к Кайе.

— Кайя, помоги мне здесь. Если Марко придет сюда…

— Позже, я занята.

Кайя ответила со смартфоном в руке. Мин Джун взглянул на ее телефон и вздохнул.

— Снова смотришь комментарии?

— Снова? Это первый раз за сегодня!

— И что там? Снова сталкер?

— Они загрузили видео. Оно набрало почти 800 тысяч просмотров. Думаю, к сегодняшнему дню количество превысит миллион.

— Серьезно? Покажи.

Марко с широко раскрытыми глазами протянул руку.

— Используйте свой.

— Хорошо.

———————————————
[1] Чиабатта — итальянский пшеничный хлеб, выпекаемый с использованием закваски, дрожжей и оливкового масла[2]. Особенностью этого хлеба являются хрустящая корочка и мякоть с крупной, неравномерно распределённой пористостью. С конца 1990-х годов этот сорт хлеба стал очень популярен в Европе и США, начал широко использоваться для приготовления бутербродов.